Кемерово — Мария Иванько определилась с размером своей семьи задолго до того, как угольная шахта, где она работает, заявила о банкротстве, и из-за пандемии ее жизнь стала еще более неопределенной.

15 лет назад у нее родился первый ребенок, и она знала, что он у нее будет последним.

Евгения Петрова, которая также работает на угольной шахте недалеко от сибирского города Кемерово, сказала, что у нее тоже один ребенок.

А сидевшая слева от Петровой в придорожном кафе местная журналистка Елена Понкратова понимающе кивнула. И у нее один ребенок, 25-летняя дочь.

Небольшие семьи свидетельствуют о стагнации рождаемости в России и сокращении численности населения, что усугубляется проблемами, связанными с пандемией. Президент Владимир Путин заявил, что проблема сокращающейся численности населения России его «преследует». Поэтому национальным приоритетом он назвал задачу остановить сокращение численности населения России и к 2024 году обеспечить естественный прирост населения страны путем принятия социальных мер стимулирования рождаемости и увеличения количества детей в семьях.

Город Кемерово, расположенный в четырех с лишним тысячах километров к востоку от Москвы, и окружающие его степи являются примером того, что служит препятствием для осуществления его планов.

По данным Росстата, только за последнее десятилетие численность населения региона сократилась примерно на 100 тысяч человек и составила 2,6 миллиона человек.

В целом, в России ожидается самое значительное сокращение населения с 2006 года, и этот процесс ускорили закрытие границ для мигрантов и смертность от коронавируса, которая в настоящее время достигла более 36 тысяч человек. По данным, опубликованным на новостном сайте РБК, по последним оценкам правительства, численность населения в этом году сократится на 352,5 тысячи человек, при этом в период с 2020 по 2024 год убыль населения предположительно составит 1,2 миллиона человек.

Независимый демограф Алексей Ракша прогнозирует, что население России, которое сейчас составляет около 146,7 миллиона человек, в этом году может сократиться на 700 тысяч человек, что может составить почти 0,5%.

Ожидается, что население США в 2020 году вырастет на 0,72%.

Такие российские регионы, как Кемерово, служат контрастом и в других отношениях. Угольная промышленность, которая бурно развивалась в советские времена, теперь стала обузой. Самой известной достопримечательностью города является памятник шахтерам, профессия которых теперь символизирует упадок, нужду и лишения.

«Если бы у нас были деньги, чтобы растить наших детей, тогда, конечно, было бы совсем другое дело, и у нас было бы больше детей», — говорит Мария Иванько, которая собирается уехать из Кемерово, потому что ее муж смог найти работу на шахте в соседнем Новосибирске.

«Мы бы уехали»

Когда началась пандемия, горнодобывающая промышленность уже находилась в сложном положении. Ослабление экономики привело к снижению спроса на уголь, из-за чего начались массовые увольнения шахтеров, которые обычно получали менее 400 долларов в месяц, что составляет примерно половину средней зарплаты в регионе. Те, кто продолжают работать, говорят, что зарплату иногда задерживают до трех месяцев.

«Вся наша семья жила на пенсию моего отца и зарплату моей мамы, — рассказывает Иванько, отец и зять которой до того, как их недавно уволили, работали на шахтах. — Нас три сестры, но внуков в семье всего трое».

Молодежь, как правило, уезжает в другие сибирские города или в Москву, что наносит еще один удар по рождаемости в этих местах. В местном колледже каждый семестр горное дело обычно изучали около 90 студентов. В прошлом году был только один.

«Многие хотели бы уехать, — говорит местная журналистка Понкратова. — Все, с кем я здесь разговариваю, говорят, что уехали бы, если бы могли».

В демографическом ежегоднике ООН за прошлый год подсчитано, что, согласно «пессимистическому» прогнозу по России, к 2050 году ее население сократится до 124,6 миллиона человек, а к 2100 году — до 83,7 миллиона человек.

Демограф Ракша ожидает в следующем году более существенного сокращения, как еще одного возможного следствия пандемии. Вот один из показателей: по данным Росстата, количество браков, зарегистрированных с начала этого года по июль, сократилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 23%.

Из-за пандемии все стало «непредсказуемым, и в таких условиях люди откладываю рождение детей», сказал Ракша, который до лета этого года работал в Росстате.

Для решения этой проблемы Путин пообещал ввести налоговые льготы для многодетных семей и выплачивать пособия семьям с детьми.

