Я поговорил с человеком, который работает над реабилитацией жертв торговли людьми (секс-траффика). Это не тот мир, которому я когда-нибудь уделял внимание. Он рассказал мне, что сейчас дела обстоят намного хуже, чем в наших традиционных представлениях на эту тему, — причем, перемены принес Интернет. Доступная по нему порнография разрушает сердца и сознание молодых людей. Он рассказал мне о 13-летней девочке в его церкви, которая пришла к пастору и спросила его невинно, стоит ли ей заняться с мальчиком оральным сексом за обед в Макдоналдсе.

Я спросил его, не была ли эта девочка очень бедной. Ничего подобного — она была ребенком из обеспеченной, посещающей церковь семьи. Но поскольку видео такого рода сцен вполне доступно, девочка и спросила пастора без всякого стеснения.

Вот какую «культуру общения» создала порнография в обществе. Мой собеседник сказал мне, что статистика сети «Порнхаб» показывает: 41 процент пользователей этой сети — женщины. Мысль о том, что порнография — это мужское развлечение, давно устарела.

Мой собеседник сказал мне, что он слышит от врачей, занимающихся репродуктивным здоровьем населения — причем, не от одного такого врача, а от нескольких: им приходится учить супружеские пары, как заниматься нормальным сексом. Им нужно объяснять, что норма — это когда пенис входит в вагину, тогда можно зачать ребенка. Дело в том, что эти молодые люди давно привыкли к порнографии. В итоге их воображение сформировано именно порнографией, и сама идея нормального репродуктивного секса кажется им странной. Конец света!

"Одна дама-врач сказала мне, что ей пришлось прописать им такое лечение. Шесть месяцев отношений в рамках жесткой схемы «пенис-вагина», чтобы привыкнуть к тому, что это нормально", — сообщает мой источник. И он не шутил. Он сказал, что, когда услышал такие вещи в первый раз, подумал: ну, это исключение. Но потом он слышал подобные истории от сексологов много раз в разных точках страны.

Когда Римская империя рухнула, люди таким же образом забыли, как делать самые элементарные вещи. Оксфордский историк Бриан Уорд-Перкинс рассказывал мне, что западные европейцы лишь через 700 лет научились опять строить такие же крепкие крыши, каким умели строить жители Древнего Рима. А когда читаешь про бенедиктинских монахов, которым пришлось учить итальянских крестьян времен средневековья заново всему на свете — садоводству, работе по металлу и т.д. — с трудом верится, что потомки умелых римлян могли опуститься до такого уровня. Но это не шутка. Это были навыки, которые просто забрали у их предков.

Можете ли вы себе такое представить, что люди могли забыть, как нормально заниматься сексом ради того, чтобы зачать ребенка? Но именно это и происходит. Это разрушение одной из важнейших практик, нужных для того, чтобы продолжить нашу цивилизацию. Мой собеседник сказал мне, что большинство родителей сегодня вообще не представляют, что их дети делают в Интернете. И как страшно эта деятельность выбивает им мозги из нормального состояния.

Мне нравится думать о себе: меня ничто не берет, я не способен к тому, чтобы быть шокированным окружающим нас упадком. Но я часто оказываюсь просто наивен.

Мы поговорили с борцом против проституции по поводу того, как многим обычным христианам нужно моральное пасторство со стороны священников и проповедников, а также о том, что христиане этой пасторской поддержки просто не получают.

Он также рассказал мне, как могущественны торговцы людьми, как юных девочек затягивают в этот мир через Интернет. А родители ничего не знают, будучи в полном неведении насчет того, к какой гадости их детки подключаются через свои смартфоны и компьютеры. Честно говоря, было такое впечатление, что у меня пелена спала с глаз. А ведь этот человек занимается борьбой с проституцией профессионально, он зарабатывает на хлеб борьбой с этим злом.

Я здесь для того, чтобы говорить о своей книге «Благословенный выбор. Стратегия для христиан в пост-христианском мире». Но я узнаю кое-что новое о все новых необходимых добавках к этой книге. Если бы это было возможно, я бы добавил в эту книгу главу о сексе и порнографии.

А тем временем американская массовая культура продолжает затягивать нас в свою трубу с нечистотами. Канал HGTV представил «супружескую пару» из трех человек в сериале «Охотники за перестройками» (House Hunters — сериал, по сюжету которого люди покупают дома в плохом состоянии, чтобы перестроить их по собственному вкусу — прим. ред.) В сериале такая «семейная» тройка называется «трипарой».

Во время одного из эпизодов, называемого «Трипаре не тесно, если трипара живет в Колорадо-спрингс», секс-партнеры Бриан, Лори и Ангелика (Гелли) уезжают в Колорадо в поисках ванной комнаты, где все было бы устроено сразу на троих. Интрига эпизода в том, что всем троим «перестройщикам» нужно справиться за одну неделю с поиском варианта, который бы устроил «три очень разных личности».

«Лори и я поженились в 2002-м году. И у нас двое детей, — раскрывает свои проблемы Бриан в одном из эпизодов. — Я понял с первого дня, еще во время ухаживания, что Лори — бисексуалка… И вот мы дозрели до состояния, когда мы приняли еще одну женщину в нашей семье просто в качестве дополнительного удобства».

А потом еще и Гелли сообщает, что знакомство «трипары» состоялось в баре.

«Я не планировала связи с семейной парой, но все произошло как-то совершенно естественно, органично», — растолковывает Гелли ситуацию для неопытных умов.

Ах, эти бедные дети.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.