Журналистка и писательница Анна-Лена Лаурен (Anna-Lena Laurén) работает корреспондентом в России. В своей новейшей и очень актуальной книге «Бархатная диктатура» (Sammetsdiktaturen) она пытается описать сегодняшнюю Россию. Бархатная диктатура — это нечто жесткое, обернутое в нечто мягкое. Термин возник еще в беспокойной России конца XIX века.

Анна-Лена Лаурен живет в гигантской стране по соседству с Финляндией вот уже 15 лет. Сначала в столице Москве, а последний год — в Санкт-Петербурге. И страна не теряет для нее своего очарования, в первую очередь потому, что там очень много материала для журналистских расследований и статей. Она по-настоящему любит русский народ и все хорошее и прекрасное, что есть в России. И она восхищается россиянами за их мужество.

Если вы читаете газеты HBL и Dagens Nyheter, то там именно Анна-Лена Лаурен больше всех освещает события в России и анализирует их. В начале февраля ее номинировали на финскую Большую журналистскую премию.

Ненастоящая диктатура

«Россия — это диктатура, но на самом деле ненастоящая. Поясню: это вам не Северная Корея. В России можно кричать в автобусе, что Путин — козел, можно писать острые критические статьи про него и его режим. И тебя за это не арестуют», — говорит Анна-Лена Лаурен.

В России очень многое разрешено. Но нужно всегда помнить, что в путинском режиме есть твердое авторитарное ядро, объясняет Лаурен. «В России очень много произвола, но, самое главное, там нет правового общества. Из-за этого бархатная диктатура не вполне эффективна, она просто не все контролирует. Страна слишком велика и хаотична. Только при Сталине Россия была настоящей диктатурой».

Цель — вызвать неуверенность и страх

Опасность в том, что традиционно в стране существует довольно большая серая зона, в пределах которой можно делать все, что угодно, считает Анна-Лена Лаурен. По ее словам, Путину удалось создать атмосферу неуверенности.

Никогда точно не знаешь, что тебе как российскому гражданину делать можно, а что нельзя. Это значит, что, если тебе не повезло и ты написал в социальных сетях нечто, к чему придралась служба безопасности, для тебя это может плохо кончиться.

«Россия — это авторитарное общество, где не работает правовая система и широко распространена коррупция. В то же время у граждан относительно много свободы. Но власти своих граждан пугают, потому что хотят, чтобы они боялись. Людям просто дают понять, что у них могут быть большие проблемы, если они сделают так или этак. Это очень эффективный метод».

Протесты, похоже, не помогли, но они продолжаются. Анна-Лена Лаурен считает, что при ближайшем рассмотрении в протестах, которые сейчас идут в России, нет ничего нового, они периодически накатывают волнами разной силы еще с 2011 года.

«В последние годы люди очень много протестовали в регионах, а в Москве — не особенно. Речь в основном шла о борьбе с коррупцией, но в конечном итоге люди протестуют против режима. То есть против Путина».

Может ли Россия стать демократией?

В своей книге Анна-Лена Лаурен пишет, что тотальный контроль над страной сосредоточен в руках членов кремлевского аппарата власти, куда входят Путин и его сказочно богатые товарищи, так называемые олигархи. В этой стране нет настоящих политических партий, нет функционирующей судебной системы и значительных независимых СМИ.

Россия никогда не была демократией. Правители России сотни лет относились к стране практически как к своей личной собственности, а к ее жителям — не как к гражданам, а как к подчиненным. Это напоминает историю короля Леопольда II, который в конце XIX века создал Свободное государство Конго и поработил всех его урожденных граждан.

Анна-Лена Лаурен не верит, что лидер оппозиции и главный враг Путина Алексей Навальный сможет в одиночку изменить эту ситуацию.

«Он разоблачает коррумпированность российской элиты, и это, конечно, своего рода демократическая работа», — говорит Анна-Лена Лаурен.

Лаурен совершенно уверена, что Россия может прийти к демократии. Но это долгий путь: во всяком случае в ближайшие 10-15 лет этого не произойдет, считает она. Требуется слишком много времени.

«Путин словно откатывается назад по лыжне на невероятно скользких лыжах. Благодаря Ельцину Россия немного продвинулась вперед в том, что касается демократии, но сейчас страна снова сделала огромный шаг назад».

Лаурен подчеркивает, что Россия — страна, где люди должны брать жизнь в свои руки, но при этом там нет свободных выборов. Однако демонстрации свидетельствуют, что у россиян есть желание на что-то повлиять.

Yle: Но действительно ли люди хотят, чтобы в России была демократия?

Анна-Лена Лаурен: Довольно многим нравится, что не надо самому ни за что отвечать, что за тебя все решает кто-то другой. Но все больше становится и тех, кто устал от произвола путинского режима. И ничто при этом не говорит, что Россия не могла бы стать демократией.

Готовы ли россияне платить за демократию?

То же самое касается взглядов на сексуальные меньшинства и толерантность. Анна-Лена Лаурен говорит, что на определенном этапе россиянам придется решить, хотят ли они прислушаться к Западу.

