Союз Украинской Народной Республики и Второй Речи Посполитой, которому в этом году исполняется 100 лет, занимает важное место в истории отношений между Киевом и Варшавой. Это братство оружия преследовало одну цель — преодолеть общего врага, которым тогда были большевики. О значении этого события сегодня говорим с польским историком, профессором, сотрудником Института национальной памяти Польши Мирославом Шумило.

Без многолетней борьбы УНР сегодня не было бы независимой Украины

— Господин Мирослав, как Вы оцениваете значение 100-летия украинско-польского союза, заключенного Симоном Петлюрой и Юзефом Пилсудским?

— Это — знаковое событие в новейшей истории польско-украинских отношений. В нем исключительны фигуры обоих лидеров, которые выделялись на фоне остальных польских и украинских политиков того времени. На самом деле, Юзеф Пилсудский поддерживал независимую Украину вопреки тогдашнему парламентскому большинству в Сейме Польши. В свою очередь решение Симона Петлюры заключить союз с поляками тогда тоже вызвало критику среди украинских политиков. Поэтому они оба действовали вопреки мнению большинства и должны были преодолевать тогдашние стереотипы. На тот момент еще свежей в памяти как украинских, так и польских солдат была война в Галичине. Те же самые польские солдаты, которые воевали под Львовом с воинами Украинской галицкой армии, позже принимали участие в киевском походе и тогда уже бок о бок с украинскими бойцами УНР боролись против большевиков.

По убеждению Петлюры, настоящими врагами Украины были «белые» и «красные» россияне. В свою очередь Пилсудский тоже считал, что главные враги Польши — большевики и «белая» Россия. Он поддерживал независимость Украины, поскольку это было в интересах Польши. Задачей было ослабить и разбить Россию и создать на территории между Германией и Россией союз стран Межморья, который сможет защитить себя и свою независимость. У небольших стран на этой территории не было шансов на существование, поэтому была необходима какая-то форма федерации или союза.

Несмотря на то, что союз Пилсудского и Петлюры завершился поражением, он сыграл положительную роль. Генерал польской армии Тадеуш Кутшеба в своих воспоминаниях о совместном походе на Киев в 1937 году написал: «Украинская кровь войск атамана Симона Петлюры не была напрасной. Она доказала Польше, России и миру, что Украина стремится жить, это — успех навеки». Он уже тогда обратил внимание на то, о чем сегодня говорят украинские историки: без этой многолетней борьбы за независимость, без тогдашней украинской революции, вероятно, сейчас не было бы Украины.

Только благодаря УНР и Петлюре большевики вынуждены были официально признавать отдельность УССР, которая в Рижском договоре 1921 года была одним из подписантов этого документа, наряду с поляками и россиянами. Поэтому в 20-х годах в советской Украине проходила политика украинизации, ведь благодаря этой революции усилилось национальное сознание украинцев. Большевики должны были с этим считаться. Уже позже в Украине были Голодомор, террор, преследования украинцев. Но и тогда не удалось уничтожить сознание украинского народа. Как историк я считаю, что без этой борьбы, которую вел Петлюра, сегодня могло бы не быть Украинского государства.

— Мог бы украинско-польский поход против большевиков на Киев в апреле 1920 года завершиться успехом?

— Вокруг этого вопроса продолжается дискуссия историков. Многие из них считают, что шансов было немного. Однако я убежден, что реальный шанс был. В польской литературе подчеркивается, что тогда украинское национальное сознание еще не было настолько сильным, поэтому не хватало энтузиазма для присоединения добровольцев к армии Петлюры. Кроме того, украинские селяне были утомлены многолетней войной. Влияние также имела большевистская агитация: люди опасались возвращения польских панов-землевладельцев.

