Год 1917-й еще не был годом Симона Петлюры. Но он его высоко поднял, сделав членом Центральной рады, председателем украинского генерального Военного комитета, членом Генерального секретариата. Однако Петлюра все еще оставался в тени Михаила Грушевского и Владимира Винниченко.

К началу первой революционной весны Симон Петлюра был известен лишь в узком кругу партийной, революционной интеллигенции. Публичным политиком он стал со времени первого Всеукраинского военного съезда.

«Первый раз я услышал Симона Петлюру как оратора, обратившегося к военным массам на первом военном съезде, — вспоминал Владимир Кедровский. Впечатление от речи Петлюры было колоссальное. В каждом его слове слышалась искренность, какая-то увлекательная задушевность и глубокая вера в победу тех идей, которые он провозглашал. Тогда же, в том восхищении, с которым съезд слушал оратора, а затем в том порыве оваций и возгласах „Слава!‟, которыми была пронизана его речь, сразу стало понятно, что единственным вождем украинского воинства является Симон Петлюра».

С тех пор его имя превратилось в один из символов украинского национального движения.

Но в то время важнейшие политические решения украинской революции принимались в стенах Центральной рады, на переговорах с временным правительством. На украинском политическом олимпе доминировали Михаил Грушевский и Владимир Винниченко.

Высокий интеллект, имидж ученого и писателя помогли им дистанцироваться от основных масс, сотворив миф об их особой осведомленности о законах общественного развития.

Но второй период деятельности Украинской Центральной рады после провозглашения III и IV Универсалов развеял этот миф.

В 1918-м и особенно в 1919-м годах революция вышла из берегов митинговой политической деятельности. Пришло время вооруженной борьбы. Теперь Украине нужен был не столько интеллектуал, сколько человек, наполненный глубокой верой, убежденный в окончательную победу идеи украинской государственности. То есть харизматичный лидер. Именно таким и был Симон Петлюра.

Имеется целый ряд фактов, свидетельствующих о сильной личности главного атамана. На заседании 15 декабря 1917 года Симон Петлюра обратился к украинскому правительству с требованием окончательно определиться, «или мы воюем, или нет» с большевиками. Генеральные секретари Владимир Ещенко и Никита Шаповал поддержали Симона Петлюру. А Владимир Винниченко считал, что «сначала надо спросить у Совета народных комиссаров, воюет он или нет, только тогда можно решиться на такие решительные методы борьбы». Но ни председатель Центральной рРады, ни руководитель Генерального секретариата не поддержали Симона Петлюру.

Генеральный секретариат восемнадцатого декабря был проинформирован председателем относительно заявления Симона Петлюры об отставке с поста генерального секретаря военных дел. Отставка была принята.

Но Петлюра не отправился в радикальную оппозицию, не стал нещадно критиковать своего преемника Николая Порша. Он просто отошел от деятельности правительства УНР. После отставки Симон Петлюра выехал на Левобережье, где создал добровольческий Гайдамацкий кош (военное формирование — прим. ред.) Слободской Украины. Кош, который разделялся на черных и красных гайдамаков, стал одной из самых боеспособных украинских частей.

В январе 1918-го года социал-демократ Симон Петлюра возлагает на себя руководство по подавлению большевистского восстания в Киеве. Он побеждает. Петлюра не несет ответственности за бой под Крутами, как это ему позднее приписывали большевики. Также он не несет ответственности за военные поражения Украины в начале 1918-го года. Делами обороны тогда занимались совсем другие люди. Симон Петлюра негативно отнесся к приглашению Центрального совета немецких и австрийских войск на Украину. Поэтому участия в работе украинского парламента весной 1918-го года не принимал.

Немного позже он вновь возвращается в политику. Становится председателем Киевского губернского земства, создает и возглавляет Всеукраинский земский союз. После гетманского переворота по государству прокатилась волна арестов общественных активистов и местных деятелей. Симон Петлюра даже осмелился публично высказать немецкому послу на Украине барону Мумму протест по этому поводу.

