Семья Гарсия Ноблехас пожертвовала всем ради Испанской Фаланги. Глава семейства скончался в Паракуэльос-де-Хараме. Трое из пяти его сыновей отдали жизнь, сражаясь за Испанскую Фалангу во время гражданской войны. Хосе погиб во время восстания казармы Ла-Монтанья в июле 1936 года, младшего сына Сантьяго расстреляли в ноябре того же года, а Хесуса, который при помощи посольства бежал из Мадрида и присоединился к повстанцам, убили во время Брунетской операции. В конце гражданской войны в живых остались только двое братьев. Они пошли добровольцами в Голубую дивизию и отправились воевать в Россию. В октябре 1941 года Хавьера погиб от мины на Восточном фронте Второй мировой войны. Как отмечает профессор современной истории Университета Сантьяго-де-Компостела и Мюнхенского университета Хосе Мануэль Нуньес Сейксас (José Manuel Núñez Seixas), из-за этой утраты «верховное командование Испании в стиле „Спасти рядового Райана" было вынуждено силой вернуть на родину выжившего члена семьи — Рамона».

«Верховное командование, понимая одиночество матери, измученной болью, приняло решение предоставить право вернуться на родину», — писала в те времена ABC.

Рамон видел, как единственный оставшийся в живых брат погиб на передовой, но продолжал сражаться в России, пока не поступил приказ возвращаться на родину. Однако всего несколько месяцев спустя, в августе 1942 года, Рамон погиб в дорожно-транспортном происшествии в Мадриде. Мать семейства Лаура Брунет (Laura Brunet) осталась совершенно одна.

В 2016 году Хосе Мануэль Нуньес Сейксас рассказал истории жизни невероятных людей. Например, историк вспомнил Анхеля Марчену (Ángel Marchena), родом из семьи поденщика из Кордобы, которая пала жертвой репрессий. Сначала он был солдатом «Рекете» и играл на корнете в оркестре за деньги, а затем стал командиром дивизии. «Его взяли в плен, Анхель Марчена провел в советских тюрьмах 11 лет, а в 60-е стал гастарбайтером в Гамбурге». Историк рассказал и об анархисте Сотеро Гарсии (Sotero García), который записался в Голубую дивизию для того, чтобы позднее дезертировать и присоединиться к Красной армии.

Первая дивизия

Идея отравить испанских военных на помощь Германии во время Второй мировой войны возникла после начала операции «Барбаросса» 22 июня 1941 года. Благодаря им немцы смогли проводить операции на Восточном фронте — крупнейшем театре военных действий за всю историю, где прошли крупнейшие кровопролитные сражения. Бойцы Голубой дивизии оказались на пустынной территории в условиях лютого мороза, будто в аду, но на Земле.

В Мадриде несколько дней спустя три главных деятеля режима Франко, Рамон Серрано Суньер (Ramón Serrano Súñer), Мануэль Мора (Manuel Mora) и Дионисио Ридруэхо (Dionisio Ridruejo), встретились за обедом в отеле «Ритц». Они приняли решение поддержать нацистскую Германию, которая господствовала в Европе и казалась непобедимой. Тогда все думали, что мечты о былом величии империи, а именно о господстве над Французской Западной Африкой, Ораном и даже Гибралтаром. Франко не хотел вступать в войну, однако разрешил отправить добровольцев на помощь немецкой армии. Так появилась Голубая дивизия, которую называли и 250-я дивизия испанских добровольцев. 13 июля 1941 года со станции Аточа отправилась в путь первая дивизия под командованием генерала Агустина Муньоса Грандеса (Agustín Muñoz Grandes). В ее ряды вошли 18 тысяч солдат. В конце войны участвовало 45 тысяч добровольцев. Пострадало более 16 тысяч испанских военных: 5 тысяч погибли, 8,7 тысяч получили ранения, а 3 тысячи остались инвалидами.

Среди добровольцев встречались самые разные люди: идеалисты, авантюристы, отчаявшиеся, молодые люди, сражавшиеся на стороне республики, мечтатели, которые уже видели себя участниками победного марша по улицам Москвы, и одиночки — им было нечего терять. В первой группе «большинство были добровольцами», — пояснил автор книги «Товарищ зима» (Camarada invierno) Нуньес Ксейрас (Núñez Xeiras).

«До 25% были сторонниками Фаланги, многие из которых не могли участвовать в гражданской войне и хотели отдать долг родине. Некоторые преследовали свои цели, другие считали, что войну нужно продолжать в других условиях. В дальнейшем, когда дивизию не удавалось укомплектовать полностью, оказывали внешнее давление (…) Сыграла свою роль и финансовая составляющая, бойцам Голубой дивизии платили в два раза больше, чем обычным солдатам», — отмечает Нуньес Ксейрас. По мнению историка, от трети до половины были сторонниками идеологии, «поддерживали фалангизм, были глубоко верующими католиками и яро выступали против коммунизма». Все они оказались в ужасных погодных условиях страшной войны.

10 октября 1943 года, когда начали побеждать союзники, в Испании было принято решение о поэтапном выводе войск. От 1,5 до 3 тысяч добровольцев приняли решение остаться и продолжить воевать. Больше они не входили в состав дивизии, а стали солдатами фашистской армии. Новые отряды стали называть «Голубым легионом». Некоторые солдаты воевали с Советским союзом в битве за Берлин.

Эти испанские солдаты, которые недавно пережили ужас гражданской войны, оказались на поле сражения страшной войны вдали от дома. Они были чужими среди товарищей по оружию, чужие на этой суровой земле, на которой их встретил безжалостный генерал Мороз. Бойцы Голубой дивизии похоронили молодость в суровой русской степи. Незначительные сражения принесли им невероятные страдания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.