В предстоящие недели мы неизбежно увидим в СМИ массу сообщений о побочных эффектах от лицензированных вакцин. Первое уже появилось. Два медика (оба давно страдают от аллергических реакций) негативно отреагировали на вакцину компании «Пфайзер». Из-за этого были внесены изменения в рекомендации о том, кого следует прививать.

Поначалу игнорировать такие сообщения будет трудно, однако я смею предположить, что если их не проигнорировать полностью и сразу, они станут звучать все громче. На то есть ряд веских причин.

Во-первых, в предстоящие недели и месяцы все мы будем страдать от самой острой формы того, что называют «систематической ошибкой наблюдателя». Мы будем замечать и сообщать только о неблагоприятных побочных явлениях, но не о сотнях тысяч ничем не примечательных прививок. Зачем о них писать — ведь это скучные новости. Заголовок типа «Привился еще один человек — ничего не случилось» вряд ли заставит читателя кликнуть на него.

В результате такого освещения темы возникнет ложное впечатление о наличии серьезных проблем, хотя на самом деле речь идет о довольно редких явлениях. В данном случае с двумя медиками (это была анафилаксия, или аллергическая реакция гиперчувствительности немедленного типа) риск ее возникновения в серьезной форме от вакцины составляет менее двух случаев на миллион вакцинаций. Нельзя сказать, что у других вакцин риск не будет выше, но это помогает представить себе картину в целом.

Следует также отметить, что у обоих участников симптомы появились лишь ненадолго, и они наверняка уже поправились (хотя мы должны с осторожностью относиться к конфиденциальной информации о пациентах из вторых и третьих рук). Причина, по которой вся эта программа вакцинации проводится в больницах, состоит в том, что лечебные учреждения смогут немедленно решать проблемы в случае и по мере их появления.

Далее, мы увидим много информации в социальных сетях о людях без аллергической реакции, которые, тем не менее, почувствовали себя плохо сразу после прививки. В этом нет ничего неожиданного. Недомогание будет в основном легким и ограниченным, а длиться оно будет лишь несколько дней. В качестве примера можно привести отчет Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, где говорится, что более половины участников вакцинации чувствовали усталость.

Важно понимать, что когда мы соглашаемся на вакцинацию, мы не исключаем, что могут возникнуть определенные кратковременные симптомы. Но риски надо оценивать правильно. У нас нет выбора: прививаться или нет. У нас другой выбор: либо мы прививаемся, либо подвергаем себя опасности заболеть сovid-19.

Вакцины безопасны, но мы должны ясно понимать, что это означает. Риски и побочные эффекты возможны. Риск серьезных проблем очень незначителен, и в крайне редких случаях (менее одного случая на 50 000 вакцинаций) у нас нет надежного средства для преодоления проблемы. Появится оно после того, как мы привьем миллионы человек. Это неизбежно, и это происходит с каждой вакциной, с каждым препаратом. Covid-19 здесь не исключение. Вот почему регуляторы продолжают настаивать, чтобы медики и пациенты сообщали обо всех возможных осложнениях даже после лицензирования вакцины. То, что мы слывшим о такой неблагоприятной реакции на вакцину, является лучшим доказательством такой открытости.

Здесь крайне важно сопоставить данный риск с риском смерти и инвалидности от сovid-19. Для некоторых людей математика проста. Если оставить в стороне риск осложнений от сovid-19, то у 80-летнего человека с соответствующими хроническими болезнями риск смерти при заболевании сovid-19 будет составлять 20%. А если он привьется, то риск смерти от самой вакцины будет близок к нулю, и, кроме того, у него многократно уменьшится риск заразиться коронавирусом.

Говоря «близок к нулю», мы имеем в виду, что, если мыслить рационально, то от вакцинации выиграют почти все. Но когда проценты измеряются однозначными числами, некоторые люди оценивают риски иначе. Мы должны отнестись к этому с уважением и дать людям время, чтобы они сами принимали решения. У некоторых из нас есть причины, не имеющие никакого отношения к риску от вакцинации. Возможно, вы считаете, что находитесь в категории минимального риска, однако хотите сделать все возможное, чтобы снизить риски для окружающих вас друзей и родственников. И наконец, вы можете сделать это, просто чтобы вернуться в некое нормальное состояние. Независимо от того, верите вы или нет в правильность государственного подхода, всем предельно ясно, что хорошая вакцина — это лучший способ избавить нас всех от бед и страданий текущего года.

Тем не менее, мы должны внимательно следить за побочными эффектами, и одновременно отсеивать все эти паникерские сообщения, реально оценивая безопасность вакцины и не реагируя чрезмерно на отдельные сенсационные заголовки и истории в социальных сетях. Я думаю, это будет «шторм перед штилем», и предвижу, что пока все не успокоятся, мы будем периодически попадать в бурю.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.