У 23-летней матери одиннадцати детей Кристины Озтюрк отпрысков больше, чем у любой ровесницы.

В феврале Озтюрк написала в Инстаграме, что они с мужем подумывают завести больше сотни детей.

Ее пост вызвал резкую реакцию многих международных СМИ, и впоследствии ей пришлось объяснять, что это была шутка. Тем не менее Dagbladet она сказала, что они с мужем действительно намерены в будущем завести еще детей.

«Мы хотим большую семью. Большая семья значит много любви», — заявила Озтюрк.

23-летняя девушка замужем за 56-летним бизнесменом Галипом Озтюрком (Galip Ozturk), и у них уже одиннадцать детей.

«Море любви»

У нее уже достаточно детей, чтобы организовать собственную футбольную команду, но девушка не намерена на этом останавливаться.

Dagbladet: Сколько детей вы хотите?

Кристина Озтюрк: Я не знаю, сколько детей мы хотим. Прямо сейчас мы пока больше не планируем, но в будущем все возможно. Когда дети станут постарше, мы еще подумаем о беременности и услугах суррогатных матерей.

— Как вам удается уделять всем детям необходимое внимание?

— По-моему, это не проблема. Мы все делаем совместно. Именно поэтому мы и хотели, чтобы дети были одного возраста — так они могут развиваться и расти вместе. Играть, гулять, читать, петь. Мы в нашей большой семье все делаем вместе. Все дети получают море любви от меня и мужа.

В Инстаграме она рассказала, что первого ребенка — дочку, которой сейчас шесть лет, — она родила сама, а остальных десятерых для нее выносили суррогатные матери. Она планирует пользоваться их услугами и дальше.

 

 

«Старшую дочь Викторию я шесть лет назад родила сама. Остальные дети генетически мои и моего мужа, но выносили их суррогатные матери», — говорит Озтюрк.

«Мы не поддерживаем контакта с суррогатными матерями, чтобы избежать психологических проблем. Все переговоры ведем через клинику. Клиника не дает суррогатным матерям никакой информации о клиенте, как и нам не дает личной информации о них — мы знаем лишь об их здоровье, генах и результатах анализов и обследований. То есть о том, что может повлиять на течение беременности», — отвечает она на вопрос о суррогатных матерях.

Супруги-миллионеры рассказали в социальных сетях, что обсуждали, не завести ли более сотни детей. Потом, однако, они объяснили, что просто назвали случайное число.

«Мы просто не готовы назвать окончательную цифру. Со временем увидим».

Если Озтюрк действительно хочет обзавестись сотней детей, прежде чем ей исполнится 30 лет, в ближайшие семь лет им с мужем придется ежегодно производить по 12 детей.

Едут за границу

Для многих в Норвегии суррогатное материнство — единственная возможность завести собственных генетически родных детей. С этой целью многие отправляются за границу.

Статистики о том, сколько норвежцев прибегают к этому способу, почти нет, поэтому трудно сказать, насколько эта практика у нас распространена.

По данным Норвежского управления здравоохранения, с 1 января 2021 года в Норвегии разрешено донорство яйцеклеток. Искусственное оплодотворение донорской яйцеклеткой актуально для женщин, у которых минимальные шансы или вообще нет шансов родить ребенка из собственной яйцеклетки.

По состоянию на 4 февраля, ни одна компания в Норвегии пока не получила лицензию на то, чтобы предлагать донорские яйцеклетки у нас в стране.

Финансовое неблагополучие

В 2018 году Dagbladet писала о суррогатной матери из Украины, которая решила пойти на это из-за финансовых проблем. В той статье мы рассказывали, что многие суррогатные матери решают вынашивать чужих детей именно из-за денежных затруднений.

«Шведское телевидение» также брало интервью у суррогатных матерей.

Почти все, с кем беседовали журналисты, скрывали беременность от окружающих, а многим было очень трудно — вплоть до травмы — расстаться с новорожденным ребенком.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.