Кэтрин Кэмпбелл любила секс еще больше чем муж, но после рождения первого ребенка от ее либидо не осталось и следа. «Мы еще занимаемся любовью, но в силу долга». Эта 31-летняя женщина признает охватившую ее тоску и выражает надежду на чудо. «Я знаю, что таких женщин, как я, миллионы», — говорит она. Фармацевтическая отрасль может предложить этим потенциальным потребителям, казалось бы, соблазнительные вещи: крем с эстрогеном и пластырь с тестостероном1 были созданы для тех, кто потеряли желание в результате менопаузы, овариэктомии или химиотерапии. Но с какими побочными эффектами? Другое направление исследований посвящено веществам, которые воздействуют на клетки мозга: некоторые из них активизируют рецепторы меланокортина в гипоталамусе (эта зона мозга участвует в сексуальном возбуждении). Другие высвобождают гонадотропин, который «направляет контур вознаграждения в сторону сексуального желания», или окситоцин, прозванный "гормоном любви«2. Некоторые вещества оказывают воздействие на контур серотонина и дофамина: к их числу относится флибрансерин, который был создан немецкой компанией Boehringer Ingelheim. В первых публикациях 1995 года флибрансерин (он проходил тогда под кодовым названием BIMT-17) представлялся как антидепрессант, но клинические испытания показали его способность стимулировать сексуальное желание у женщин. Но стоит ли пользоваться этими средствами? Психолог Ален Жиами дает ответ в статье, которая нейтрально взвешивает все «за» и «против»…

Лагерь «за»: сравнять счет

Лагерь «за» включает в себя «группу «клинических специалистов, которые работают вместе с фармацевтической промышленностью» во имя равенства полов. Они стремятся создать «розовую виагру» для борьбы с женским расстройством, которое было обозначено в 1980 году как «гипоактивное расстройство сексуального желания». Все это опирается на представление о том, что отсутствие или спад сексуального влечения является признаком дисфункции женского тела. Сторонники этой позиции считают, что женщина должна быть сексуально доступной, причем всегда. Если это не так, женщину нужно лечить. Для продвижения этой идеи фармацевтические компании (в частности Boeringer-Ingelheim, Sprout и Trimmel) спонсируют ассоциации страдающих от потери либидо пациенток, чтобы те выступали за медицинское решение. В США коалиция Even the Score («сравнять счет», была создана 4 июня 2014 года, чтобы «позволить заявить о себе» американкам, которые требуют женского аналога виагры) включает в себя 18 ассоциаций, работающих в сфере «здравоохранения и прав человека», а также семь спонсоров из разных отраслей промышленности. Главного деятеля в этой коалиции зовут Ирвин Голдштейн. Он — не только уролог, но и «основатель и главный редактор журнала The Journal of Sexual Medicine, бывший президент Международного общества сексуальной медицины, клинический врач и специалист по сексуальной медицине». Большой человек.

Лагерь против: новый взгляд

Лагерь «против» включает в себя независимых сексологов и психологов, которые формируют коалицию New View of Women's Sexual Problems (буквально «новый взгляд на сексуальные проблемы женщин»). Она была создана в 2000 году и до сих пор управляется Леонор Тифер, «психологом и сексологом (…) которая участвует в феминистической деятельности и борьбе с фармацевтической промышленностью». Она выступает против «медикализации» секса и утверждает, что женское желание связано в первую очередь с психологическими и социальными факторами: «Их проблемы нельзя свести к доминирующей нозографической классификации». Другими словами, у женщин зачастую нет оргазма, потому что они боятся мастурбировать или попросить у партнера кунилингус, или же из-за тяжелых жизненных условий. Трудно быть эротичной, если на вас висят немытая посуда, грязные пеленки и неоплаченные счета. Леонор Тифер считает, что такие «засухи» нельзя считать патологией. «Как раз наоборот, это представляет собой единственный адекватный ответ в ряде ситуаций», — подводит итог Ален Жиами. Кроме того, подчеркивает он, предоставление лекарства от гипоактивного расстройства может стать «клеймом» для страдающих от него женщин и «сделать их еще более уязвимыми».

Две догматических системы

Так, кто же прав? Ален Жиами отказывается от поддержки какого-то из двух лагерей и указывает на существование у них спорных предрассудков. Так, лагерь «за» сводит проблему желания к дисфункции под тем предлогом, что женщина должна быть сексуально активной. Леонор Тифер, безусловно, обоснованно критикует такую идеологическую позицию. В публикации под названием «Сексуальные проблемы женщин: есть ли от этого таблетка?» она насмехается над тем, как в пособии по психическим расстройствам DSM III описывается «нормальная» сексуальная активность и распространяется «ошибочная мысль о том, что «правильный секс — это генитальное возбуждение, оргазм, эрекция и лубрикация. DSM говорит только об активности, не упоминает ни удовольствие (которое извлекают из секса), ни смысл (которые ему придают). DSM не говорит о субъективном опыте, приоритетах, общении, предпочтениях, этапе жизненного пути и стиле жизни». Леонор Тифер считает, что продвижение сексуальных медикаментов представляет собой масштабную пропагандистскую кампанию, которая призвана принести логику менеджмента в интимную жизнь. Хотя ее позиция звучит убедительно, в ней все же есть некоторые пробелы. Как демонстрирует Ален Жиами2, лагерь «против» сводит проблему желания исключительно к его психосоциальной составляющей под тем предлогом, что женщина «сложнее» мужчины. «Такая „имплицитная двойная сексуальная мораль" достойна критики с точки зрения равенства полов», — говорит он, подчеркивая, что сторонники New View допускают «лечение» виагрой мужчин, но не женщин… Разве это не закрепляет ретроградские взгляды на различия полов? Почему для женщины нормально иметь меньше желания, чем для мужчины?

1. В 1964 году лаборатории Reid-Provident (позднее их купила Solvay Pharmaceuticals) запустили Estratest для женщин с менопаузой и упадком либидо. Тем не менее этот продукт так и не получил одобрения Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, в отличие от Premarin (Pfizer) в 1994 году, Vagifem (Novo Nordisk) в 1999 году, Intrinsa (Procter & Gamble) в 2004 году и Osphena (Shionogi Inc) в 2013 году, первых гормональных кремов на американском рынке.

2. «Существуют разногласия, в частности между медицинскими и научными ассоциациями с одной стороны и феминистическими ассоциациями с другой (…). Одни считают отсутствие сексуального желания последствием биологического и неврологического нарушения, которое ведет к страданиям затронутых им женщин. Другие отказываются списывать отсутствие сексуального желания на биологические и неврологические последствия и подчеркивают воздействие трудного состояния отношений, ответом на которое может стать отсутствие сексуальной реакции и желания. То есть, с одной стороны отсутствие сексуального желания представляет собой подлежащую лечению болезнь, а с другой стороны — отражение хорошего здоровья или тяжелых и патогенных условий жизни». Источник: «Изобретение медикаментов от женского нарушения желания: споры вокруг сексуальной жизни женщин», Ален Жиами, в сборнике «Науки желания», 2018 год.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.