Вплоть до последних лет своего существования Советский Союз был диктатурой. Свободные выборы не проводились, об открытости информации не было и речи. Была всего одна партия — Коммунистическая партия Советского Союза, КПСС.

Страной руководил генеральный секретарь Коммунистической партии и Политбюро, состоявшее примерно из десяти человек. Руководители могли занимать свои посты десятилетиями, многие оставались на них до самой смерти. В последние годы существования СССР члены Политбюро были старше государства, которым они руководили. Их средний возраст составлял больше 70 лет.

Советские руководители показывались народу трижды в год: на Первое мая, в День Победы и на годовщину Революции в ноябре. Они смотрели военный парад с трибуны Мавзолея на Красной площади и иногда даже махали рукой.

Прессе о руководителях сообщалось как можно меньше, так что на Западе сформировалась большая группа «кремленологов», изучающих вопросы, связанные с советскими руководителями. Название этих специалистов — производное от слова «Кремль», который был закрытым административным центром площадью около 30 гектаров в центре Москвы.

По крупицам информации кремленолог пытался сделать вывод о том, что происходило на вершине СССР: кто поднимался в карьере, кто опускался, кто может стать следующим генеральным секретарем. Сейчас так же наблюдают за правителями Северной Кореи — с тем лишь отличием, что в Кремле власть не наследовалась: Политбюро пополняло свои ряды методом отбора кандидатов.

Западные кремленологи обычно были дипломатами, военными или исследователями. В Министерстве иностранных дел Финляндии тоже были талантливые кремленологи, но им приходилось работать тайком и скрывать свои взгляды. Об их деятельности знали только президент и несколько ключевых министров, а также важнейшие чиновники. Судя по архивным данным, оценки финских специалистов были очень точными.

Кремлевская автократия пошатнулась в начале 1980-х годов, когда скончались три генеральных секретаря подряд: Леонид Брежнев — в 1982 году, Юрий Андропов — в 1984 году и Константин Черненко — в 1985 году. Когда генеральный секретарь умирал, Политбюро выбирало ему преемника из своего состава.

Кремленологи утверждали, что за место преемника шла серьезная борьба. Кремль уверял, что переход власти происходил при «единодушном одобрении».

По воспоминаниям Михаила Горбачева, борьба за власть была гораздо ожесточеннее, чем считалось на Западе. За пост страстно боролись сторонник Брежнева Черненко и реформатор Андропов, оба — неизлечимо больные пожилые мужчины.

Однажды Андропов пригласил к себе Горбачева, который был на тот момент самым молодым членом Политбюро, и сообщил ему грандиозную новость.

Юрий Андропов сказал, что скоро — может, уже завтра — вся ответственность окажется на плечах Горбачева.

Михаил Горбачев был поражен. Так, в короткой и простой форме, он узнал от своего начальника и друга, что однажды станет руководителем сверхдержавы.

Слова Андропова сбылись не сразу. После его смерти началась серьезная борьба, генеральным секретарем избрали Черненко. Как писал Горбачев в своих воспоминаниях, тот едва мог говорить и дышать, не то что работать. Черненко прожил после своего избрания на эту должность всего год.

Политбюро избрало Михаила Горбачева генеральным секретарем Коммунистической партии СССР в марте 1985 года. Никто — даже лучшие кремленологи — не могли предположить, что он станет последним советским лидером.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.