Однако главной причиной поражения были военные просчеты. Целью киевского похода было овладение центральной Украины, чтобы там можно было быстро перестроить украинскую армию. Она должна была взять на себя оборону этой территории, чтобы главные польские силы можно было перебросить на север, в Беларусь. Там к наступательной операции готовились основные силы Тухачевского. Однако этого сделать не удалось, поскольку не хватило времени на формирование большой украинской армии. Рассчитывали создать ее в течение трех месяцев, а украинцы с поляками находились в Киеве всего месяц. Но были и другие просчеты. Единственным путем создания сильной армии УНР была общая мобилизация, которую по разным причинам не провели. Кроме того, Пилсудский рассчитывал на поддержку украинского повстанческого движения. Но разные украинские атаманы не хотели подчиняться воинской дисциплине, сложно было привлекать их к регулярной армии УНР.

Кроме того, были также чисто военные ошибки со стороны польского военного командования. Целью этого похода был разгром 12-й и 14-й советских армий. Однако они отступили неразбитыми, то есть цель не была достигнута. Позже командование недооценило 1-ую конную армию Буденного, которая неожиданно прорвала фронт 5 июня 1920 года возле населенного пункта Самгородок возле Белой Церкви. При лучшей организации обороны можно было остановить эту армию.

Киевский поход в апреле-мае завершился поражением. Но был еще второй шанс на создание независимой Украины осенью 1920 года — после Варшавской битвы в августе, когда большевистские армии вновь были разбиты и отступали. В октябре 1920 года действовал режим прекращения огня, и польские и украинские войска снова контролировали территорию Подолья: Каменец-Подольский, Звягель (Новоград-Волынский), Коростень. Тогда был шанс снова взять Киев под свой контроль. Однако война была прекращена, польские политики уже не хотели вести ее дальше.

Вопрос остается открытым: кто предал? Трудно в этом обвинять Пилсудского. Он подписал союз с украинцами в апреле и сделал это вопреки воле польских эндеков (национал-демократов), которые имели большинство в Сейме. Стоит помнить, что Сейм никогда не ратифицировал это соглашение. Осенью 1920 года эндеки его нарушили, имея большинство в составе польской мирной делегации на переговорах с большевиками в Риге. На тот момент у Пилсудского уже не было значительного политического влияния, по сути, он был отстранен от власти.

Петлюра и его армия остались одни на поле боя и еще пробовали бороться на Подолье, но в конце концов вынуждены были отступить за Збруч.

— Каким было участие украинцев в решающей фазе польско-большевистской войны в 1920 году, в Варшавской битве и защите других польских городов?

— Армия УНР в августе 1920 года составляла 5-6% от всех польских сил, вовлеченных в польско-большевистскую войну. Кажется, что это немного, но тогда каждая дивизия, каждый солдат были на вес золота. Украинский историк Андрей Руккас в своей книге «Вместе с польским войском» правильно предлагает назвать польско-большевистскую войну польско-украинско-большевистской. Это справедливо, поскольку, во-первых, УНР была официальным союзником Польши, а во-вторых, эта армия была единственной сильной союзнической формацией. Эта война должна называться польско-украинско-большевистской, поскольку наступление в апреле 1920 года было организовано для освобождения Украины. Это была война за Украину и Польшу, ведь оба государства тогда воевали за свою независимость.

В этой войне важным было участие войск УНР в обороне польского города Замостье. Линию обороны составляли 3 тысячи поляков и 400 солдат 6-й сечевой дивизии УНР, которой командовал генерал Марко Безручко. Значительная часть этой дивизии была на востоке и воевала в других местах, но Безручко был отрезан от своих войск и возглавил оборону города.

Преимущественно это были солдаты технического куреня, которые за несколько дней построили укрепления вокруг города. Благодаря обороне Замостья под командованием генерала Безручко на несколько дней удалось остановить марш армии Буденного. Поэтому польские подразделения имели возможность окружить ее и победить в последней большой кавалерийской битве этой войны возле Комарова.

Значительную роль в этой войне сыграло то, что главные силы войск УНР под командованием генерала Михаила Омеляновича-Павленко защищали линию реки Днестр — от границы с Румынией до города Николаев под Львовом. Они обороняли железнодорожное сообщение с Румынией. Это была единственная железнодорожная колея, по которой Польша на тот момент могла получать запасы оружия и амуниции из-за рубежа. Германия и Чехословакия тогда не пропускали вагоны с оружием для Польши, проблемы были с портом в вольном городе Данциге (Гданьске). Из соседних стран только Румыния содействовала Варшаве, через территорию которой в Польшу поставлялось оружие из Франции и амуниция из Венгрии. На тот момент защита 100-километрового отрезка линии Днестра украинцами имела решающее значение.

