Российская Федерация продолжает бороться с эпидемией коронавируса. По последним обнародованным данным, Россия — вторая страна в мире, где зафиксировано наибольшее количество случаев заражения коронавирусом, а именно — 299 тысяч. С другой стороны, при таком росте числа случаев объявленное властями общее количество смертей составляет 2837, что как внутри страны, так и у международной общественности вызывает вопрос Россия скрывает число смертных случаев?

Москва и на этой неделе решительно продолжила проводить тестирования. По сравнению с прошлой неделей количество тестов увеличилось. Число тестирований, которых по состоянию на 12 мая было проведено 5,8 миллиона, 19 мая достигло 7,3 миллиона.

На этой же неделе в России произошел еще один случай выпадения из окна. Пациент, лечившийся от коронавируса в одной из больниц Москвы, выпал из окна палаты на шестом этаже. Похоже, выпадение из окон в России смертоноснее коронавируса.

Все это заставило нас пристальнее следить за событиями, связанными с коронавирусом в России, а также влиянием системы наблюдения, ставшей источником беспокойства в стране, на российскую политическую жизнь.

Случаи коронавируса на каждом шагу от Калининграда до Берингова пролива

В России выявлено почти 300 тысяч случаев заражения коронавирусом. Если посмотреть на карту распространения вируса по территориям, где зафиксированы случаи, то на первом месте находятся Москва и Московская область, на втором — Санкт-Петербург, один из важнейших мегаполисов. Однако на этой неделе местные власти и центр заявили, что случаи инфицирования быстро распространяются по всей России. От Калининграда до Чукотки или, иными словами, от территорий европейской части России до Берингова пролива — повсюду стали фиксироваться случаи коронавируса. Более того, их количество растет день ото дня. Россия занимает крупнейшую в мире часть земной суши и включает девять часовых поясов. Заявления властей отныне говорят о том, что вся эта география находится под шквалом коронавируса.

Борьба с коронавирусом в регионах была основной темой повестки дня видеоконференции, которую Путин провел 18 мая с главами 85 регионов. На этом совещании Путин отметил, что главы регионов должны принимать меры в соответствии с приоритетами возглавляемого ими региона и эпидемиологической ситуацией. Путин заявил, что Россия — большая страна и такое развитие событий неудивительно, а также добавил, что на этом новом этапе власти будут пытаться справиться с вирусом, проявляя еще большую осторожность.

Однако этого решительного выступления Путина недостаточно для устранения проблем в регионах. Особенно в тех из них, где бедность и отсутствие возможностей стали чем-то самим собой разумеющимся, ситуация далеко не блестящая. Помимо неотъемлемых составляющих борьбы в войне с коронавирусом, таких как квалифицированный медицинский персонал, средства защиты, существует также нехватка таких напрямую не связанных с вспышкой коронавируса звеньев, как машины скорой помощи, транспортные средства. При этом большой вопрос — какое решение главы субъектов федерации, согласившиеся с этими словами Путина на совещании, найдут для устранения этих недостатков.

Беспокойство Путина: хаос в Дагестане

В то время как коронавирус распространяется практически во всех регионах, есть один регион, которому Путин дал особые полномочия: Дагестан. Эта республика входит в число бедных регионов страны, и здесь проживает много мусульман. У Дагестана, хотя он и расположен по соседству с Чечней, в целом хорошие отношения с Москвой. Например, на выборах в Государственную Думу в 2016 году Дагестан по большей части поддержал партию власти «Единая Россия». В этом регионе, который выходит к Каспийскому морю, но не пользуется благами от нефти, бедность и экономический застой стали обычным явлением. Более того, Кремль считает, что в республике постепенно происходит радикализация общества. Тем не менее альтернатив для борьбы с радикальными идеями, устранения экономических проблем региона, решения проблем, возникающих у региона с энергетическими компаниями в условиях экстремально холодной зимы, а также привлечения инвестиций не предлагается. Вместо этого Москва считает достаточным при необходимости, как и в Чечне, держать регион под контролем с помощью наблюдения, военной техники и операций ФСБ. Дагестану словно напоминают о том, что было в Чечне, и говорят: «С вами может быть то же самое».

