Мне было 14 лет, когда я впервые занялась сексом. Моим партнером стал 26-летний мужчина. Воспоминания об этом каждый раз вызывают рвотный рефлекс.

Тем летом у меня начались первые месячные. Ой, как же я этого ждала! Я в классе всегда была самой младшей, поскольку пошла учиться очень рано. Ну, знаете, такая вся отличница и начитанная, обычно про таких говорят: «Слишком умна и зрела для своих лет». Да-да… 

Итак, как же долго я ждала, чтобы, наконец, началась менструация — все мои подружки в этом вопросе уже перещеголяли меня. Стояла по вечерам перед зеркалом с обнаженной грудью и думала: ну когда же эти малютки превратятся в настоящую грудь?

Естественно, я очень торопилась скорее стать большой! Я очень четко помню то напряжение, то унижение, которое я ощущала, ведь не была еще достаточно взрослой, совсем женщиной, сексуальной. Во взрослые годы это уже кажется очень странным, что подростки вообще об этом переживают. Но в тот момент от этого зависело всё. От этого зависел социальный статус, это влияло на то, позовут ли меня на крутые вечеринки, также от этого зависело и то, посмотрит ли на меня крутой парень и скажет: «Привет!» или же окажется за моей спиной и громко произнесет: «Фу, ты воняешь!»

Когда одна моя лучшая подруга, старше меня, нашла себе первого парня и они начали встречаться, для меня всё было решено. Я не буду ждать, когда же популярный мальчик посмотрит в мою сторону — я была убеждена, что этого всё равно не случится (ботаничка, отличница). Я возьму инициативу в свои руки! 

Ой, совсем забыла одну важную деталь. Подруга начала встречаться далеко не с мальчиком, а с мужчиной, которому уже лет 30. Сейчас от одной только мысли подташнивает, а тогда это было особенно круто. Она могла по вечерам разъезжать на машине со своим мужчиной, алкоголь был всегда доступен и она как будто была уже официально взрослой. 

У «мальчика» подруги было много друзей-ровесников, из них было совсем не сложно выбрать одного, к кому пойти с моим планом. Если я правильно помню, то тогда особо ничего и делать для этого не пришлось, я просто сказала подружке и она, в свою очередь, передала дальше. И уже некоторое время спустя я сидела где-то в баре и общалась со своим будущим секс-партнером. Я не помню даже его имени и того, как он выглядел. Но помню, что он грозился стать церковным учителем, ведь учился в религиозной школе и ему было на тот момент 26 лет. 

У меня нет ни одного плохого воспоминания о том моменте, но и ничего хорошего я сказать не могу. Это звучало так, будто судебный вердикт. Помню, как он после сказал: «Да ты не можешь быть девственницей, ты слишком хорошо берешь в рот». 

Прошло всё без особой защиты и после полового акта несколько недель жила в страхе, что я теперь беременна. (В то время считалось, что беременности можно избежать, принимая крепкую горчичную ванну). В то время я очень много сидела в горчичной ванне. И, наконец, начались месячные. 

В этой истории довольно простая мораль. Хоть я так сильно была уверена в себе, я все еще была ребенком. Непонятно, что творится в голове 26-летнего мужчины, к которому девочка обращается и говорит: «Забери мою невинность».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.