В Норильске нельзя дожить до глубокой старости. Средняя продолжительность жизни в этом сибирском городе на десять лет меньше даже довольно низкого общего показателя по России. В Норильске она составляет 62 года.

Причина — крайняя экологическая загрязненность этого лежащего за полярным кругом региона, где добывают и обрабатывают ценные руды. Горно-обогатительные предприятия ежегодно выбрасывают в атмосферу миллионы тонн углекислого газа. Объемы настолько велики, что его видно даже из космоса. Из-за кислотных дождей погибают деревья, вода содержит опасные для жизни тяжелые металлы.

И вот теперь еще и 20 тысяч тонн дизельного топлива вылились в местные водоемы, в том числе в реку Амбарную и ее притоки. Для сравнения: во время утечки нефти из танкера «Эксон Валдиз» у побережья Аляски в марте 1989 года в воду попали 37 тысяч тонн сырой нефти, и более 2000 километров береговой линии были загрязнены. При разливе дизельного топлива в Норильске нефтепродуктов меньше, но последствия аварии не менее катастрофичны.

Топливо вылилось из поврежденного резервуара теплоэлектростанции №3, которая, помимо угля, использует жидкое топливо в качестве горючего. Электростанция эксплуатируется фирмой НТЕК — дочерним предприятием огромного горно-обогатительного концерна «Норникель». Сегодня этот концерн обвиняют в том, что он несколько дней молчал об аварии 29 мая. Позднее российский президент Владимир Путин выразил перед телекамерами бурное возмущение с расчетом на публику.

Теперь ведутся работы по очистке местности. Но пока, согласно официальным данным, удалось собрать лишь 700 тонн дизеля и загрязненной воды. После бесед с экспертами быстро становится ясно, что последствия этой, вероятно, самой крупной катастрофы за Полярным кругом и в отдаленной перспективе удастся устранить лишь с большим трудом. «Вести очистительные работы в этой местности крайне сложно», — сказал Гвидо Гроссе (Guido Grosse) из Института имени Альфреда Вегенера (AWI) в Потсдаме в беседе с журналистом «Шпигеля».

Две трети территории России — вечная мерзлота

Гроссе — эксперт по вечной мерзлоте. Так называется постоянно замерзший грунт, покрывающий обширные территории Арктики. В России около 66% всей территории страны составляет вечная мерзлота. Например, в Норильске она имеет толщину от 20 до 400 метров, но ее верхние слои усиленно тают. В экстремальных случаях 70-80% вечной мерзлоты состоят изо льда. Когда он тает, почва просто проседает.

Института имени Альфреда Вегенера исследует этот феномен, в том числе и вместе с русскими партнерами, на одной их станций в дельты реки Лены. Вечная мерзлота стала, по всей вероятности, важнейшим фактором в деле с разливом дизельного топлива в Норильске. Во-первых, она медленно исчезает вследствие изменения климата, что и обусловило катастрофу. Во-вторых, ее временное таяние летом колоссально затрудняет очистительные работы.

Норникель заявил, что резервуар повредился из-за таяния грунта. Якобы грунт просел, и это имело фатальные последствия. «Нужно очень осторожно относиться к аргументации эксплуатирующей компании», — говорит Гроссе. По его мнению, вечная мерзлота могла сыграть свою роль — но так же как и «вид и возраст конструкции». В российских СМИ писали, что у хранилища были серьезные проблемы с коррозией.

В последние дни и недели в российской Арктике было особенно жарко. В прошлом году такая погода вызвала сильные лесные пожары. Но нельзя сказать, что экстремальная погода виновата в разрушении резервуара. Как бы то ни было, изменения почвы в Арктике начались не сегодня и вряд ли стали сюрпризом для работников Норникеля. Так считает и коллега Гроссе по Институту Мориц Лангер (Moritz Langer).

Как говорит ученый, температура почвы в регионе действительно повысилась за последние годы на несколько градусов. «Зимы становятся все теплее, грунт уже не промерзает так глубоко, как раньше». Вследствие этого в грунте образуются водяные линзы, так называемые талики. Они действительно могут стать причиной проседания грунта. Но, как говорит Лангер, об этом же давно известно.

Еще три года назад ученые писали в научном журнале Polar Geography, насколько сильно изменения климата воздействуют именно на инфраструктурные объекты в Норильске и его окрестностях. «Нельзя снимать с себя ответственность, ссылаясь на внешние факторы», — говорит Лангер.

В Норникеле хорошо знали о грозящей в будущем опасности, но, судя по всему, мало что сделали, чтобы ее предотвратить. О том же говорили ранее российские экологи.

«Местность будут перепахана техникой»

Жилые дома в таких городах, как Норильск, традиционно строят на сваях, чтобы здания, выделяя тепло, не растапливали мерзлый грунт. Резервуары, такие как на электростанции, отделены от грунта тундры толстым слоям щебня. Кроме того, по словам Лангера, резервуары должны быть окружены улавливающими рвами на случай протечки. На видеосъемках поврежденного резервуара, сделанных мобильными телефонами, действительно видны какие-то рвы, которые, вероятно, служат этой цели. Но, как говорят, они быстро переполнились горючим. Вероятно, они были слишком малы.

Очистка местности после катастрофы станет крайне сложным и в прямом смысле слова грязным делом. «Тяжелую технику тут использовать нельзя, — говорит Гроссе. — Она больше навредит, чем поможет». В тундре дорог нет. А поверхности мерзлого грунта в эти дни оттаивает, как это происходит каждое лето.

Если разъезжать тут на бульдозерах и грузовиках, можно серьезно повредить верхний слой почвы. «Местность будет полностью перепахана», —предостерегает ученый. В течение лета проблема только усугубится. Лишь в октябре грунт вновь промерзнет. А если он повреждается машинами, то следы остаются иногда на целые десятилетия. Это известно из опыта борьбы с более мелкими разливами нефти на российском Севере в прошлом. Кроме того, в местах, где когда-то проезжали автомашины, вечная мерзлота тает особенно быстро. В образовавшихся колеях появляются наполненные водой канавы и маленькие озерки.

«Холод замедляет разложение нефтепродуктов бактериями»

Для борьбы с загрязнениями окружающей среды с поверхности водоемов сибирские протоки слишком мелкие — так говорят российские власти. Собранные нефтепродукты должны будут до зимы храниться в закрытых емкостях, а затем замерзшие реки можно будет использовать как транспортные пути.

В конечном итоге значительная часть дизельного топлива останется в арктических экосистемах. Там оно постепенно будет разлагаться микроорганизмами, но на это потребуется время. «Холод замедляет разложение нефтепродуктов бактериями», — говорит геохимик Хайнц Вилкес из Университета Ольденбурга. Особенно сложно это будет, если топливо просочится в более глубокие пласты грунта. Живущие там организмы не очень приспособлены к переработке дизельных соединений. «Даже через десять лет и более там будут обнаруживаться их остатки»

В последние годы нефтяные и газовые концерны постоянно направляют взор на залежи углеводородов в Арктике. А экологи все время указывают, что загрязнения в этих широтах устранить не удастся. Правда, есть научные работы, посвященные возможностям добычи нефти из воды и льда. Но похожих работ о тундре значительно меньше.

«Многие годы мы опасались, что подобное может произойти», — говорит исследователь вечной мерзлоты Гроссе об аварии. И вот это случилось.

Тем временем Кремль заявил, что авария не повлияет на дальнейшие планы России по развитию Арктики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.