Во Франции развернулась дискуссия о приемлемости пребывания на пляже топлесс. Все началось с того, что полицейские подошли к трем полуобнаженным женщинам на пляже в Сент-Мари-де-ла-Мер и попросили их прикрыть грудь, поскольку на вид обнаженных бюстов пожаловалась загоравшая неподалеку семья с детьми. Инцидент вызвал взрыв возмущения. Как сообщает, в частности, Би-би-си, часть французов заговорила в этом контексте о волне ханжества, накрывшей в последнее время страну.

В многочисленных комментариях повторяется мысль, что загорать топлесс во Франции не запрещено. Органы местного самоуправления могут принимать по этому вопросу самостоятельные решения, но в Сент-Мари-де-ла-Мер запрет не введен, поэтому возмущение было обращено в первую очередь на полицейских.

Пресс-секретарь полиции Мадди Шерер (Maddy Scheurer) назвала действия полицейских неловкими и решительно заявила: «Меня вы увидите только в форме, но загорать топлесс у нас разрешено». Женщин поддержал даже министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен (Gérald Darmanin), который написал в Твиттере: «Свобода — важная ценность».

Неудивительно, что во Франции, которая имеет имидж страны со свободными нравами, инцидент вызвал такой скандал. Опросы общественного мнения показывают, что в последние годы француженки реже загорают топлесс, чем немки или испанки, однако, Франция остается государством, символом которого выступает ведущая народ к свободе женщина с оголившейся грудью.

В первый раз я поехала во Францию после окончания школы. Вместе с моим парнем мы пересекли ее от Парижа на юг и обратно, ночуя, где придется в палатке. Когда мы добрались в Канны, я увидела на пляже женщин, загоравших и прогуливавшихся топлесс. Среди них были и француженки, и туристки. Они были юными, зрелыми и пожилыми, стройными и грациозными, как газели, обычными, полными. Я увидела и упругие, и сморщенные груди: такие, которые только что появились, такие, которыми недавно выкормили детей, и такие, которыми это делали очень давно. Помню, какой свободной я себя почувствовала, сняв верхнюю часть купальника. В этом было что-то естественное, стыд я испытывала только в самый первый момент.

Также я хорошо помню, когда я впервые в жизни стала стыдиться своей груди. Я была очень стройным подростком, бюста у меня практически не было, поэтому я не носила бюстгальтер (он казался мне орудием пытки, я никогда не любила вещи, стягивающие тело). К сожалению, путь в лицей проходил мимо казарм. Однажды утром я услышала от высовывавшихся в окно военных: «Да здравствует природа!». Я ссутулила плечи и ускорила шаг. Замечания по поводу моей груди, сопровождавшиеся чмоканием губами, продолжались, так что в итоге я начала носить этот проклятый бюстгальтер.

Загорать на французский манер я попробовала в студенческие годы в Сопоте, отдыхая там с подругой. Ничего не вышло: пребывание на пляже утратило очарование из-за жадных взглядов и глупых замечаний мужчин, а также критических высказываний женщин.

Я никогда не понимала зацикленности на сосках. Все дело в них, ведь обнаженную грудь можно увидеть всюду: она выглядывает из декольте, красуется на рекламных щитах, помогает продвигать разные товары от белья до гробов и цемента. Скандал разгорается лишь тогда, когда на общественное обозрение выставляются соски.

Разумеется, женская нагота всегда была сложной темой. Даже в античной скульптуре женские фигуры одеты, а мужские демонстрируют все, что только можно. Соски на груди мужчин никому не мешают до сих пор. Я могу понять культурную специфику и не призываю разрешить всем сидеть с обнаженным торсом в ресторане, но почему два прикрывающих бюст треугольника должны быть обязательными на пляже, где в то же самое время не запрещается носить стринги?

Имела бы я, будучи матерью двоих детей разного пола, что-то против трех полуобнаженных девушек, лежащих рядом на пляже? Нет, потому что мои дети знают, как выглядит человеческое тело. Кроме того, на мой взгляд, воспитание заключается не в том, чтобы пытаться подогнать весь мир под свои представления и страхи. Ребенку нужно объяснить, что люди поступают по-разному, поскольку они свободны, а мы имеем право считать то или иное явление неподобающим. Мне лично гораздо больше мешают на пляже люди, сыплющие ругательствами, но я бы и не подумала вызывать по этому поводу полицию. Мои дети знают, что дома мы так не разговариваем, и все.

Меня радуют модные тенденции последних лет, которые указывают на то, что женщины все чаще начинают считать свое тело своим делом. Они перестают истязать себя туфлями на высоком каблуке, нося даже с платьем спортивную обувь. Исчезают облегающие блузки, ткань свободно развевается вокруг фигуры. И, что самое важное, грудь гораздо реже стягивают жесткие бюстгальтеры: в моду вошла легкая модель «бралетт» без косточек.

На протяжении многих лет в моем бельевом ящике лежало множество бюстгальтеров: каждый подходил к тому или иному фасону платья или блузки. Без бретелек, с бретельками, перекрещивающимися на спине или спереди, один даже вообще без застежки, представлявший собой одновременно и курьезный продукт швейной промышленности, и орудие пытки. Все для того, чтобы даже под футболкой с узким воротом нельзя было разглядеть очертания сосков. Но есть ли в этом хотя бы капля здравого смысла? Я считаю, что нет, поэтому этим летом под некоторыми платьями я была совершенно топлесс.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.