По приблизительным оценкам, ингерманландские корни есть у 50-70 тысяч нынешних жителей Финляндии, однако финны не обсуждают эту тему даже в кругу семьи. В книге «Это произошло с нами» (Se tapahtui meille), которая выйдет осенью, Сантери Пакканен (Santeri Pakkanen) и его дочь Леа (Lea) рассказывают об истории своей семьи.

Весной 1990 года президент Финляндии Мауно Койвисто (Mauno Koivisto) заявил, что ингерманландцы смогут переехать в Финляндию в статусе репатриантов. Для переезда в Финляндию ингерманландцу нужно было доказать финское происхождение одного из родителей или по меньшей мере бабушки и дедушки.

После этого заявления с территорий бывшего Советского Союза в Финляндию переехали 30-35 тысяч человек. В их числе была и семья Пакканенов, которые переехали в статусе репатриантов из Петрозаводска.

Сантери Пакканен, родившийся в 1950 году — журналист, принимавший активное участие в продвижении прав ингерманландцев в 1980-е годы. Его дочь Леа, которой на момент переезда было семь лет, тоже журналист.

В октябре 2020 года должна увидеть свет их книга «Это произошло с нами». В ней на примере семьи Пакканенов рассказывается о разных этапах истории ингерманландских финнов.

«Идея написать книгу зрела долго. Сильным толчком послужила поездка 2017 года на родину отца в российскую Карелию. Там все еще стоит старая сауна, на двери которой я в детстве написала: „Пока, бабушка, не плачь и не скучай". Я не была в России 27 лет, но, когда увидела эту надпись, поняла, что мои поездки по всему миру стали побегом от тех слишком болезненных воспоминаний», — говорит Леа Пакканен.

Бабушку и дедушку выслали в Сибирь

Отец и дочь были в России не один раз: в сибирском Норильске и в Якутии, Ингерманландии и российской Карелии. Они работали в архивах и искали информацию в разных источниках. Им удалось найти разные исследования, письма и документы.

«Об ингерманландских финнах проводят академические исследования, сохранилось много устной информации, но этого все же недостаточно. Многие финны не хотят или не могут изучить свои ингерманландские корни», — говорит Сантери Пакканен.

92-летняя Эльса (Elsa), слепая тетя Сантери, помнит многие события прежних времен поразительно четко.

Когда Пакканены пытались выйти на след Катри (Katri), бабушки по материнской линии, им удалось найти информацию о своих высланных в Сибирь родственниках — в якутском музее на берегу Северного Ледовитого океана. Могилы родственников оказались на кладбище в зоне вечной мерзлоты. Дед по отцовской линии попал в Норильск, в котором находился исправительно-трудовой лагерь системы Гулаг.

Считается, что в годы сталинских репрессий погибли, пропали или были высланы сотни тысяч ингермаландских финнов. Выжившие часто возвращались в российскую Карелию — так поступили и родители Сантери.

По образованию Леа Пакканен — социальный и культурный антрополог, которая изучает воздействие войн и конфликтов на гражданское население. По ее словам, представители молодого поколения ингерманландцев, многие из которых родились уже в Финляндии, часто хотят узнать об истории своего рода.

«Когда мы делали книгу, со мной связались многие финские ингерманландцы 20-30 лет: „Это касается и нашей семьи, я хочу узнать об этом больше". Мы надеемся, что книга даст читателям ответы на большинство вопросов о положении меньшинств. Кто решает, чья жизнь ценна, чью историю надо помнить?»

На часть вопросов сможет ответить выставка Национального музея Финляндии «Ингерманландцы — забытые финны» (Inkeriläiset — unohdetut suomalaiset). Музей должен открыться в начале июня, выставка, посвященная выходу книги, будет проходить до 26 июля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.