В апреле 2021 года украинские банки купили наличной валюты у населения на 470 миллионов долларов больше, чем продали. Об этом на своей странице в соцсети сообщил глава Совета НБУ Богдан Данилишин, добавив, что это — максимальное месячное значение с 2015 года.

«Чистая продажа иностранной валюты населением с начала года по 11 мая составила 706 миллионов долларов США по операциям с наличной иностранной валютой и 264 миллиона долларов — по безналичным операциям», — отметил Данилишин.

По этому поводу вспомнилась известная шутка про три стадии бедности: «денег нет», «денег совсем нет», «придется продавать доллары». Если принять во внимание эту «формулу», выходит, что третья стадия бедности на Украине уже наступила.

«Копить» против «купить»

Продажа сотен миллионов долларов украинцами говорит о том, что сбережения наших сограждан тают на глазах: люди просто проедают то, что было отложено на форс-мажорные обстоятельства.

И это при том, что накопления украинцев и без того оставляли желать лучшего. Как показало исследование, проведенное в марте компанией Research & Branding Group, трое из десяти украинцев не имеют никаких сбережений. Но и те, кто откладывал на будущее, большими «подушками безопасности» похвастаться не могут. Четверть опрошенных отметили, что накопленного хватит не более чем на месяц, 17% кубышки помогут протянуть два месяца, каждому десятому отложенных денег хватит на 3-4 месяца. Всего 2% опрошенных отметили, что сбережений им может хватить более чем на год.

Эксперты уже устали повторять: формировать «подушку безопасности» нужно при любых доходах и наиболее необходима она как раз самым бедным, для которых даже один месяц без работы превращается в катастрофу. Но, судя по результатам исследования, украинцы непоколебимы в своем убеждении, что откладывать им нечего.

Экономист Андрей Мартынюк поясняет: бедность формирует у человека особую психологию, которая не предполагает никаких сбережений. И дело вовсе не в размерах доходов, а в модели поведения. В общем случае таких моделей две: сберегательная и потребительская. И большинство украинцев, отвечая для себя на вопрос «копить или купить?» делают выбор не в пользу сбережений.

Бедны или прибедняются?

Украинцы бедны, и с этим не поспоришь. Об этом нам говорят и статистика, и эксперты, и наши собственные глаза. Отличительной особенностью отечественных реалий является трудовая бедность, которая означает, что у нас бедны не только безработные, но и те, кто работает.

Правда, среди экономистов нет единого мнения относительно общей картины материальных возможностей украинцев. Так, например, экономист Виктор Скаршевский считает, что в бедности живут 45% или порядка 18 миллионов украинцев. По его словам, сегодня у людей сформировался «карантинный синдром» — синдром неопределенности и непредсказуемости, вызванный тем, что неизвестно, когда и на какой период времени власти введут очередной карантин.

А вот аналитик Даниил Монин считает, что бедных у нас 30-35%, хотя и уточняет: оценить украинскую бедность достаточно сложно.

«У нас для налоговой бедность одна, для друзей — другая, для банка — третья, — поделился рассуждениями эксперт в беседе с «Телеграфом». — Но я все же думаю, что украинцы не так бедны, как кажется. По моим оценкам, бедное население составляет 30-35%. Хотя, когда средняя зарплата приближается к 500 долларам (в марте средняя зарплата в Украине составила 13 612 гривен — авт.), а из-за рубежа пересылают 12 миллиардов долларов в год для поддержания семей, количество бедных оценить трудно».

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко и вовсе считает, что украинцы не столько бедны, сколько прибедняются.

«На самом деле у нас бедных мало — точно меньше 10% населения, не исключено, что и меньше 5%, — говорит Охрименко. — Основная проблема Украины заключается в очень большой доле „теневой экономики". И в то время как в ЕС, например, мелкий бизнесмен всегда относится к группе „доходы ниже среднего", в нашей стране многие упрощенцы имеют доходы „значительно выше средних". Не удивительно, что когда те же немцы приезжают в нашу страну, они просто шокированы количеством дорогих авто на наших дорогах. В Германии такие автомобили себе могут позволить только топ-менеджеры, а у нас — обычные „мелкие бизнесмены". Богатых у нас тоже мало — порядка 5-7%. А вот большая часть вам никогда не расскажет о своих доходах».