До настоящего времени Кремль успешно осуществлял эту стратегию. Однако к выходу людей на улицы и общественному недовольству из-за проблем с системой отопления минувшей зимой добавился коронавирус. Лидер Республики Дагестан, проведя специальные переговоры с Путиным, рассказал российскому президенту, что в республике царит хаос, сил для борьбы с вирусом недостаточно и региональные власти попросили помощи у центрального правительства.

Согласно заявлению министра здравоохранения Дагестана Джамалудина Гаджиибрагимова, в регионе не менее 13 тысяч случаев заболевания и 657 смертей от коронавируса. Эти цифры, озвученные Гаджиибрагимовым, как минимум в 20 раз выше объявленных Москвой. Министр отметил, что большинство пациентов находятся дома и не обращаются в больницу, при этом на похороны собирается много людей и меры, принимаемые в этом вопросе, недостаточны. По словам министра здравоохранения, смертей от коронавируса в Дагестане гораздо выше зафиксированного количества, люди умирают в своих домах, их быстро хоронят, и власти не могут установить причину смерти, поскольку не имеют права провести вскрытие без разрешения родственников. Только 6% семей в Дагестане дают согласие на вскрытие тела умершего.

И вот в этих условиях власти республики обратились к Путину с просьбой о помощи. Путин сказал: «Хорошо». Если администрация Путина не найдет эффективное решение в Дагестане и не разработает эффективную методику, то в будущем это может создать проблемы для правления Путина.

Внимание: Кремль наблюдает за нами

Еще одним последствием коронавируса в России является то, что в дополнение к камерам видеонаблюдения, пока только в Москве, стала действовать новая система камер, установленных на каждом шагу. Создатели программы отмечают, что эта система предназначена для выявления нарушителей режима самоизоляции и карантина во время эпидемии коронавируса. Записи этих камер поступают непосредственно в отделение полиции, отвечающей за безопасность того или иного района. Например, человек, который должен был находиться на карантине и пошел в магазин, рассказывает, что через полчаса у его двери была полиция. Более того, программа настолько совершенна, что, даже если вы в маске, сведения о вашей личности вместе с вашим адресом будут переданы в соответствующее подразделение полиции. Поскольку это мера принята в условиях эпидемии коронавируса, люди не возражают против этой практики, однако добавляют: «Эти камеры и наблюдение со стороны государства могут остаться навсегда». И найти для этого какое-нибудь другое основание нетрудно.

Причиной беспокойства людей является то, что такую чрезвычайную ситуацию, как эпидемия коронавируса, государство использует как новую выгодную для себя позицию. Например, представьте, что информация обо всех местах, которые вы посетили с того момента, как вышли из вашей квартиры, и до того, как вернулись домой, устанавливается и хранится. К тому же представьте, что на выборах мэра Москвы, президента или на выборах в Государственную Думу вы собираетесь отдать свой голос не партии власти, а какой-нибудь оппозиционной партии. В этих условиях начнут возникать сомнения по поводу участия даже в простейшей акции протеста. Более того, не только Россия, но и любое другое государство едва ли оставит позицию, которую оно завоевало в таких чрезвычайных условиях. Одним словом, после коронавируса жители Москвы могут 24 часа в сутки находиться под пристальным наблюдением Кремля. А это уже сейчас может вызвать беспокойство.

Подытоживая вышесказанное, отметим, что в России продолжает расти количество случаев заражения коронавирусом. Все регионы страны под угрозой. Если в одном из этих регионов, а именно — в Дагестане, хаос не разрешится и требования людей будут проигнорированы, Москва может перейти к жесткой политике в отношении региона. Наконец, Россия разработала программу, которая позволит и дальше использовать метод слежения, примененный в условиях коронавируса, и даст возможность наблюдать за Москвой 24 часа в сутки. Если после коронавируса эта мера не будет отменена, мы можем снова стать свидетелями протестных акций на улицах Москвы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.