Книжный продюсер — о российской книге на Украине, Януковиче и откатах на библиотеках

С издателем Еленой Лазуткиной мы познакомились в новой социальной сети Clubhouse. В первый же день знакомства договорились об интервью. Его мы тоже решили сделать в Clubhouse, но записать на камеру. Ниже в тексте вы найдете ссылку на это интервью в формате скринлайф, которую мы выложили на нашем YouTube-канале. 

Книжный продюсер, владелец и директор издательства Brand Book Publishing Елена Лазуткина рассказала, как зарабатывает книжный продюсер в Украине, почему тираж 500 экземпляров — это нормально и как откатами поддерживают украинскую книгу.

 

Я читаю за 500 долларов

 

- Елена, продюсер в кино или музыке — это всегда про миллионные заработки. А сколько зарабатывает книжный продюсер?

— У нас в стране существует мнение, что на книжках нереально заработать миллион. Но это реально. Я гривневый миллионер, но это все-таки относится и к деятельности моих родителей. Я — второе поколение книжников в семье, и с 14 лет понимала, что на книжках зарабатывать можно. 

В качестве продюсера мой минимальный гонорар составляет пятьсот долларов. Максимальный гонорар, который мне платили за продюсерскую деятельность, — это пять тысяч долларов.

- Что входит в 500 долларов?

— За пятьсот долларов я просто читаю. Я такой человек на Украине, которому платят за то, что он читает. Сначала я пробовала читать рукописи бесплатно, но по мере роста моей популярности увеличивалось количество заходящих новых авторов. Осилить это было нереально. 

Я остановилась тогда, когда мне за месяц прислали 37 или 47 рукописей. На данный момент в пятьсот долларов входит прочитка рукописи, анализ и мои комментарии. Редактуру я тоже делаю, просто я не имею филологического образования, поэтому не могу сказать, что я высококлассный редактор. Скорее всего, я внимательный читатель.

Анализирую рукописи, анализирую персонажей, составляю сценарный план (у нас это называется сюжетная таблица), анализирую, насколько логичны и завершены все сюжетные линии, не забыл ли автор рассказать то, что обещал и т. д. Я называю этот процесс "подумать об меня", меня, конечно, поносят все филологи, но тем не менее я считаю, что для крутой рукописи и крутой книжки ее нужно с кем-то обсудить. Я всегда очень против, чтобы давать читать типа родственникам, друзьям. Они в большинстве будут слишком критичны из-за жабы, либо вообще не критичны из-за лести.

- Что входит в пять тысяч долларов?

— За пять тысяч долларов я полностью пишу с автором книжку, где я участвую в выдумке сюжета, сюжетной линии. Это творческий процесс, плюс, смотри, пять тысяч долларов — это за несколько лет, 50% оплаты до и 50% после, но когда это гонорар за написание книги, это может длиться годами, и у меня не меняется цена. Эта книга сейчас в процессе. Она основана на реальных событиях.

- Про политику?

— Нет, это не политическая книга, но она про реальные события. Кстати, про политику тоже хочу издать. Думаю, под следующие выборы издадим, а то сейчас скучновато в политике. 

- В рамках этого конкретного проекта у тебя есть обязательства издать эту книгу?

— Нет. Вполне может быть такая ситуация, что меня нанимают написать книжку, а издают в другом издательстве. Очень важно понимать, что я разделяю, где я издатель и книжный продюсер. Я издатель — это про бизнес, я вложила или в меня вложили, я считаю своим долгом, чтобы клиент вернул как минимум свои вложения, а желательно — еще и заработал. Я книжный продюсер — это я представляю интересы автора, и иногда получается, что автору выгоднее издаться не у меня.

У меня дистрибьюторная сетка настроена только на города-миллионники, это Киев, Одесса, Днепр и Харьков. Все остальные города я не покрываю, у меня дорогие книжки, хорошее качество книги и, к сожалению, регионы не могут позволить себе мои книжки. Моя бабушка даже не может позволить себе купить мою книгу. Моя книга, допустим, стоит 700 гривен.

- Давай на конкретном примере. Я автор, написал какой-то незатейливый сюжет, детектив. Прихожу к тебе и говорю, что хочу издать книгу. Ты ее прочитаешь за пятьсот долларов, а дальше?

— У меня есть несколько авторов, которых я хочу выкупить и издать, но из-за рейдерского захвата и карантина я отложила свои издательские планы.