Двадцать седьмого июля арестовали и самого Симона Петлюру. Его обвинили в подготовке антиправительственного мятежа. В тюрьме он пробыл несколько месяцев и освободился тринадцатого ноября. В тот же самый день оппозиция в отношении к гетману Павлу Скоропадскому создала Директорию, которая должна была подготовить и взять на себя руководство антигетманским восстанием на Украине. По настоянию Евгения Коновальца Симон Петлюра был избран членом Директории.

Совсем недавно покинув камеру, он выехал в Белую Церковь в расположение Сечевых стрельцов и занялся вопросами подготовки восстания, провозгласив себя главным атаманом. Победа восстания, триумфальный въезд в Киев на белом коне еще больше прибавили популярности главному атаману. Того белого коня ему еще долго будут вспоминать.

Именно Петлюра занял непримиримую позицию к большевикам, развернувшим наступление на территорию УНР на востоке. «Из членов Директории против большевиков резко высказался Петлюра. Швец говорил невнятно. Винниченко, как всегда, импровизировал и не имел ясного взгляда на ситуацию», — констатировал Исаак Мазепа.

Об оптимизме и вере Симона Петлюры говорилось уже много. Но почти всегда мемуаристы, как сговорившись, сразу же подчеркивали умение Петлюры передать свою веру и оптимизм окружающим. Он не только мог легко общаться с малознакомыми людьми, на передовой, но и вдохновлял их к победному бою. Это вполне очевидная черта харизматика. Владение простой речью, ношение простой одежды и т.д. дают возможность окружающим признать в нем лидера, а, следовательно, еще больше довериться ему.

Симон Петлюра в совершенстве обладал этим искусством. Если точнее сказать, то такое умение было его имманентной особенностью. «Он почти все время проводил на фронте, и очень часто сам, без всякой охраны, ездил на позиции, где подбадривал воинов своими простыми, полными глубокой веры в победу беседами с ними, — вспоминал Василий Прохода. — Несмотря на очень неблагоприятную ситуацию на фронте, Петлюра на всех производил впечатление какой-то веселой бодрости. Увидев батька Петлюру, тот воин, что, может, минутой до этого горько сетовал на свои страдания, сразу же о них забывал. Казалось, что все они уже прошли и что обессиленный организм набрался свежих сил для новых переживаний… Петлюра был вождем, связанным с духом нации, с ее землей. Он чувствовал то, чего не могли предсказать другие политики. Характерной чертой его нрава был творческий оптимизм. Он видел только будущую Украину, бороться за которую завещал до последней капли крови».

Наиболее удачную обобщенную характеристику Симону Петлюре находим у Николая Ковалевского, который хорошо знал главного атамана: «Симон Петлюра обладал всеми данными, чтобы стать вождем нации. Однако ему не хватало того большого масштаба, которым отличался революционный нрав великого гетмана Богдана. Ему не хватало того широкого степного размаха и безрассудства, с какими наши великие гетманы не раз шли на кровь и смуту для достижения высокой цели. Он был слишком окружен современным гуманизмом, чтобы пойти по следам гетманов. И в этом, может, заключалась трагедия Симона Петлюры. Эту опрометчивость, которая всегда сочетается с жестокостью, и обнаружили наши исторические враги и их предводители».

1919 год сделал его неоспоримым лидером украинского национального движения, объединяющим символом нации. В феврале на юге высадился контингент Антанты. Ее руководители считали УНР одной из форм большевизма. Ибо у власти тогда находились социалистические партии. А с севера активно наступали большевики. Уже даже из Киева украинские войска вынуждены были отступить. Наступил полный кризис украинской политической системы. От государственной деятельности отошли видные политические деятели УНР Михаил Грушевский, Владимир Винниченко, Никита Шаповал. Один за другим политики стали выезжать за границу.

Принципиально иным было решение Симона Петлюры. Одиннадцатого февраля он обратился к своей партии с письмом: «Исходя из того, что современная ситуация на Украине чрезвычайно сложная и опасная, я считаю, что в данный момент все творческие силы нашего края должны заняться государственной службой. Как сын своего народа перед Родиной я не считаю для себя возможным уклониться от исполнения своих обязанностей, и буду, пока это возможно, оставаться работать на государственной работе. Учитывая все это, я временно выхожу из состава членов украинской социал — демократической партии».