Среднего класса нет?

Если к среднему классу относить тех, кто не является ни богатыми, ни бедными, в эту группу войдет около половины украинцев. Правда, большинство опрошенных «Телеграфом» экономистов с этим подходом не согласились, отметив, что такие цифры совершенно не похожи на правду.

Андрей Мартынюк считает, что к среднему классу можно отнести не более 15% украинцев, и именно по причине своей немногочисленности украинский средний класс не является движущей силой гражданского общества и не влияет на процессы в стране.

По мнению аналитика Андрея Кислова, понятие «средний класс» весьма разнообразно по смыслу, но в любом случае оно не означает «большинство населения». Даже если принять, что это человек, который не богат и не беден, работает в офисе, имеет образование, такие люди составят меньшинство населения.

«Большинство населения в любой стране образования не имеет и занято физическим трудом, — продолжает эксперт. — «А интеллигенция, которая мнит себя неким „средним классом", а то и вообще отождествляет себя с буржуазией, по сути является „пролетариатом умственного труда"».

Аналитик Алексей Кущ и вовсе уверен, что на Украине среднего класса практически нет. И, если отсечь «верхние» 10% населения (это богатые люди и обсуживающий их персонал, доходы которых не зависят от кризисов), оставшиеся 90% делятся примерно пополам. «Нижние» 45% с трудом сводит концы с концами, фактически находясь в трудовом рабстве. Потеря работы для людей из этой группы означает погружение в полную нищету. «Верхние» 45% — это те, кто покупают товары длительного пользования, путешествуют и даже откладывают кое-какие сбережения, но кризис буквально сжигает их запасы и накопления.

Методики не подходят

Как видим, с украинским средним классом все не очень понятно, а существующие методики для его определения нам не подходят.

Например, одни методики предлагают оценивать доходы, а с этим у нас, как известно, проблемы. Не секрет, что существенная доля доходов наших сограждан — «теневые», и оценить их невозможно. По словам Александра Охрименко, если судить по официальным данным, то большинство украинцев не могут себе позволить даже покупку кофеварки, но при этом покупают автомобили.

Другие предлагают анализировать расходы — и снова та же проблема. Украинцы довольно часто предпочитают рассчитываться наличными, скрывая свои истинные расходы, так что таким образом средний класс тоже не определить. Хотя, учитывая, что по данным Госстата у среднестатистического украинца уходит на еду порядка половины расходов, можно сделать вывод о том, что в целом мы очень бедны. Для сравнения: по разным оценкам жители Восточной Европы тратят на еду 20-25%, а западной — всего 8-12%.

Еще один способ определения среднего класса заключается в изучении возможностей. Несколько лет назад аналитики международной консалтинговой компании предложили такой подход: доход представителя среднего класса должен быть таким, чтобы он без проблем мог покупать товары длительного пользования (например, автомобиль, холодильник или другую крупную бытовую технику), планировать отпуск и досуг. А еще — накапливать сбережения, которых хватит, чтобы в случае болезни или увольнения не попасть за черту бедности.

И снова мимо: по наличию квартиры-машины украинский средний класс не определить. Один может ездить на видавшем виды «жигуленке» и жить в старой однушке, доставшейся от бабушки. А другой — не иметь в собственности ни жилья, ни машины, но при этом арендовать загородный коттедж и передвигаться исключительно на такси. Так кто же из них больше похож на представителя «среднего класса»?

С другой стороны, можно призвать на помощь статистику. Согласно самооценке украинских семей уровня своих доходов, которую время от времени анализирует Госстат, доля украинцев, которые оценивают свои доходы как «было достаточно и откладывали сбережения» стабильно составляет 7-8%.

Видимо, это и есть наш средний класс, а подавляющее большинство населения все же очень бедны. Причем не только по общемировым, но и по нашим «внутреннеукраинским» меркам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.