Где берут начало корни пандемии, недавно охватившей весь мир? Это случайность или спланированная акция? Чей-то злой умысел или просто следствие халатности? Адекватна ли реакция на происходящее, или это уже истерия? Как известно, сейчас дать ответ на все эти вопросы невозможно, только время позволит узнать правду. Если, конечно, у людей получится и/или они захотят найти разгадку. Сегодня мы знаем лишь то, что вызывающий заболевание вирус пришел из Китая. Однако есть много спекуляций и мнений насчет того, где он на самом деле зародился.

Некоторые заявляют, что все гораздо страшнее, чем кажется, и пандемия стала результатом реализации секретной военно-биологической программы, разработанной в этой стране, а точнее, в городе Ухань (эпицентр кризиса). Мол, там как раз находятся две вирусологических лаборатории, способные работать с биологическим оружием.

Хотя в прошлом китайские власти отрицали наличие у них наступательного оружия такого типа, некоторые специалисты им не верят. Так, у бывшего офицера израильской разведки Дэни Шохама, мнение которого недавно привела газета Washington Times, сложилось иное впечатление. Вероятность того, что произошла случайная и/или намеренная утечка вируса в одной из лабораторий, заслуживает пристального внимания, считает он. Это могло бы напрямую привести к распространению заболевания по всему миру.

В таком же духе высказываются некоторые журналисты, политологи и ученые. Они не просто подозревают, что вирус распространился с чьей-то подачи, но и допускают участие в этом России и Кубы (особенно в том, что касается муссирования дезинформации). Все для того, чтобы спекулировать на биржах, подчинить себе рынки, разбить врагов, расширить контроль над западом и в конце все-таки показать себя в хорошем свете, предложив лечение или вакцину.

С другой стороны, есть официальная общепринятая версия, согласно которой вирус передался человеку от экзотических диких животных (по всей видимости, летучих мышей). Все из-за существующих в Китае пищевых привычек. Но известно ли читателю наверняка, откуда у них такие предпочтения в еде? Кто-нибудь уже задумывался над тем, почему они едят змей, черепах, цикад, морских свинок, бамбуковых крыс, собак, барсуков, ежей, выдр, цивет и даже детенышей волков, нередко еще и живыми?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно вернуться примерно на пятьдесят лет в прошлое, а именно к эпохе диктатора Мао Цзэдуна, когда он проводил политическую кампанию под названием «Большой скачок вперед» (1957-1960). На самом деле это был большой скачок к голоду. В соответствии с его марксистскими взглядами проводилась коллективизация сельского хозяйства, что означало полное уничтожение частной собственности и переход всего производственного цикла Китая под контроль государства. Такая политика обернулась настоящей катастрофой, у которой нет исторических прецедентов.

Миллионы человек умерли от голода. Погибло даже больше людей, чем во время украинского голодомора 30-х годов, спровоцированного действиями Сталина. Джаспер Бекер (Jasper Becker) в своей книге «Голодные призраки» в красках описал страдания, перенесенные китайцами в ту эпоху. Днем они искали в полях жаб, саламандр, насекомых, кору деревьев — что угодно, похожее на еду, — а ночью бродили по дорогам в поисках человеческих трупов, чтобы утолить голод.

Столь же ужасающие сцены из повседневной жизни Красного Китая (где был и каннибализм, и поедание экзотической живности) представлены в таких книгах, как «Жизнь и смерть в Шанхае» Ниэнь Чэн (Nien Cheng), «Частная жизнь Председателя Мао» Ли Чжисуя (Li Zhisui) и «Дикие лебеди» Юн Чжан (Jung Chang). Вот откуда берут свои корни гастрономические традиции в Китае. Они тесно связаны с нищетой и голодом, которые пришлось пережить гражданам страны.

Таким образом, учитывая прошлое Китая и общепринятую на сегодняшний день версию возникновения коронавируса, полагаю, не будет абсурдным заявить, что между всем этим хаосом, происходящим сейчас в мире, и самой пагубной идеологией в нашей истории существует очевидная причинно-следственная связь.

Ведь если бы не марксистская философия Мао, коллективизация китайского сельского хозяйства, последовавший за этим голод и, как результат, формирование экзотических привычек в еде, то не было бы не только Covid-19, но и других респираторных вирусов, возникших в регионе. Некоторые, правда, могут возразить, что животных едят по всему миру, в том числе на Западе, при этом нельзя установить даже косвенную связь между этим фактом и воцарившейся сегодня пандемией.

Если это действительно так, то не будет неверным утверждать, что западные гастрономические традиции довольно тесно связаны с иудео-христианской культурой. Она позволяет употреблять в пищу животных, но при условии соблюдения некоторых ограничений и санитарных правил. Наиболее убежденные христиане никогда не допускали потребления диких животных, живых, с кровью, удушенных, забитых жестокими методами или без соблюдения норм гигиены (Лев, главы 13 и 14; Чис 22.27-32; Притч 12.10; Лев 26:6; Иез 5.17; Быт 9.2-4; Втор 12.16, 23 и 24; Деян 15.19-29).

Так вышло, что марксистские взгляды Мао и нынешнего китайского режима всегда подразумевали атеистическое или светско-гуманистическое мировоззрение. Согласно этому мировоззрению, Бога, как создателя, не существует, тем более не должно быть храмов и церквей, поскольку религия в принципе не признается. Даже если сегодня в Китае наблюдается распространение конфуцианства и даосизма, они носят скорее философский и социополитический характер (стремление к гармонии жизни, мира), чем чисто религиозный. Как известно, для идеолога коммунизма Карла Маркса — человека, вдохновлявшего Мао, — религия всегда была опиумом народа, чем-то вредным и нежелательным, сравнимым с галлюциногенным наркотиком. И на этой ноте я сделаю любопытное отступление.

Сейчас марксисты по всему миру, кажется, не считают употребление наркотиков чем-то таким уж предосудительным: они борются за легализацию их использования в рекреационных целях, особенно это касается марихуаны и кокаина. Парадоксально, не считаете? Однако тех, кто более-менее разбирается в марксизме, подобные противоречия не удивят. Для сторонников этой идеологии не существует безотносительных моральных принципов: правильно или неправильно, правда или ложь. Что-то может казаться плохим сегодня, а завтра уже будет считаться хорошим. Все зависит от того, будет ли это полезно с точки зрения революционных идеалов и обретения власти.

Саул Алинский, гуру Хиллари Клинтон и автор книги «Правила для радикалов», однажды сказал: «Дело никогда не есть самоцель. Дело — это всегда революция». После этого они еще пытаются утверждать, что это рыжеволосый американец опасен для планеты. Если вы понимаете, о чем я.

Но вернемся к главной теме. Пусть есть разные версии того, откуда растут ноги у сегодняшней пандемии (было ли это спланировано русско-китайским блоком и/или связано с пищевыми традициями, сложившимися в регионе по вине Мао), очевидно то, на мой взгляд, что у вируса нет определенной национальности. Его нельзя назвать американским или итальянским, иранским, корейским, бразильским, российским или даже китайским. Все-таки Китай в этой ситуации такая же жертва, как и мы. Они уже больше полувека находятся в плену!

Мне кажется, этот вирус на самом деле имеет коммунистическое происхождение. Он представляет собой следствие — будь то прямое или косвенное — безумной, смертоносной политической идеологии, которая уже унесла жизни более 100 миллионов человек по всему миру и, похоже, не намерена на этом останавливаться. Отсюда, собственно, и название этой статьи — КОММУНИвирус.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.