«Чем рассуждать о том, какой социальный класс более расистский, а какой менее, мы должны говорить о том, как классовая позиция влияет на выражения и проявления расизма. Какие расистские и дискриминационные действия мы совершаем и с какой мотивацией, определяется классовыми условиями», — говорит новоиспеченный доктор социологических наук Уппсальского университета Микаэль Свенссон (Mikael Svensson).

В своей диссертации он описывает, как общественная дискуссия о расизме зачастую исходит из классовых предпосылок. По его словам, как в средствах массовой информации, так и в политических дискуссиях бытует расхожее мнение, что расизм присущ скорее рабочему классу.

Рабочий класс неинклюзивен

Эта точка зрения подкрепляется проведенными нами научными исследованиями. Что касается отношения к мультикультуре и приему беженцев, то там наблюдаются те же самые тенденции. Наряду с этим многие исследования вызвали ряд нареканий. Многие считают, что они преувеличивают негативное отношение рабочего класса и выпускают из вида аналогичное отношение людей из привилегированных классов.

В своем исследовании Микаэль Свенссон подчеркивает различия между проявлениями расизма в разных общественных классах. В расизме рабочего класса преобладают различные виды отчуждения и изоляции — например, попытки убедить босса не нанимать людей иностранного происхождения. Или сознательное стремление избегать контактов с коллегами иностранного происхождения, не наниматься на работу в смешанный коллектив или даже съезжать из района, где селятся инородцы.

Корректирующий расизм привилегированных классов

Подобные действия и решения характерны и для представителей более привилегированных классов, но здесь расизм характеризуется в большей степени эксплуататорскими и корректирующими действиями. Например, это может быть попытка нанять персонал иностранного происхождения на худшую должность, чтобы меньше им платить. Другие проявления привилегированного расизма — попросить соседей-инородцев убрать антенну, которую они специально настроили, чтобы смотреть программы на своем языке, или попросить их не готовить национальную еду, которая считается чересчур пахучей.

Исследование основано на интервью с «синими воротничками», которые живут в рабочих районах и получают от 200 до 360 тысяч шведских крон в год (1 миллион 460 тысяч — 2 миллиона 630 тысяч рублей), и «белыми воротничками», которые живут в более престижных районах и зарабатывают свыше 480 тысяч шведских крон в год (3 миллиона 500 тысяч рублей).

Расовая иерархия на рынке труда

Почему расизм проявляется настолько по-разному, зависит, помимо прочего, от ситуаций, в которых происходит общение с людьми иностранного происхождения, от разных условий труда и конкурентных возможностей на рынке жилья и труда. Необходимо учитывать и то, что на рынках труда и жилья существует расовая иерархия.

«Люди иностранного происхождения, особенно неевропейцы, занимают более слабую позицию на рынке труда и живут в районах, более уязвимых социально-экономически», — говорит Микаэль Свенссон.

Что такое класс?

Класс определяется в диссертации на основе изысканий теоретиков социальной стратификации Эрика Олина Райта (Erik Olin Wright) и Джона Голдторпа (John Goldthorpe) — что можно считать сочетанием марксистских и веберовских критериев класса. В первую очередь рассматривается, владеет ли человек собственной компанией или предлагает наемный труд — а также его профессия, положение в иерархии труда (контролирует ли он работу других, и в какой степени контролируется его собственная работа), условия найма и заработная плата.

В частности, респонденты из рабочего класса работают сиделками, почтальонами, парикмахерами и продавцами, а респонденты из более привилегированных классов работают врачами, архитекторами, экономистами и менеджерами в крупных компаниях.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.