Краской из баллончика рисуют красный крест на спине. Или желтой краской пачкают лицо. Прежде чем отправить политических заключенных в камеры, ОМОН помечает их, чтобы обозначить, с кем нужно обращаться особенно жестоко.

Одной из жертв этого метода стал 26-летний Павел Кабуш, которого полиция арестовала в Минске на демонстрации 8 ноября. Его кожаную куртку пометили красной краской.

Вскоре после этого он выступил на государственном телевидении, где признал, что бросал дымовые шашки в сотрудников правоохранительных органов. Тем не менее на следующий день его отпустили после короткого суда по Скайпу. Наказанием стал небольшой штраф за «участие в несанкционированном митинге».

Уже потом Павел Кабуш рассказал новостному сайту tut.by, что согласился на признание перед телекамерами, после того как его запихнули в полицейский микроавтобус, поставили на колени и несколько раз ударили по голове. Один из полицейских объявил: «Если скажешь, что надо, все будет хорошо, и мы тебя отпустим».

После выборов 9 августа в стране начались масштабные протесты против фальсификаций, которые позволили Лукашенко объявить себя победителем. В общей сложности полиция задержала от 15 до 30 тысяч белорусов. Большинство потом отпустили. Но многие вышли из тюрьмы с тяжелыми травмами, полученными в результате беспримерного физического и психологического насилия.

На данный момент в тюрьме находятся чуть более 120 политических заключенных. Всего по всей Белоруссии арестованы более тысячи мирных демонстрантов.

Правозащитные организации, в том числе Human Rights Watch, еще в сентябре заявили, что такие спецподразделения режима, как ОМОН и спецназ, «систематически применяют пытки». Основываясь на показаниях жертв, организация зафиксировала, что в тюрьмах Лукашенко людей избивают, насилуют и пытают электричеством. Многие из задержанных сильно пострадали: у них были сломаны ноги, выбиты зубы, отбиты почки, они получали ожоги и сотрясение мозга.

Что речь действительно идет о систематических пытках, причем тщательно продуманных, стало ясно, когда уважаемая правозащитница и журналистка Ольга Карач разоблачила целую систему «цветовой стигматизации», опубликовав данные на сайте «Наш дом».

Из этого документа следует, что министерство внутренних дел Белоруссии поручило полиции помечать арестованных демонстрантов разными цветами в зависимости того, какое преступление они, предположительно, совершили. Цветные метки должны определять, с какой степенью жестокости полиция будет пытать задержанных.

Алесь Беляцкий из правозащитной организации «Весна» на вопрос Dagens Nyheter отвечает, что маркирование цветом — «распространенная практика». Алесь Беляцкий, лауреат премии Right Livelihood Award-2020 («альтернативная Нобелевская премия»), основал «Весну» в 1996 году, чтобы помогать политическим заключенным Белоруссии и их семьям.

То, что задержанных демонстрантов помечают разными красками, явление не новое. Об этом упоминалось еще в документе белорусского МВД от июля 2019 года (номер 89/5/Г-5). Там сказано, что в первую очередь следует использовать три цвета — желтый, зеленый и красный, однако иногда можно применять и черный.

«Обычно полиция брызгает краской из баллончика на куртки и кофты задержанных, но сейчас все чаще и в лицо. Это становится своего рода инструкцией для сотрудников органов, которые принимают задержанных в участках или тюрьмах», — рассказывает мне Ольга Карач, которой я позвонил в Минск.

Если коротко, в документе МВД сказано, что «желтые» — это задержанные превентивно, «красные» склонны к побегу, а «зеленые» подозреваются в преступлениях, связанных с наркотиками. По словам Ольги Карач, градация жестокости со стороны полиции согласно системе цветных меток выявлена на основании оценок, вынесенных центром «Наш дом» после множества интервью и сбора свидетельств.

Алесь Беляцкий подтвердил Dagens Nyheter, что документ, в котором рассказывается о цветных метках, — подлинный. Он сам сидел в тюрьме четыре года и лично видел, как этот метод применяли к заключенным, часто — совершенно неожиданно, иногда только из-за разговоров на белорусском языке или из-за внешности.

По оценкам «Нашего дома», система цветных меток в белорусских органах следующая.

Зеленым часто помечают молодых задержанных с «нетрадиционной внешностью», то есть, например, с дредами, голубыми волосами или пирсингом. С ними жестоко обращаются и пытают их, часто угрожают и оскорбляют. Согласно инструкциям МВД, это обычно молодые люди младше 20 лет, которых могут осудить на 8-15 лет тюремного заключения за преступления, связанные с наркотиками.