Так называемый материнский капитал был удачным решением проблемы, когда он впервые был введен в 2007 году, сказал Ракша, но единовременная выплата в размере около шести тысяч долларов за второго ребенка, по мнению многих россиян, значительно меньше той суммы, которая необходима.

В этом году Путин решил выплачивать семьям эту сумму даже при рождении первого ребенка.

Три из пяти родильных домов Кемеровской области недавно были перепрофилированы в центры лечения коронавируса. В сентябре, как раз перед тем, как это произошло, родился Сергей Евгеньевич Баранов — четвертый ребенок в семье, что является редкостью.

Его родители являются получателями материнского капитала, но они пожаловались на безалаберность и бюрократические препоны, с которыми приходится сталкиваться при получении этих выплат. Например, имея троих детей, они получили единовременное пособие в размере около 7,8 тысячи долларов в соответствии с прежней программой выплат, но затем получили только единовременную выплату в размере трехсот долларов без дополнительных ежемесячных пособий после рождения четвертого ребенка.

Семья также должна была получить земельный участок от правительства в качестве вознаграждения за рождение третьего ребенка, но прошло уже четыре года, а они его так и не получили, рассказывает мать, Елена Калинченко.

«Только за подготовку документов на землю надо заплатить [около 500 долларов], так что же это за государственная поддержка?», — добавила она.

Их тесная двухкомнатная квартира находится так близко к угольной шахте, что каждые три дня их дом сотрясается из-за подземных взрывов.

Свежие могилы

Только на одном небольшом участке кемеровского кладбища в последнее воскресное утро было подготовлено 25 новых мест для захоронений. Вокруг — ряды свежих могил с датами смерти в сентябре, октябре и начале ноября.

Согласно официальной российской статистике, от коронавируса в стране умерло менее 40 тысяч человек, но Ракша подозревает, что реальное количество значительно выше, если сравнивать с прошлой статистикой смертности в стране. Регионы страны, многие из которых расположены за тысячи километров от Москвы, особенно пострадали во время пандемии, испытывая нехватку свободных больничных коек и медикаментов.

В Кемерово и без того были распространены респираторные и онкологические заболевания, что объясняется значительным загрязнением окружающей среды. Уровень смертности здесь остается одним из самых высоких в России — 14,6 смертей на тысячу человек в 2019 году по сравнению с девятью родившимися на тысячу человек.

«Спросите здесь любого, и они назовут кого-то из близких, кто умер от рака», — говорит местный активист Максим Учатов.

В расположенном в области городе Киселевске большая шахта, силуэт которой напоминает гору земли, высится над небольшим центром города. На потрепанном, выцветшем плакате написано: «Я люблю тебя, мой город Киселевск».

В прошлом году 15 жителей соседней деревни обратились к премьер-министру Канады Джастину Трюдо с видеообращением, в котором попросили предоставить им убежище, потому что их дома расположены всего в нескольких шагах от заброшенной подземной шахты, которая, по их словам, по-прежнему является источником радиоактивных загрязнений. Один участок земли огорожен веревкой, и на нем стоит знак «Стой, прохода нет».

Представители канадских властей позже ответили, что в соответствии с иммиграционным законодательством просьбы жителей города могут быть рассмотрены только в том случае, если заявители будут иметь статус беженцев.

Виталий Шестаков, живущий по соседству с заброшенной шахтой, переехал в этот район вместе с женой и маленькой дочкой шесть лет назад.

По его словам, они думали родить еще одного ребенка. Но потом, два года назад, Шестаков срочно отвез жену и дочь в больницу после того, как они внезапно заболели. Он говорит, что позже причиной заболевания врачи назвали отравление угарным газом, хотя на лето газовое отопление в области было отключено.

Жители обратились к властям с просьбой переселить их. Чтобы привлечь внимание к этой проблеме, Шестаков провел девятидневную голодовку, но, по его словам, местные власти практически не обратили на это внимания.

Владимир Горенко и его жена Светлана живут в часе езды — на опушке таежного леса в деревне, в которой есть только грунтовая дорога и вдоль которой висят плакаты с призывами против угледобывающих предприятий. У супругов есть двое взрослых детей, в том числе сын, у которого трое собственных детей.

Их сын перевез свою молодую семью из Кемеровской области в Краснодар на Черное море.

«Жить там — значит умереть», — говорит Горенко, имея в виду Кемерово. Он хотел, чтобы трое его детей выросли здоровыми.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.