Выход Симона Петлюры из УСДРП засвидетельствовал завершение эволюции его мировоззрения в сторону национально-государственной идеи. В партию он больше не возвращался. Украинская социал-демократия потеряла одного из своих лидеров. Зато Украина нашла последовательного борца за ее государственную независимость.
Но было еще дело Болбочана, мятежи атаманов Волохи и Оскилка, местных атаманов и атаманчиков.

Поражение Армии УНР в конце 1919-го года зависело отнюдь не от особенностей характера Симона Петлюры, а от общей внутренней и внешнеполитической конъюнктуры. Это заставило главного атамана активно искать союзников в борьбе с большевиками. Поэтому его взгляды обращаются на Польшу.

5 декабря 1919 года правительство УНР признало целесообразным отъезд Симона Петлюры в Варшаву. 21-24 апреля 1920 года между правительствами УНР и Польши были подписаны политическая и военная конвенции. За Польшей признавалось право на западноукраинские земли. Это была вынужденная уступка с целью сохранить государственность на остальной территории. В обмен на это признание украинская сторона получила военную поддержку в борьбе с большевиками. Варшавский договор вызвал шквал обвинений в адрес Симона Петлюры со стороны украинских политических сил.

Военный поход украинских и польских сил начался успешно, союзники вошли в Киев, но на долго удержаться там не смогли. Правительство УНР и уцелевшие воинские части вынуждены были покинуть свою землю и перейти на территорию Речи Посполитой. С конца 1920 года для Симона Петлюры начался последний, эмиграционный период жизни. Он был короткий, всего шесть неполных лет, но насыщенный организационной и аналитической работой.

Прежде всего, глава Директории УНР считал необходимым разобраться в причинах неудачи освободительного движения. Как он писал в 1922-м году в одном из писем генералу Михаилу Удовиченко, для него «уже начался суд истории».

По мнению Симона Петлюры, 1917 год — год начала революции — уже выявил ряд недостатков в зарождении нации. А именно — отсутствие достаточного количества тех элементов, «кто черной государственной работой умеет творить определенные реальные ценности». Среди политической элиты преобладали «или фантасты, или демагоги или наивные люди, которые верили в силу резолюций».

Впрочем, Симон Петлюра, хоть и предполагал «еще некоторые новые осложнения в реализации нашей государственной идеи», но не терял «ни веры, ни надежды на то, что идеал нации будет осуществлен». В 1923-ем году он написал и опубликовал достаточно объемный программный труд «Современная украинская эмиграция и ее задачи». Это был план действий на ближайшее будущее.

Симон Петлюра сделал вывод, что образование украинского государства — это дело всей нации, а не одного класса или одной партии, дело, которое требует единства воли нации, приоритета государственности над партийностью.

Интересным был геополитический прогноз Петлюры. Он предусматривал, что «все государства, образованные после 1917 года на территории бывшей России, не имеют шансов на прочное существование и будут всегда под угрозой, пока на юге бывшей империи не организуется и в силу не войдет независимое государство украинского народа».

Симон Петлюра оставался последовательным и непримиримым оппонентом большевистского режима: «В условиях нашего пребывания за границей свой долг в этом деле исполним лишь тогда, когда поможем осуществить окончательную компрометацию большевистских экспериментов в глазах мира».

Конечно, большевистская власть не могла простить Петлюре подобного хода мыслей. Он был для нее одним из самых опасных врагов. Особенно боялась Москва восстановления союза Пилсудский-Петлюра.

Когда в начале мая 1926-го года Юзеф Пилсудский вернул себе власть в Польше, восстановление союзных действий стало вполне вероятным. Это, на наш взгляд, стало причиной убийства Симона Петлюры.

Трагическая смерть еще выразительнее подчеркнула уникальность и масштаб этой фигуры в истории Украины XX века. Поэтому не случайно большевистская пропаганда десятки лет прилагала все возможные усилия для превращения героического образа Петлюры в карикатуру.

Последствия этой агрессивной пропаганды не преодолены окончательно и сегодня.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.