«Не ешьте мясо. Есть опасность, что оно заражено бактериями». В апреле 1979 года в советском Свердловске (сейчас Екатеринбург) в домах распространили листовки с таким содержанием. Свердловские СМИ делали аналогичные сообщения. 

4 апреля в местную больницу начали доставлять тяжелых пациентов с высокой температурой и затрудненным дыханием. В легких больных были обнаружены язвы, их состояние стремительно ухудшалось. В Свердловск приехали столичные медики, которые заявили, что в мясе были обнаружены бациллы антракса.

Семья, потерявшая отца, вспоминает, что в больнице не разрешали встречаться с больными, и лишь вывешивали списки с указанием состояния поступивших. В квартиру пришли сотрудники медицинского центра в костюмах химзащиты и продезинфицировали помещение хлоридом кальция. 

Также заходили сотрудники правоохранительных органов в штатском и расспрашивали о перемещениях отца. Потребовали не рассказывать о случившемся. Хоронили в закрытом гробу. 

В больнице дежурили сотрудники КГБ, которые следили за врачами. Изъяли все медицинские карты пациентов. 

На самом деле, информация о «заражении от мяса» была фальшивой. В действительности произошла утечка сибирской язвы из военного бактериологического института, находящегося в закрытом военном городке Свердловск-19. 

Сотрудник института запустил оборудование без фильтра, в результате чего споры сибирской язвы разнесло ветром. Случаи заражения фиксировались в том направлении, куда дул ветер.

Об этом стало известно только после развала СССР в 1991 году, когда в России распространилась свобода слова. Ученые и специалисты, которые изучали ситуацию на месте, начали раскрывать правду в СМИ. СССР продолжал исследования в области биологического оружия в нарушение Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия, подписанной в 1972 году. 

Предполагается, что жертвами утечки стали 64 человека, однако многие полагают, что погибло намного больше. Если бы тогда раскрыли источник заражения, многих удалось бы спасти. Сотрудникам института и военным тут же сделали серотерапию, и никто из них не умер. 

Я вспомнил об этом эпизоде в связи с тем, что есть теория об утечке нового коронавируса из НИИ в китайском Ухане. В начале марта секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины заявил: «Мы считаем, что произошла утечка вируса из НИИ. Не следует винить животных». 

Нельзя полагаться на необоснованные теории. Тем не менее Китай несколько недель скрывал вспышку вируса. Неоспорим тот факт, что ущерб распространился из-за молчания врачей, которых заставили сделать это. 

Чиновники отдают приоритет самосохранению и защите чести, а не жизням людей. Сокрытие информации — это болезнь тоталитаризма, которая была как у СССР, так и у Китая. 

КНР, заблокировавшая Ухань властным решением, прошла пик распространения вируса. Сейчас COVID-19 бушует в западных странах. Китай, потерпевший неудачу на начальном этапе, теперь проводит активную дипломатию медицинской поддержки. Высокопоставленные чиновники даже делают чванливые заявления. Намерение Китая в том, чтобы распиарить превосходство китайской системы с учетом поствирусного мира. 

Безусловно, нельзя восхвалять систему, которая попирает свободу слова и права человека. Возможно, как и в случае с СССР, придет время, когда всплывут неизвестные сейчас факты. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.