Желтый означает, что арестованного могут жестоко избить или пытать, но, как правило, не калечат. Это самая политизированная группа, к ней принадлежат «анархисты» и «антифашисты». Ими занимается белорусская служба безопасности КГБ, в чьи обязанности входит наблюдение за людьми, «склонными к экстремизму».

Красный означает, что задержанному грозят пытки, способные привести к серьезным травмам или даже сделать человека инвалидом. К этой категории относятся заключенные, которые, по мнению руководства тюрьмы, могут попытаться бежать или совершить самоубийство.

Черный — наивысший уровень жестокости. Таких людей калечат сильнее всего, и, по неподтвержденной информации, могут даже убить.

В качестве примера жестокости полиции, приведшей к смерти человека, можно привести случай 31-летнего художника Романа Бондаренко. На прошлой неделе его во дворе собственного дома сильно избили мужчины в масках — вероятно, из спецназа МВД. В больницу его привезли еще в сознании, но позже он скончался от черепно-мозговых травм.

Когда в воскресенье в Минске толпы народа вышли на протесты из-за смертельного избиения Бондаренко, ОМОН вновь пошел в атаку, задержав более тысячи человек.

Ольга Карач рассказывает, что «цветовая стигматизация» в ходе полицейских арестов и в тюрьмах создает неравенство в среде заключенных. Меченые арестанты постоянно находятся под наблюдением тюремной администрации и больше рискуют понести дополнительной наказание, например, попасть в штрафной изолятор и лишиться возможности принимать посетителей и передачи от близких.

В статье российской независимой «Новой газеты», посвященной нечеловеческим условиям в одной из минских тюрем, 28-летний воспитатель детского сада Владислав Соловей рассказывает, что избивают не только меченых.

«Бьют всех. Один омоновец до смерти избил парня за то, что у него фамилия похожа на Тихановскую — Тиханович», — сообщает Соловей. Светлана Тихановская — лидер белорусской оппозиции, сейчас она живет в изгнании в Литве.

На своем сайте Ольга Карач требует положить конец этой системе меток для задержанных.

Помечать задержанного цветом — грубое нарушение закона, сказал адвокат и правозащитник Валентин Стефанович независимому новостному сайту tut.by.

«Это бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, что противоречит и международному, и национальному законодательству, в том числе Закону „Об органах внутренних дел", — считает Стефанович. — С такими фактами мы впервые столкнулись 9 августа, после выборов. Свидетели и сами потерпевшие отмечают, что отношение к помеченным крайне жестокое, маркируют задержанных, которых потом жестоко избивают».

Dagens Nyheter связалась с послом Белоруссии в Стокгольме. Он заявил, что не намерен комментировать этот вопрос.

Народное восстание в Белоруссии

Народные протесты против Александра Лукашенко, белорусского диктатора с 26-летним стажем, набрали обороты после президентских выборов 9 августа. Лукашенко объявил себя победителем с 80% голосов. Но очень многие белорусы считают, что выборы сфальсифицированы и оппозиционный кандидат Светлана Тихановская набрала больше, чем Лукашенко.

Режим пытался подавить протесты, но они только продолжали расти. По воскресеньям в столице Минске собиралось до 100 тысяч демонстрантов, протесты проходили и в других городах. Люди требовали отставки Лукашенко, свободных и справедливых выборов, а также освобождения политических заключенных.

В какой-то момент, когда народный бунт против жестокости режима стал наиболее масштабным, могло показаться, что дни Лукашенко сочтены. Но Лукашенко ясно дал понять, что уходить не собирается. Вместо этого он отправился в Москву и заручился поддержкой Владимира Путина. Репрессии усугубились, и всем лидерам оппозиции, которые еще оставались на свободе, пришлось бежать. Тихановская, которая считает себя законно избранным лидером Белоруссии, уехала в Литву уже через несколько дней после выборов.

В последние недели репрессии в отношении демонстрантов достигли размера большой военной операции. К подавлению протестов привлекли спецназ и подведомственный МВД ОМОН.

В крупных городах Белоруссии, таких как Минск, Гомель, Витебск и Гродно, в полную силу действуют карательные акции, которые масштабами напоминают пожилым белорусам налеты нацистских отрядов СС и гестапо во время Второй мировой войны. Колонны бронетехники и бронетранспортеров наводнили Минск. Одетые в черное спецназовцы окружают мирных демонстрантов и атакуют их с дубинками, резиновыми пулями и светошумовыми гранатами. В городе закрывают станции метро и отключают интернет. В тех районах, которые считаются оппозиционными, отключают и водоснабжение. В последний раз это случилось в районе Новая Боровая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.