«Меня ждет смертный приговор», — при помощи такого аргумента белорусский блогер Роман Протасевич пытался убедить экипаж принудительно направленного в Минск самолета не слушать инструкции белорусских властей и продолжать полет в Вильнюс. Убеждения не подействовали, Протасевича арестовали, а его задержание привело к тому, что Запад занял более жесткую позицию в отношении режима Лукашенко.

Смертная казнь в Европе

Список преступлений, за которые белорусские суды могут приговорить человека к высшей мере наказания, включает в себя убийства с отягчающими обстоятельствами, в том числе в рамках деяний, угрожающих безопасности государства и его руководства (в конце концов Белоруссия — типичная автократия). В них Протасевича не обвиняют. Также он, несомненно, не совершал террористических актов, не был причастен к геноциду или преступлениям против человечества, не развязывал агрессивной войны и не применял оружия массового уничтожения.

Власти обвиняют его в организации массовых беспорядков и подстрекательству к ним, а также в ряде других запрещенных деяний, за которые полагается наказание в виде многолетнего заключения. Оно сопряжено с рисками, исходящими от надзирателей и сотрудничающих с ними заключенных: в исправительных колониях у политзеков есть основания беспокоиться по поводу своей безопасности.

Белоруссия — последняя страна в Европе и на постсоветском пространстве, где приводят в исполнение смертные приговоры. В России и Таджикистане уже давно действует мораторий, Казахстан недавно вычеркнул смертную казнь из своего уголовного кодекса.

По оценкам сотрудников белорусских правозащитных организаций, с момента обретения независимости в 1991 году в Белоруссии приговорили к высшей мере наказания и казнили более 400 человек. В последнее время такой приговор слышали двое-трое мужчин в год, обычно он выносился за наиболее тяжкие преступления, совершенные по низменным мотивам. Женщинам, несовершеннолетним и пенсионерам высшая мера наказания не назначается. Точное число казненных назвать сложно потому, что судьба приговоренных при жизни и после смерти держится в тайне.

Выстрел в катынском стиле

Приговоренные содержатся и умирают в самом центре Минска, всего в 300 метрах от главной торговой улицы города, в подвалах Пищаловского замка на улице Володарского (туда, кстати, поместили и захваченного Протасевича). В царские времена в замке держали, например, участников Польских восстаний 1830-1831 и 1863-1864 годов, а позднее людей, которых задерживал НКВД.

Обитателей камеры смертников не выводят на прогулки, они находятся под постоянным наблюдением и могут встретиться только с адвокатами или ближайшими родственниками. Заключенные месяцами ждут сообщений о возможном президентском помиловании и узнают о дате казни в последний момент. Операция проводится в сталинском стиле: осужденного ставят на колени и убивают катынским выстрелом из пистолета в затылок. Последние две казни предположительно состоялись в 2019 году.

Родственники казненного не получают информации о приведении приговора в исполнение и тем более о месте захоронения. В этом плане ничего не изменилось со времен Сталина. В Минске есть много мест, где хоронили жертв чисток и преследований. На многих позднее появились кварталы многоэтажных зданий. Современные стандарты не отличаются от прежних: семья с большой задержкой получает по почте некоторые вещи осужденного, что зачастую становится единственным подтверждением состоявшейся казни.

Лукашенко не пользовался правом помилования, но этой весной, видимо, в рамках компании по улучшению своего имиджа, он сделал исключение для двух двадцатилетних братьев, которых судили за убийство соседки, донесшей, что их сестра плохо заботится о детях. Родственники узнали о том, что смертную казнь заменили пожизненным заключением, когда у них отказались принимать посылку в связи с переводом братьев в тюрьму в Жодино. Это было второе помилование за всю историю независимой Белоруссии. Очень редко случается также, чтобы апелляцию приговоренных к смертной казни удовлетворил Верховный суд. Впервые это произошло лишь в 2018 году.

Казни в цивилизованном мире

На референдуме 1994 года 80% проголосовавших белорусов высказались за сохранение смертной казни, на их волю сейчас ссылается режим. При этом в 2019 году власти объявили, что раздумывают об отказе от этой меры наказания, а в марионеточном парламенте уже более десяти лет существует рабочая группа по изучению проблематики смертной казни.

К изменению уголовного кодекса могли бы склонять не столько гуманитарные или этические, сколько чисто технические соображения, то есть возможность судебных ошибок и низкая эффективность смертной казни в качестве инструмента профилактики преступлений: ее присутствие в каталоге наказаний не влияет на уровень преступности. Сторонникам отказа от смертной казни не помогает то, что людей казнят не только в сатрапиях, но также в США и Японии, поэтому в этой сфере Белоруссию нельзя обвинить в нарушении стандартов, которые действуют в считающихся цивилизованными странах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.