Застывшая и завораживающая сцена мрачного балета. Четверых русских солдат, от которых сохранились лишь скелеты, бросили на дно ямы, и они все еще корчатся в предсмертной агонии. Это произошло более полутора веков назад, но их вытянутые руки и переплетенные ноги сохранили движение тех последних мгновений. Кто они? Погибли ли они от ран, холеры или голода? Это смогут сказать французские и российские антропологи, историки и другие специалисты, занятые в раскопках. Их задача — извлечь и изучить тела десятков солдат, погибших в Крыму с 1853 по 1856 годы.

Все они пали жертвой кровавой и практически «забытой» войны XIX века, считающейся первым «современным» конфликтом, который, спустя четыре десятилетия после Ватерлоо, перевернул европейский порядок, установленный в 1815 году Венским конгрессом на обломках наполеоновской империи. Их останки покоятся непогребенными на этом пропитанном историей полуострове в Черном море, который Россия забрала обратно у Украины в 2014 году. Французы мало знают о событиях времен Второй империи, впоследствии заклейменных Третьей республикой. А между тем, сами того не осознавая, мы каждый день встречаемся с названиями столь дорого доставшихся крымских побед — Севастополь, Малакоф, Инкерман, Альма, и именами видных военных деятелей того времени: Боске, Мак-Магон, Канробер.

С турками против русских

С холма открывается вид до самого моря. Место, получившее свое название от реки Альмы, известно своими превосходными яблоками (в переводе с татарского «альма» означает «яблоко»). Именно здесь 20 сентября 1854 года произошло первое крупное сражение Крымской войны. Неделей раньше войска коалиции, объединившей Францию (28 000 солдат), Великобританию (26 000) и Османскую империю (6000), высадились в Евпатории на западном берегу Крыма.

Страх перед русской экспансией, подогреваемый уверенным продвижением России «к теплым морям», и риск окончательного развала Османской империей, уже приходящей в упадок, побудили Наполеона III и его союзников выступить против амбиций царя Николая I. Поводом послужил спор между католиками и православными за право защищать святые места в Палестине. 20 сентября французские солдаты под командованием генерала Армана Жака Леруа де Сент-Арно, в том числе знаменитые зуавы, закаленные в боях алжирской кампании, и британские силы лорда Реглана, потерявшего руку при Ватерлоо, взяли в тиски позиции князя Александра Меньшикова, главнокомандующего царских войск. Потребовалось три штурма под огнем русских пушек и силы прибывшего подкрепления, чтобы захватить самую высокую точку на поле боя, где располагался штаб Меньшикова.

Сегодня на альминском холме возвышается с полдюжины белых памятников: обелиск, воздвигнутый в 1884 году в 30-летнюю годовщину битвы в память о русских воинах; «братская могила», в которой вперемешку оказались и русские, и павшие солдаты вражеского лагеря; могила британских офицеров 23-го пехотного полка (Royal Welsh Fusiliers); памятник 1902 года Владимирскому мушкетному полку под командованием полковника Ковалева, который в этот день потерял 51 офицера и 1260 солдат.

«Между этими переплетенными телами нет земли, а значит, они были захоронены в одно время», — поясняет антрополог Мишель Синьоли, преподаватель Университета Экс-Марсель. Найденные на останках форменные пуговицы 31-го и 32-го полков указывают на то, что они принадлежат русским солдатам. Эту позицию удерживали англичане, которые, стало быть, позаботились о том, чтобы предать земле своих противников. «Очевидно, что делалось это наспех, по санитарным соображениям, а может и потому, что это враг», — продолжает Мишель Синьоли. По некоторым деталям можно установить, что эти мужчины были моложе 20 лет — «мальчишки», замечает эксперт. Антропологи работают с останками с невероятным терпением и бесчисленными предосторожностями, подобно игрокам Микадо. Чтобы разобраться. Скелеты, захороненные менее чем в метре от поверхности, извлекаются из земной породы при помощи скребков, скальпелей и зубных щеток.