— Как в Польше в публичной плоскости, в школах и вузах, подают факт союзничества УНР и Второй Речи Посполитой? Замечают ли его?

— В польских школьных учебниках упоминается о том, что украинская армия вместе с поляками боролась против большевиков. В качестве символа этого союзничества упоминается, собственно, оборона города Замостье. Генерал Безручко увековечен мемориальной доской в этом городе. В Польше пока нет памятника Петлюре, а стоило бы об этом подумать.

Память об этих событиях 100-летней давности заслуживает большего внимания в публичном пространстве Польши. Нужны публикации в СМИ, направленные прежде всего на молодежь. В бюллетене Института национальной памяти Польши в этом году появилось несколько статей на эту тему. В интернете тоже об этом пишут, хотя этого все еще мало. Увидим, что будет в августе, когда в Польше будет отмечаться 100-летие Варшавской битвы.

— Сейчас идет война за историческую память, и это хорошо видно по информационным атакам на Польшу со стороны России. Москва пытается показать, что роль союза Пилсудского-Петлюры преувеличена, а «белые» воевали против большевиков даже активнее украинцев. Это подтверждается какими-то историческими фактами, или это очередной элемент российской пропаганды?

— Однозначно, это скорее пропаганда. В конце концов, россияне, которые негативно относятся к коммунистической России и которым близки традиции «белой» России, имеют претензии к Пилсудскому за то, что он не хотел сотрудничать с генералом Деникиным, а позднее — с Врангелем. Но это было потому, что эти российские генералы вообще не признавали украинского или белорусского народов, независимости всех стран, расположенных на восток от Польши. Такая позиция «белых» для Пилсудского была абсолютно неприемлема.

Кстати, ни одна российская национальная военная формация не успела принять участие в польско-большевистской войне до октября 1920 года. Армия генерала Перемыкина вступила в войну в ноябре, когда уже завершились основные боевые действия. Группа генерала Булак-Балаховича фактически была многонациональной. Кроме того, она была значительно меньше украинской армии. На стороне поляков воевали еще небольшие группы донских и кубанских козаков. Корпус «белого» генерала Бредова, отступая под натиском большевиков в марте 1920 года, пересек польскую границу. Но поляки их не признали союзниками: «белых» разоружили и интернировали на несколько месяцев. Впоследствии им разрешили переправиться в Крым к войскам Врангеля. Находясь в Польше, российские командиры армии Бредова считали, что находятся на территории России. Поэтому не было реальной возможности сотрудничества с ними, отправка их на фронт создала бы проблемы.

Поэтому участие «белых» в войне с большевиками, по сравнению с украинской армией, было незначительным.

— По Вашему мнению, эти утверждения являются попыткой показать, что тогда была также и другая Россия, или это очередная попытка поссорить поляков с украинцами?

— Эти действия больше похожи на какую-то организованную акцию. Думаю, скорее всего речь идет о намерении приуменьшить роль армии УНР и союза Пилсудского-Петлюры с целью поссорить поляков и украинцев, отодвинуть украинский вопрос в этой войне на задний план.

Могу привести один свежий пример. В апреле на официальной странице Института национальной памяти Польши в Фейсбуке было проинформировано о переводе на польский язык вышеупомянутой книги украинского историка Руккаса «Вместе с польским войском». В комментариях под этим постом сразу появилась волна хейта, различных сообщений о том, что никогда не было никакого польско-украинского союза, что это какая-то ерунда. Взамен в них говорилось о том, что между украинцами и поляками всегда были конфликты, несогласие, что украинцы убивали поляков и так далее. Мы начали проверять все эти посты, и выяснилось, что многие из них сделаны с фейковых аккаунтов, и что это организованная акция российских троллей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.