«Многие хотят иметь тот же уровень жизни и те же свободы, что на Западе, но при этом не хотят брать на себя ответственность за то, что полагается в придачу, то есть равные права для меньшинств, высокие налоги и так далее. Но они прекрасно видят, что все, что они много лет делали для Путина, позволяя ему собой управлять, возможно, было напрасно».

Во всем мире вот уже много месяцев неспокойно: продолжается эпидемия коронавируса, в США штурмовали Конгресс. В начале февраля стало известно, что лидера оппозиции Алексея Навального на три с половиной года отправили в тюрьму. Судебный процесс сейчас называют сфабрикованным.

Англосаксонский пузырь

Когда в Капитолий вторглись ультраправые, окружающий мир, в особенности средства массовой информации, все бросили и сосредоточились на США. Через несколько недель появились новости о суде над Навальным, после которого в соседней с нами стране начались протесты и полицейское насилие.

Я поинтересовалась, не сожалеет ли Анна-Лена Лаурен, будучи родом из финского Парайнена и работая корреспондентом в России, о том, что финские соотечественники так мало интересуются этой кризисной ситуацией, особенно если сравнить с реакцией на штурм Капитолия.

«Я не считаю, что народ Финляндии обязан знать все о России. Но когда речь заходит о журналистах и истеблишменте, о том, как мы реагируем на разные вещи, — это, конечно, другое дело. Поэтому, например, когда американская полиция жестоко обращается с людьми в США, финские граждане возмущаются и устраивают демонстрации. Они выходят на улицы с плакатами с английским текстом, полностью вживаясь в американскую систему координат. Они считают себя частью всего».

Само собой, хорошо, что люди протестуют против полицейского насилия, где бы оно ни происходило, продолжает Анна-Лена Лаурен. Но, по ее словам, когда финны выходят на улицы из-за проблемы по другую сторону Атлантики, приоритеты не совсем понятны.

При этом когда похожие вещи происходят на востоке, в стране, с которой у нас многокилометровая граница и где полиция годами избивает демонстрантов, в Финляндии на это никак не реагируют.

«Я могу, конечно, раздражаться, что мы, финны, живем в каком-то англосаксонском пузыре, да и жители остальных скандинавских стран тоже. Что мы переносим систему координат США с их историей рабства на Финляндию. Конечно, в Финляндии тоже есть расизм, но у нас с американцами разная история. Я считаю, что мы, финны, должны усвоить, что жизнь россиянина не менее ценна, чем жизнь американца».

Время Путина прошло

Анна-Лена Лаурен считает, что Путин вполне может пасть, потому что его время уже прошло. Она полагает, что он никогда больше не станет таким лидером, каким был, например, до экономического кризиса 2008 года, когда дела у России шли хорошо, или во время аннексии Крыма в 2014 году. Тогда популярность Путина был огромной.

«Он вызывал сильную ненависть у небольшой группы интеллигенции, которая с отвращением относилась к его прошлой карьере в ФСБ, но большая часть россиян все равно считали, что Путин — это лучшее, что у них есть. Может, у него есть недостатки, а все его друзья коррумпированы, но он обеспечивает стабильность. Так думали раньше многие россияне. Но сейчас Путин лишился этого статуса. Он катится по наклонной».

Но, по мнению Анны-Лены Лаурен, интереснее задуматься, сколько времени пройдет, прежде чем уйдет Путин. У Путина с Кремлем — монополия на насилие в стране. Ужасные разгоны демонстраций, которые мы наблюдали в последнее время, — ничто по сравнению с тем, на что власти на самом деле способны. Путина выгонят еще не скоро, говорит она.

Анна-Лена Лаурен

44 года (родилась в 1976 году)

Семья: десятилетняя дочь и трехлетний пудель Сутис

Только что выпустила книгу «Бархатная диктатура» (Sammetsdiktaturen)

Номинирована на Большую журналистскую премию Финляндии 2021 года

Журналистка и писательница. Корреспондент шведской Dagens Nyheter и финской HBL в России

Очень любит русскую кухню, в особенности щи

Сейчас читает книгу российского журналиста Михаила Зыгаря «Все свободны», посвященную переизбранию Ельцина в 1996 году

Затрудняется сказать, какую книгу считает лучшей. Большое впечатление произвела, например, «Анна Каренина» Льва Толстого

Любимая музыкальная группа — Simon&Garfunkel

Последние просмотренные сериалы — «Чернобыль» и «Игра престолов». Всегда отстает в том, что касается сериалов, потому что не пользуется Netflix

Лучшее прозвище для Путина, по мнению Лаурен, придумал Навальный: Владимир Отравитель Трусов

В Твиттере рекомендует подписаться на @jussi_aumo, который всегда повышает ей настроение. Хозяин аккаунта — финн-эмигрант, который сейчас работает учителем в Швеции. Он публикует много интересных мыслей и наблюдений, например, о шведском языке

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.