По инициативе одного француза

Делаются фотографии, после чего кости извлекаются из земли для более детальных антропометрических исследований, позволяющих, среди прочего, определить возраст, рост и точную причину смерти. Учитывая характер почвы, скелеты на удивление хорошо сохранились. А вот предметы, форма и прочие «метки», как их называют специалисты, оказались полностью уничтожены временем. Кое-где находятся лишь несколько медных пуговиц, металлический обломок ножен, трубка, пряжка ремня, нагрудный знак, каблук сапога… Простые и трогательные предметы, каждый из которых бережно изучается. Драгоценные зацепки для научных исследований.

В период, когда Крым был украинским, до его аннексии Россией в 2014 году, раскопки уже проводились. Недавно же они были возобновлены Фондом развития русско-французских исторических инициатив, финансируемым Россией и возглавляемым французом Пьером Малиновски. Тридцатилетний руководитель фонда, бывший военный, увлеченный археологией, человек обходительный и сметливый, имеет свои связи в Кремле. Вице-президентом фонда является не кто иной, как Елизавета Пескова, дочь пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова. В 2019 году именно этот фонд организовал раскопки, в результате которых были обнаружены останки генерала Шарля-Этьена Гюдена, близкого соратника Наполеона, убитого в Смоленске во время русской кампании в августе 1812 года.

Со 2 по 10 октября в Севастополь отправилась смешанная команда, объединившая французских и российских специалистов. Проект также позволил российским и крымским властям подчеркнуть, что регион развивает международное сотрудничество, несмотря на американские и европейские санкции.

После Альминского сражения союзники, возможно, ошиблись, решив не развивать свое наступление на Севастополь. К 23 сентября русские уже успели затопить часть своего флота на входе в бухту и организовать оборону важнейшего порта на Черном море. Только в начале октября французам и англичанам удалось окружить часть города и вырыть первые траншеи. Осада продлится одиннадцать месяцев. Одиннадцать месяцев сражений и невзгод, особенно в суровый зимний период, когда тысячи солдат умерли от холеры, цинги, холода и голода. 75 000 русских держали оборону против 100 000 французов, 45 000 британцев и 7000 турок. Королевство Сардиния присоединилось к коалиции в январе 1855 года, отправив 15 000 солдат.

Долгая научная работа

5 ноября 1854 года союзники отбили попытку русских войск ослабить тиски вокруг Севастополя. Инкерманское сражение, в котором особо отличился генерал Пьер-Жозеф-Франсуа Боске, будущий маршал Франции, в котором всего за несколько часов было убито и ранено 15 000 русских, 2600 британцев и 1700 французов.

На склонах инкерманского холма, на опушке соснового леса раскопано с десяток могил. На этот раз тела захоронены раздельно, в отдельных могилах на расстоянии около метра друг от друга. Французы, как на то указывают найденные медные пуговицы, принадлежали к 13-му линейному артиллерийскому полку. Минерализованные скелеты сохранились целиком. Раскрытые челюсти словно застыли в беззвучном крике. «Даже если нога была раздроблена снарядом, солдата хоронили в грунте в штанах, это объясняет, почему кости более-менее сохранили свое расположение вплоть до сегодняшнего дня», — поясняет Андре Лор, хранитель музея Берк-сюр-Мер (Па-де-Кале), столь же страстно увлеченный археологией на протяжении вот уже тридцати лет.

Здесь нет ни карт, ни памятников — никаких следов существования кладбища. Так как же удалось обнаружить захоронение? «Люди захотели построить здесь дома, начали прокладывать дорогу, и бульдозеры раскопали кости. Тогда мы начали копать, чтобы выяснить, что это», — рассказывает специалист Александр Хохлов. Татьяна Шведчикова, ученый Института антропологии Российской академии наук, осторожно извлекает один из скелетов. После того, как сделаны фотографии, кости достаются из земли и по очереди очищаются, затем они сортируются и упаковываются в мешки. Каждый человек становится отдельным «комплектом». Позже, известный антрополог продолжит исследования в своей лаборатории, в том числе с применением техники, в которой она является опытным специалистом: 3D-моделирование черепа, позволяющее воссоздать черты лица солдат такими, какими они были при жизни. Портреты невероятные!

