Веймарского обербургомистра Петера Кляйне (Peter Kleine) вот уже несколько месяцев больше всего заботит одна мысль: как быстро обеспечить вакциной 65 тысяч сограждан. При этом 48-летнему беспартийному политику пришла в голову дерзкая идея: «Я спросил себя: а могу ли я как глава города закупить вакцину напрямую на мировом рынке».

В первую очередь Кляйне подумал о российской вакцине «Спутник V», которая сейчас используется в 57 странах мирах: в латиноамериканских, таких как Аргентина и Боливия, во многих развивающихся странах, а также в двух государствах ЕС — Венгрии и Словакии. Через расположенную в Веймаре технологическую фирму Glatt Кляйне установил контакт с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ). Одновременно с этим он обсудил свою идею с премьер-министром Тюрингии Бодо Рамеловым (Bodo Ramelow), который ее горячо поддержал.

Еще в марте Рамелов вместе с восточногерманскими премьер-министрами Михаэлем Кречмером (Michael Kretschmer) и Райнером Хазелоффом (Reiner Haseloff) высказывался за использование российской вакцины в Германии. Со временем восточные политики, выступавшие за «Спутник», превратились в авторитетную и представляющую всю федерацию группу поддержки, в которой есть представители всех партий. В нее входят беспартийный Кляйне, левый политик Рамелов, министр здравоохранения Баварии Клаус Холечек (Klaus Holetschek) из ХСС, земельные премьер-министры из ХДС, а также возглавляемое политиком из ХДС министерство экономики.

Всех их объединяет стремление как можно скорее устранить дефицит вакцин и снабдить страну как можно большим количеством препаратов. А вот другая сторона — их российские партнеры — активно продвигая свою вакцину, преследуют сразу несколько целей. Конечно, экономические. Но и политические тоже.

Неслучайно вакцина была названа в честь советского космического аппарата, олицетворявшего техническое и научное соперничество России и США во времена холодной войны. Успешный запуск «Спутника» на околоземную орбиту в 1957 году потряс западный мир. Спрос на вакцину «Спутник V» на Западе может стать таким же успехом России и соответственно президента Владимира Путина.

«Спутник V» — стопроцентный продукт российского государства. Вакцина разработана государственным Институтом эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. За маркетинг и распространение отвечает Российский фонд прямых инвестиций. Этот активный государственный фонд популяризирует вакцину не только по всем каналам, в первую очередь цифровым. Везде, где только можно, он завязывает контакты, которые должны проложить дорогу вакцине. Сначала в Германию, а там — и в Веймар.

В марте Фонд прямых инвестиций обратился с письмом к Государственной канцелярии Тюрингии, копия письма имеется в распоряжении газеты «Вельт». «Ваши публичные высказывание о нашей вакцине против вируса Sars-CoV2 порадовали нас», — сообщил Рамелову заместитель руководителя Фонда Тагир Ситдеков. Российский руководитель подчеркнул, что такие государства ЕС, как Венгрия и Словакия, уже используют вакцину «Спутник V». Он был бы рад обсудить с тюрингскими властями «экстренную регистрацию вакцины на региональном уровне» — вероятно, еще до того, как Европейское агентство лекарственных средств (ЕМА) окончательно одобрит «Спутник V» в ЕС.

Рамелов тут же ответил и подтвердил, что «мы приложим все силы для того, чтобы „Спутник V" наряду с другими препаратами как можно скорее оказался в Германии». Он спросил Ситдекова, «насколько, с его точки зрения, процесс действительно продвинулся, и может ли его земельное правительство предложить поддержку, чтобы ускорить процесс регистрации».

Дело в том, что «Спутник V» еще не зарегистрирован в ЕС. В числе прочих возникла идея провести вакцину через таможню и в запломбированном виде уже сейчас ввезти ее в Германию, там складировать, а затем, после официальной регистрации в Европейском агентстве лекарственных средств, немедленно начать использовать. Однако с правовой точки зрения это невозможно. Но старания тюрингских властей все равно не пропали даром. Рамелов обсудил проблему с канцлером, и она заверила его, что переговоры о заключении рамочного договора с Москвой уже идут.

Русские так активно предлагают «Спутник V» Германии по многим причинам. Во-первых, Федеративная республика — большой и важный рынок. Если «Спутник» с успехом применят там, возникнет цепная реакция в спросе. Во-вторых, Германия — идеальное место, чтобы производить вакцину и затем экспортировать в другие страны.

С точки зрения русских, сделанный в Германии «Спутник V» будет иметь лучшую репутацию, чем произведенный в России. Вот почему россияне пытаются не только продавать Германии свою вакцину, но производить ее в стране.

