Мы работаем в больнице Папы Иоанна XXIII в Бергамо — новейшем современном учреждении с 48 койками для интенсивной терапии. Относительно небольшой город Бергамо стал эпицентром итальянской эпидемии. На данный момент здесь зарегистрировано 4 305 случаев — больше, чем в Милане или любом другом итальянском городе. Ломбардия — один из самых богатых и густонаселенных регионов Европы, но именно она пострадала сильнее всего. 18 марта Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила о 74 346 лабораторно подтвержденных случаях в Европе, из которых 35 713 приходится на Италию.

Наша больница сильно инфицирована, мы уже перешли переломный момент: 300 из 900 коек заняты пациентами с Covid-19. Целых 70% койко-мест интенсивной терапии зарезервировано для пациентов с тяжелой формой Covid-19 и разумными шансами на выживание. Ситуация мрачная, и нам пришлось снизить стандарты здравоохранения. Койку интенсивной терапии пациентам приходится ждать часами. Пожилых пациентов не реанимируют, они умирают одни без надлежащей паллиативной помощи, а их семьи извещаются по телефону, — нередко это делает незнакомый врач без предварительного контакта, доброжелательный, но измотанный и эмоционально истощенный.

Но ситуация в окрестностях еще хуже. Большинство больниц переполнено, и они близки к коллапсу, а лекарств, аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), кислорода и средств индивидуальной защиты не хватает. Больные лежат на полу на матрасах. Больницы едва справляются с регулярной помощью, — включая уход за беременными и роды. Перегружены и кладбища, и это тоже проблема для общественного здравоохранения. Внутри больниц врачи и вспомогательный персонал пытаются хоть как-то сохранить систему в рабочем виде. Но за их пределами медицинской помощи лишились целые общины, программы вакцинации приостановлены, а ситуация в тюрьмах, где изоляция не проводится, становится взрывоопасной. Мы находимся на карантине с 10 марта. Увы, окружающий мир, похоже, не знает, что в Бергамо вспышка вышла из-под контроля.

Традиционно западные системы здравоохранения ориентированы на пациента, но эпидемия требует изменить подход в пользу помощи, ориентированной на общество в целом. Мы уже усвоили на собственном горьком опыте, что нам нужны санитарные врачи и эпидемиологи, но ни национальные или региональные власти, ни руководство больниц не уделяют этой проблеме должного внимания. Между тем нам не хватает профессиональных знаний и практических навыков, чтобы принимать экстренные меры, способные остановить распространение эпидемии.

Так, мы усвоили, что больницы сами могут стать основными очагами Covid-19, так как быстро заполняются инфицированными пациентами, что облегчает дальнейшее заражение. Пациентов перевозит наша региональная система, тоже способствуя распространению заболевания, поскольку переносчиками быстро становятся кареты скорой помощи и их персонал. Наконец, бессимптомные носители и заболевшие встречаются среди медицинских работников. Некоторые из них, в том числе молодые люди, даже умирают, что дополнительно усиливает давление на людей, находящихся на передовой эпидемии.

Предотвратить катастрофу можно лишь широкой работой с населением. Пандемические решения должны коснуться всего общества, а не только больниц. Благодаря уходу на дому и мобильным клиникам можно избежать ненужных перевозок и ослабить давление на больницы. Пациенты с легкой формой заболевания и выздоравливающие могут получать раннюю кислородную терапию, пульсоксиметрию и питание на дому, что позволит создать широкую систему наблюдения с адекватной изоляцией и использованием инновационной телемедицины. Такой подход позволит госпитализировать лишь тяжелых больных, уменьшить степень заражения, защитить пациентов и работников здравоохранения и свести к минимуму использование средств защиты. В больницах приоритетом должна стать защита медицинского персонала. Протокол должен соблюдаться неукоснительно, оборудование должно быть доступно. Меры по предотвращению заражения должны осуществляться массово и повсеместно, включая транспортные средства. Нам нужны специальные, изолированные от незараженных зон больничные корпуса и персонал для борьбы с Covid-19.

Эта вспышка не ограничивается интенсивной терапией, это кризис общественного здравоохранения и гуманитарный кризис вообще. Требуются социологи, эпидемиологи, логистики, психологи и социальные работники. Нам срочно нужны гуманитарные учреждения, которые осознают важность мер на местах. ВОЗ заявила о глубокой обеспокоенности степенью распространения, серьезностью пандемии и тревожным бездействием. Однако, чтобы остановить инфекцию, требуются решительные меры. Первостепенное значение имеет изоляция: социальное дистанцирование в Китае снизило передачу примерно на 60%. Следующий пик, вероятнее всего, произойдет, когда ограничительные меры смягчат, чтобы ослабить силу экономического удара. Нам настоятельно необходим общий ориентир для понимания и борьбы с этой вспышкой. Нам нужен долгосрочный план для борьбы со следующей пандемией.

Коронавирус — это лихорадка Эбола среди богатых, требующая скоординированных транснациональных действий. Он не особенно смертелен, но очень заразен. Чем сильнее общество медикализировано и централизовано, тем больше распространяется вирус. Катастрофа, развернувшаяся в богатой Ломбардии, может повториться где угодно.

Врачи больницы Папы Иоанна XXIII в Бергамо:

Мирко Накоти (Mirco Nacoti)

Андреа Чокка (Andrea Ciocca)

Анджело Джуппони (Angelo Giupponi)

Пьетро Брамбилласка (Pietro Brambillasca)

Федерико Луссана (Federico Lussana)

Микеле Пизано (Michele Pisano)

Джузеппе Гойсис (Giuseppe Goisis)

Даниэле Боначина (Daniele Bonacina)

Франческо Фацци (Francesco Fazzi)

Рикард Наспро (Richard Naspro)

Лука Лонги (Luca Longhi)

Маурицио Череда (Maurizio Cereda)

Карло Монтагути (Carlo Montaguti)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.