В Швеции в воскресенье вступил в силу принятый в срочном порядке закон о пандемии, благодаря которому власти получили право на применение значительно более жестких инструментов по ограничению общественной жизни, чем у них имелись до сих пор.

Такие заведения, как торговые центры, спортивные сооружения или библиотеки, теперь обязаны ограничивать количество посетителей, а при определенных условиях могут быть и вовсе закрыты. То же самое касается и общественного транспорта. Новый закон будет действовать около девяти месяцев. В случае нарушений местные власти уполномочены налагать штрафы и закрывать соответствующие заведения.

«Локдаун не панацея»

Министру по социальным вопросам Лену Халленгрен (Lena Hallengren), отвечающей за политику в рамках борьбы с коронавирусом, в ходе презентации нового закона пришлось защищаться от обвинений со стороны оппозиции в том, что новые правила вводятся с большим опозданием, а шведские власти слишком долго вели политику, в основе которой лежала чрезмерная вера в принцип добровольности и в личную ответственность граждан.

Халленгрен ответила, что «практически с самого первого дня» были в силе и обязательные к применению меры. Так что новый закон всего лишь дает властям дополнительные инструменты, ведь пандемия по-прежнему продолжается.

При этом органы здравоохранения подчеркивают, что локдаун нельзя считать панацеей в рамках борьбы с пандемией. Глава агентства по охране здоровья Юхан Карлсон (Johan Carlson) заявил в телеинтервью, что люди «слишком верят» в действенность меры по закрытию общественных заведений. В какой-то мере это, пожалуй, справедливо, но возникает ощущение, что власти такими замечаниями всего лишь стремятся защитить собственный курс на добровольность, которого они долгое время придерживались.

В связи с этим примечательно, что во многих других странах соответствующие ведомства критикуют собственные власти за то, что те по политическим соображениям отказываются от более действенных мер. В Швеции же ситуация, похоже, обратная.

Ошибки и конфузы

В то же время приходится констатировать, что принцип добровольности и излишняя вера в сознательность граждан сработали недостаточно хорошо. По иронии судьбы, это в минувшие недели продемонстрировали сами министры и высокопоставленные чиновники. Так, премьер-министра Стефана Лёвена (Stefan Löfven) и министра юстиции Моргана Юханссона (Morgan Johansson) видели в торговых центрах, хотя всего за несколько дней до этого правительство настоятельно призывало жителей страны проявить сознательность и отказаться от посещения общественных мест без крайней необходимости.

Глава агентства по борьбе с чрезвычайными ситуациями Дан Элиассон (Dan Eliasson) в начале января «добровольно» ушел в отставку, после того как стало известно, что новогодние праздники он вместе с дочерью провел на Канарских островах. Главврач одной их больниц также подверглась жесткой критике за поездку за границу. А женщина-депутат, представляющая консервативный лагерь, сначала отчитывала в телеинтервью премьер-министра за рождественские покупки, а позднее была вынуждена признать, что сама в этот момент находилась в Испании.

Все лица, подвергшиеся критике, говорили в свое оправдание, что с уважением относятся к рекомендациям минздрава. Вполне возможно, так оно и есть, потому что это рекомендации сформулированы так, что их можно трактовать весьма вольно, когда речь заходит о «необходимости» той или иной поездки или похода за покупками.

Проблема кое в чем другом: в Швеции слишком сильно верят в себя и в сознательность граждан в кризисных ситуациях. Этот механизм действительно работает, твердят политики и комментаторы. Однако нынешний коронавирусный цирк наглядно продемонстрировал, что они в значительной степени выдают желаемое за действительное. Но об этом, как правило, не говорят вслух.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.