Чтобы это сработало, РФПИ сотрудничает с российским фармакологическим концерном R-Pharm. У того есть дочернее предприятие, купившее завод в баварском городе Иллертиссене и желающее производить как AstraZeneca, так и «Спутник V». Если это получится, то и РФПИ, и R-Pharm получат выгоду, потому что концерн в списке производителей «Спутника V» пока значится лишь на третьем месте. Но после регистрации вакцины Европейским агентством лекарственных средств немецкий филиал R-Pharm в Иллертиссене автоматически станет «зарегистрированным владельцем». Это означает, что оттуда потоки вакцины будут централизованно распределяться по Европе. Так что баварское предприятие будет иметь особое значение в обеспечении Европы вакцинами.

По этой же причине проект усиленно педалирует и баварский министр здравоохранения Холечек, который уже осмотрел завод на месте, хотя производство там может начаться лишь летом. Для Холечека и правительства в Мюнхене этот завод — нечто большее, чем просто значительное региональное предприятие, он важен для обеспечения вакцинами страны в целом. Поэтому министр устраняет препятствия на пути проекта везде, где только может. Так же поступает и федеральное министерство экономики.

Оно создало «рабочую группу по вакцинации», одна из целей которой — скорейшее расширение производства вакцин в Германии. Это должно предотвратить возникновение дефицита в будущем. Поэтому завод компании R-Pharm в Иллертиссене пользуется особым вниманием министерства и рабочей группы. Если на пути расширения завода возникают препятствия, рабочая группа тут же связывается с местными властями.

Жалоб представители R-Pharm еще не подавали, но процесс получения разрешения на производство фармакологической продукции сложен и долог. Еще несколько недель назад местная администрация сообщила, что первые партии вакцины могут быть изготовлены через шесть-семь месяцев. Министерство тут же подключилось и распорядилось, «чтобы все процедуры были проведены при строжайшем соблюдении всех нормативов, но как можно быстрее». Так подобные распоряжения принято формулировать в тех кругах. Попросту говоря, федеральное министерство дало понять, что этот проект имеет абсолютно приоритетное значение. И вот теперь уже поговаривают, что производство может начаться в июне-августе.

В политической поддержке производители «Спутника» также нуждаются. Даже русские зачастую не доверяют своей вакцине, потому что эксперты предоставляют общественности далеко не все данные о ней. И в Западной Европе российское предложение не везде встречают на ура. Совсем недавно Тьерри Бретон (Thierry Breton), комиссар ЕС по вопросам внутреннего рынка и услугам и руководитель рабочей группы ЕС по вакцинации, заявил: «У нас совершенно нет необходимости в „Спутнике V"».

Но такая необходимость в ЕС бесспорно есть, в особенности после того, как многие страны ограничили использование вакцины AstraZeneca. Но в деле «Спутника», помимо снабжения Европы вакциной и ожидаемых прибылей, важен и еще один фактор — политика. «Конечно, российская сторона хочет продвигать свою вакцину на Западе еще и потому, что таким образом она планирует набрать очки и подправить себе репутацию, — рассуждает один осведомленный источник, который по заданию русских занимается продвижением „Спутника" в Германии. — Если Россия поможет кому-нибудь преодолеть кризис с вакцинацией, тот будет меньше говорить о критике Кремля Навальном или об аннексии Крыма».

Возможно, это уменьшит желание поддерживать санкции Запад против России. Для России улучшение имиджа — важный фактор в продвижении «Спутника». И этот процесс уже приносит свои плоды.

В прошлый вторник состоялась видеоконференция между канцлером Ангелой Меркель, российским президентом Путиным и французским президентом Эммануэлем Макроном. Темой разговора стало возможное сотрудничество в области вакцин. Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) сообщил: «Процедура регистрации проводится по тем же нормам, что и у других вакцин». По данным Кремля, обсуждались в том числе и перспективы «возможных поставок и совместного производства этого препарата в странах ЕС».

В апреле эксперты Европейского агентства должны поехать в Россию для ознакомления с производством и условиями хранения вакцины.

Создается впечатление, что инициативе Веймара и Эрфурта Берлин, Париж и Москва придают конкретные формы. «Если ничего не делать, то ничего и не произойдет», — говорит Кляйне.

Веймарский обербургомистр сообщает, что, по его впечатлению, «Спутник V » в его городе и в целом на востоке воспринимают очень хорошо. Он якобы часто слышит, как люди говорят на улицах, что «в вакцинах русские разбираются». Еще в 1960 году детей в ГДР успешно прививали разработанной в Советском Союзе вакциной от полиомиелита. В Западной Германии несколько позже использовали вакцину из США. В ГДР прививка была обязательной, и государство с братской помощью Советского Союза быстрее справилось с детским полиомиелитом, чем соседняя Западная Германия.

Говорят, что, когда вакцину от полиомиелита в 1960 году доставили в ГДР, в знак благодарности все церкви в стране ударили в колокола. Об этом вспоминают люди, выросшие на востоке. Подобные воспоминания до сих пор играют важную роль, когда политики выступают за «Спутник V».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.