В целом со мной весь проект обойдется в три тысячи долларов, с учетом тиража в 500 книг, теоретически. В среднем сейчас это четыре-пять тысяч долларов. До карантина рынок позволял издавать тысячу-две тысячи книг, тогда это было семь-восемь тысяч долларов.

- Какие смешные тиражи…

— Сейчас я советую тираж в пятьсот книг. Основные продажи идут через интернет, в книжный магазин, с учетом ограничений метража и работников, сейчас впускают до пяти человек. Сейчас нереально даже провести презентацию.

- Я представлял себе совсем иначе… Прихожу со своей рукописью, вы смотрите, книга хорошая. Вот тебе деньги, мы ее издаем, а потом автору еще с продаж подкинут.

— Реальность такова, что ты за свою книжку у издательства получишь в лучшем случае пять тысяч гривен, это уже с учетом уплаченных налогов.

- А в конверте?

— Ноль. Но я не скрываю, что я плачу своим писателям в конверте. Я верю, что Украина движется в сторону цивилизации, но мой опыт показывает, что до цивилизации нам еще долговато.

Роялти можно вычитывать с трех цен: с цены печати, с цены опта и цены розницы. К сожалению, многие авторы не знают, как это работает. У нас существует такое мнение, что главное — чтобы тебя любым путем издали. Издали бесплатно — слава Богу, я не вложил в это деньги, заплатили пять тысяч — слава Богу, я получил еще пять тысяч. Я не представляю, как прожить на пять тысяч, пока ты пишешь книжку, это же не месяц.

- То есть у нас все создано, чтобы не было профессиональных писателей?

— Я считаю, что да. Государство это никак не контролирует, не регулирует и не защищает. Я, как издатель, сама звоню и направляю адвокатов, оплачиваю СБУшников, чтобы убрать пиратскую публикацию своих книг из интернета. Мне некуда обратиться, чтобы меня кто-то защитил. Нет даже такого закона.

- Кто самый дорогой автор на Украине?

— Официально не существует никаких цифр, Книжная палата не подводит итогов, авторы предпочитают скрывать это. Основные деньги писатели имеют со смежных услуг. Когда ты напечатал пять книг своих, стал продаваемым писателем, то к тебе обращаются за редактурой, за соавторством, за рецензией — и с этого уже зарабатываются деньги. 

Пока самый дорогой автор, который получил 14,5 и 15,5 миллиона за свою рукопись, до сих пор Виктор Янукович.

Кстати, переделать книгу в сценарий стоит намного дороже, чем издать книжку.

- То есть лучше сразу писать сценарий?

— Если ты хочешь экранизировать, то, скорее всего, да.

 

Как только мне сказали — украинский обязательный, я сказала — нет

 

- Ты издаешь книги исключительно на русском языке?

— Да, для украинцев, но на русском языке.

- Пока это не запрещено законом…

— Я не думаю, что запретят, но как истинный провокатор я для себя выбрала позицию, что я издаю только на русском, и это принципиально. Придут ко мне со штрафами, пойду в Европейский суд. Это моя открытая позиция. Но я сейчас с тобой говорю, как издатель. Как книжный продюсер для своих авторов я подаю их на переводы, в том числе на украинский.

- Почему такая принципиальность?

— Я Козерог, поэтому, как только мне сказали — украинский обязательный, я сказала — нет.

- Есть тут какая-то бизнес-составляющая? Некоторые книжные продавцы жалуются, что вынуждены продавать русскоязычные книги, потому что их больше покупают.

— Ну, конечно, "вынуждены"! Вы очень интересных продавцов спрашивали. Немного не так, в городах-миллионниках превалирует русскоязычное население. Основной пласт литературы продают все равно в городах-миллионниках, поэтому спрос больше.

- Даже несмотря на то, что русскоязычные книги дороже?

— Да, но они чаще всего качественнее. Есть крутые украинские издательства, которые вывели книгоиздание на европейский уровень, но, к сожалению, мы не можем покрыть весь спрос, который у нас сейчас есть на русскоязычную литературу.

Украина не сможет выжить без российской книги. Либо мы признаем, что нация тупеет, и отказываемся от этих книг. Объясню почему — дело в стоимости прав. Права на американский бестселлер будут стоить пятьдесят тысяч долларов. На Украине даже тиражей таких нет. А при пятидесятитысячном тираже, у тебя на книжку доллар ложится за авторские права. Со всеми учетами книга будет стоить от четырехсот гривен.