Воспоминания Толстого

Долгая осада Севастополя заканчивается 8 сентября 1855 года окончательной сдачей Малаховой башни, важнейшей тактической высоты города. Преемник Николая I, умершего 2 марта 1855 года, царь Александр II полон решимости привести русские войска к победе, хотя последние очевидно находятся в тяжелом положении и численном меньшинстве и не смогут держать оборону вечно. Последнему штурму Малаховой башни предшествовала мощная артиллерийская подготовка, в ходе которой союзники выпустили почти 150 000 снарядов.

Боеприпасы поставлялись на специально построенном британцами поезде, который следовал по 10-километровой железнодорожной линии от порта Балаклавы. Рельсы стали одним из нововведений, впервые примененных в ходе этой войны, наряду с телеграфом, нарезными ружьями и фотографией. Молодой Лев Толстой, воевавший в то время в Крыму, вспоминает в своих «Севастопольских рассказах»: «Главное, отрадное убеждение, которое вы вынесли — это убеждение в невозможности взять Севастополь, и не только взять Севастополь, но поколебать где бы то ни было силу русского народа…»

И все же Малахова башня взята. Решающую роль сыграла дивизия генерала Патриса де Мак-Магона. «Я пришел и я остаюсь», якобы сказал генерал, победно взобравшись на вершину холма. Сегодня гуляющие приходят сюда полюбоваться прекрасным видом на бухту. Дети лазаю по старым пушкам, которые соседствуют с более поздними собратьями 1941-1942 годов — во время Великой Отечественной войны здесь также шла битва, но уже против немцев. В других частях города толстые, частично разрушенные стены до сих пор напоминают о стратегическом значении, которое Севастополь сохраняет и по сей день. Две береговые батареи — укрепленные здания, в которых некогда располагались пушки, защищавшие порт, сегодня превратились в музеи. Также можно взглянуть на панораму — историческую фреску, написанную в 1904 году украинским художником французского происхождения Францем Рубо. Круговое полотно длиной 115 метров и высотой 14 метров (1 610 м²) иллюстрирует основные моменты осады Севастополя.

В 1856 Парижский договор, последовавший вслед за окончанием военный действий, положил конец европейскому порядку, установившемуся после Ватерлоо, и вновь поместил Францию эпохи Второй империи в первые ряды сильнейших держав — по крайней мере, временно. Согласно данным историка Алена Гуттмана, потери составили от 100 000 до 200 000 со стороны русских, 22 000 со стороны британцев и 95 000 со стороны французов, среди которых 20 000 погибли на поле битвы, в то время как остальные умерли от болезней.

Путь солдата

«Зимой 2012-2013 годов в окрестностях Севастополя были обнаружены останки времен Крымской войны: около 150 человек, как можно предположить, французов, судя по найденным археологами форменным пуговицам 39-го пехотного полка», — отмечает историк Лорен де Мо. Но из-за конфликта с Украиной в 2014 году все проекты были остановлены, и останки остались лежать в контейнере в полиэтиленовых пакетах.

Лишь 3 сентября эти 155 французских солдат наконец были похоронены на французском военном кладбище в Севастополе по инициативе все того же фонда, возглавляемого Пьером Малиновски. На церемонии не было ни одного официального представителя Франции. «Франция не признает незаконную аннексию Крыма Россией и не приемлет никаких манипуляций с памятью своих детей», — заявил тогда посол Франции в России Пьер Леви. Но Пьер Малиновски считает иначе: «Эти люди погибли вдали от родины, их семьи долго их ждали, и мы были обязаны воздать должное их памяти…»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.