Режим Лукашенко уже не первый год подряд ведет усиленную политику давления на поляков — коренное население северо-западных районов Беларуси. В частности, прессингу подвергается Союз поляков Белоруссии, арестованы его видные деятели. Не менее сильное давление на протяжении всего правления Лукашенко — с 1995 года — ощущает белорусский язык и культура. За решеткой находятся многие общественные и культурные белорусские деятели, еще больше эмигрировали. Особенно репрессии усилились в 2020-2021 годах — в результате подавления протестов белорусов против пророссийской диктатуры Лукашенко. Польская и белорусская идентичность являются для Лукашенко идеологическими врагами, мешающими окончательно слить Белоруссию с «русским миром».

Белорусский язык в Белоруссии находится на периферии жизни общества. Однако многие белорусы не всегда осознают это, поскольку привыкли к русскому языку. Чтобы объективно оценить ситуацию с белорусским языком в Белоруссии, я пригласил к беседе Мирослава Янковяка, известного польского исследователя белорусского языка, в настоящий момент сотрудника Славянского института Чешской академии наук.

Мирослав Янковяк вспоминает, как в конце 1990-х годов, будучи студентом Варшавского университета, изучавшим белорусский язык, он вместе с другими студентами поехал в Гродно. Это был первый визит Мирослава Янковяка в Белоруссию:

Первой встречей с реальностью был поход в книжный магазин в Гродно, где мы хотели купить белорусскую литературу. Продавщица очень удивилась, что вообще кто-то захотел купить книги на белорусском языке, и подсказала, что немного таких книг есть в углу в конце магазина.

Мы видели, что большинство людей говорят на русском языке или на так называемой трасянке — белорусско-русском говоре. Большинство надписей в Минске также были на русском языке.

Мирослав Янковяк рассказывает, как белорусский язык воспринимается в магазинах и ресторанах в Белоруссии:

Мне до сих пор с точки зрения социолингвистики непонятна ситуация, когда белорусскоязычный человек в ресторане или магазине делает заказ, а официантка или продавщица не хочет переходить на белорусский язык. Не она, а клиент должен подстроиться под официантку или продавщицу и перейти на русский язык, что я наблюдал, когда был с друзьями в таких заведениях. В тот момент официантка «выигрывала» в «борьбе» с «белорусским миром». Она требовала обращаться к ней по-русски. Однако я раньше не знал силы книги жалоб, иначе обязательно бы ею воспользовался. Иногда мне хотелось заказать в магазине что-то на белорусском, а продавщица спрашивала: «А вы что, оппозиционер или из деревни?»

Мирослав Янковяк так характеризует круг людей, использующих белорусский литературный язык в Белоруссии:

Это своего рода узкий круг людей, сознательно выбирающих белорусский язык. Они встречаются с белорусскоязычными знакомыми, чтобы обсудить различные темы, связанные с Белорусией. Это также взрослые люди, изучившие белорусский язык в зрелом возрасте. Еще у меня есть знакомый, который утверждал, что всегда говорит только по-белорусски. Но когда я пришел к нему домой, его мама очень удивилась, что он заговорил с гостем из Польши по-белорусски. Она сказала: «Говори по-русски!»

Люди, сознательно выбирающие белорусский язык, противопоставляют себя не только общественно-политической ситуации, но и борются за язык на уровне семьи.

Сколько же людей говорят на белорусском литературном языке? Мирослав Янковяк затрудняется ответить:

Если не говорить о белорусских говорах, то даже по соцсетям видно, что это небольшой круг людей, достаточно закрытый «белорусскоязычный мир». Однако после президентских выборов 2020 года и последующих событий уровень симпатий к белорусскому языку в Белоруссии вырос. Эти события повлияли на многих людей, которые до сих пор были безразличны к белорусскому языку и культуре, а теперь стали на сторону белорусского языка и культуры.

Говоря о перспективах развития белорусского языка, Мирослав Янковяк отмечает:

Я вовсе не призываю к тому, чтобы запретить русский язык. В семье человек может говорить на любом языке. Однако белорусы уже дошли до того, что без помощи государства, без законодательной поддержки у белорусского языка плохие перспективы.

Люди прагматичны. И если они всю жизнь в семье и на работе говорят по-русски, то сами на белорусский язык не перейдут.

Без государственной политики поддержки у белорусского языка нет никаких шансов, что он получит более широкое распространение и что большинство людей начнут им пользоваться.

Если не будет системы образования на белорусском языке, то не стоит ожидать, что кто-то будет говорить по-белорусски.

Ну и понятно, что белорусский язык должен быть основным языком в школе, а не дополнением к русскому. И должна быть комплексная политика властей Белоруссии по поддержке белорусского языка. Полагаю, что без этих двух факторов невозможно изменить языковую ситуацию в Беларуси.

Сейчас же, приезжая в Беларуссию, признается Мирослав Янковяк, он не может свободно использовать белорусский язык во всех сферах жизни:

Когда я приезжаю в Белоруссию, я никогда не говорю по-белорусски с пограничниками и милиционерами, т.к. это автоматически вызывает некоторые подозрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.