- Поэтому эта книга приедет на Украину контрабандой?

— Да, сейчас прекрасный расцвет "контрабаса". У нас сейчас возникли новые миллионеры, как минимум гривневые, благодаря запретам.

- Какие книги пользуются спросом, какие везут?

— В нашей стране все еще работает принцип "запрети — купят все". Например, как произошло с книгой "Мастер и Маргарита", когда большинство людей не разобрались, что запретили не роман, а одно издание. 

В течение нескольких дней все тиражи "Мастера и Маргариты" были выкуплены у всех книжников. Та же история со Стусом. Как только Медведчук пролоббировал пиар, книжка сразу напечаталась тиражом в пятнадцать тысяч. Скандал играет в плюс. Я не считаю, что это хорошо, я не люблю хайп, это не моя стратегия, у меня бизнес вдолгую.

- Перед интервью ты сказала, что украинская книга выигрывает за счет госзаказов. Почему?

— Дело в библиотеках. В цивилизованном мире библиотеки закупают книги согласно запросу читателей. На Украине все иначе. Дядя из министерства решает, какие книги закупаются по всем библиотекам. Это делают не по рейтингу продаж, а ради отката.

Как это работает. Допустим, у тебя издается какой-то неизвестный украинский автор, при этом лоббируется госзаказ на библиотеки. Библиотек у нас шестьдесят или семьдесят тысяч. То есть даже если заказ ориентирован только на районные библиотеки, то твой тираж книжки составляет сразу десять тысяч. О качестве мы не будем говорить.

И вот возникает классная статистика. У тебя сразу украинская книга поддержана! Десять тысяч издавалось! Но эту книгу ты вряд ли где-то купишь. Зато она есть в каждой библиотеке.

Это тупо откатные сценарии заработка денег, вместо реальной популяризации чтения, привлечения людей в библиотеки. У нас выросло два не читающих поколения. Они не всегда знают "Анну Каренину", не говоря про Ахматову.

Вот у нас прекрасно закупили книжку "Принцесса плюс принцесса". Она во всех библиотеках.

 

Пушкина перевели как "Гарматного"

 

- "Принцесса плюс Принцесса" — эта книга может вызывать интерес у детей?

— Я сегодня эту книгу прочла. Это комикс, и он рассчитан на маленький возраст. Нам, откровенно говоря, книга не очень интересна, там нет гениальных литературных поворотов или чего-то такого. 

Растить детей на комиксах — это неплохо. Я считаю, что комиксы круто развивают воображение и вообще visual внутри, поэтому я за эту книгу. Кстати, прочитала, что они напечатали тысячу экземпляров, но это, наверное, без библиотечных.

- А сколько скандалов было.

— Зато отлично раскрутили, я так считаю. Все, что скандальное, все хорошо продается.

- Украинское общество готово к подобным книгам? 

— Я за демократию. В демократической стране ты можешь позволить себе быть эмо, трансвеститом, сатанистом… У нас пока преобладает агрессия. 

- А насколько хорошо продаются комиксы на Украине?

— Я очень предвзято отношусь к украинским переводам триллеров или ужастиков, "для мене наша мова більш мелодійна" — ближе к Востоку. Я обожаю читать на украинском японцев, китайцев. Реально у нас есть крутые переводы.

Давай не забывать "Гарри Поттера". Мне безумно нравятся эти книги именно на украинском языке. Перевод гениален! Кстати, общий тираж всех книг про "Гарри Поттера" достиг 1 миллионов экземпляров на украинском языке. Хотя первый тираж в 2002 был всего 4 тысячи. 

С другой стороны, я помню чудесную шутку — про то, как на прошлой нашей насильной украинизации в 70-х или 80-х годах Пушкина перевели как "Гарматного". Идиотичность и тогда присутствовала. 

Я верю в то, что язык и нация сами принимают трансформацию. Если оно не приживется, то будущего в этом нет. Если оно приживется, то будут наши с тобой дети учить "Голмса", "Фроеда", "Гемингвея" (современные переводы на украинский язык Шерлока Холмса, Зигмунда Фрейда и Эрнеста Хемингуэя. — Ред). И пока ребята не определятся со всеми изменениями, я тоже не хочу издавать на украинском языке. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.