Все говорит о том, что нас в Европе ждет повторение прошлого года в том, что касается эпидемии коронавируса, из-за появления новых штаммов, а также снятия большей части мер во время летних (туристических) месяцев. Так что можно утверждать, что осенью почти точно нас накроет новая волна, как и в прошлом году. Уже сейчас данные о распространении значительно более заразного штамма дельта (индийского) подсказывают, что такого развития событий нам не избежать. Однако между 2020 и 2021 годом есть одно различие: в этом году нам доступна вакцина от коронавируса, а точнее несколько. Правда, пока регулятор Европейское агентство лекарственных средств одобрило в основном только американские вакцины, объявив их годными. Российская вакцина «Спутник V», первая в мире, продолжает ждать согласования, и, судя по всему, в будущем ничего не изменится.

По некоторым источникам, если «Спутник V» и разрешат к использованию в ЕС, то, вероятно, это произойдет только в будущем году, возможно, весной — ровно столько, сколько нужно американским вакцинам, чтобы занять свой «рынок». Почему же Европейское агентство лекарственных средств так тянет с одобрением российской вакцины? Сколько может продлиться ее оценка? Означенные источники утверждают, что Европейское агентство лекарственных средств все еще не получило некоторые документы, которых у русских или просто нет, или они не готовы их представить.

Так или иначе, двигаясь исключительно по политической линии, российская вакцина проникла туда, куда только и могла — в Венгрию, а дальше двигаться ей некуда.

Члены Европейского Союза сетуют, насколько трудно дается им вакцинация собственного населения. На этом фоне глупо выглядит отказ от российской вакцины, так как, будь она одобрена, она вскоре привлекла бы новых желающих вакцинироваться, которые, возможно, по тем или иным причинам настроены скептически к американским мРНК-вакцинам («Модерна», «Пфайзер»). Но есть и вакцины «Джонсон и Джонсон», а также «АстраЗенека», «традиционные вакцины». Тогда почему скептики, не верящие мРНК-вакцинам, не прививаются ими? Вероятно потому, что у этих вакцин есть определенные проблемы. Даже их производители сообщили, что рассматривают возможность изменить свои препараты, чтобы устранить такие побочные эффекты от них, как тромбозы и прочее.

Не нужно отдельно пояснять, откуда берется скептицизм в отношении вакцинации. Понятно, что всегда будет определенная маргинальная группа, которая и до нынешней пандемии соотносила вакцины с разными теориями заговора. Сегодня не будем о них говорить, а давайте лучше поговорим о многочисленных «простых» людях, которые приняли решение не вакцинироваться (по крайней мере не так поспешно) и с которыми государства, некоторые из них, теперь вступили в «войну».

Конечно, подходы различаются даже в Европе. Так, например, есть Франция, где президент Эммануэль Макрон заявил, что вводит обязательную вакцинацию в нескольких отраслях. Кроме того, вводится ряд мер, которые сделают жизнь невакцинированных граждан настолько сложной, что в конце концов они пойдут и вакцинируются «от отчаяния».

С другой стороны, есть Германия, где канцлер Ангела Меркель объявила, что Германия никогда не введет обязательную вакцинацию даже в системе здравоохранения. «Подобный шаг подорвал бы доверие общественности. Люди должны сами за себя решать, вакцинироваться им или нет», — подчеркнула Меркель.

Откуда такая разность подходов? Нет ли тут одинакового требования, которое преподносится, однако, двумя разными способами? Может, Макрон думает, что на французов стоит немного надавить, а Меркель полагает, что немцы будут больше вакцинироваться, зная, что их не заставляют?

Даже вне контекста нынешней пандемии будет интересно узнать, какие страны решатся на цивилизованную кампанию без принуждения, а какие погонят народ на вакцинацию пинками.

Давайте вспомним, сколько народу до сих пор были вакцинированы во Франции (мы говорим о людях, получивших две дозы вакцины). 36,4%. В Германии дела обстоят лучше, и там полностью вакцинированы 42,7%. Разница не так уж велика, чтобы пришлось прибегать к столь разным подходам.

В деле борьбы с коронавирусной пандемией психология — один из главных видов оружия. Некоторые государства явно неверно определили «пульс» собственного народа и выбрали тактику, обреченную на провал.

А что принесло бы успех? Для начала факты. Власти не понимают, что скепсис рождается в момент, когда что-то «попахивает пропагандой». Иными словами, если бы новости сводились к честному рассказу о применении вакцины, откровенному перечислению плюсов и минусов, то ситуация, вероятно, была бы совершенно другой. Когда же нам начинают рассказывать, что нечто работает «на сто процентов» или что «не надо ничего бояться», людьми немедленно овладевает скептицизм.

Просто подобные заявления кажутся им придуманными, звучат как реклама товара, который нужно продать во что бы то ни стало, и так рождается сопротивление, неповиновение…

К вакцинации стоило подойти как к полетам на самолете: да, есть вероятность, что самолет упадет и все закончится фатально, но, с другой стороны, шанс, что это произойдет, очень мал, и не нужно особо этого бояться.

Звучит более реалистично, и большинство людей согласятся с такой логикой. Если бы какая-нибудь авиакомпания твердила вам, что ее самолет «никогда не может упасть», вы с большим скепсисом отнеслись бы к подобному заявлению, так как звучит неправдоподобно.

Мы видим страшные авиакатастрофы, но все равно летаем. Если бы однажды мы услышали, что СМИ намеренно замалчивают количество авиакатастроф, мы стали бы скептически относится к гражданской авиации вообще.

Трудно сказать почему, но единственный выбранный к вакцинации подход оказался очень странным. Факты отбрасываются, и к людям стали относиться как к малым детям, от которых скрывают важную информацию. Когда же сопротивление возросло, чего, кстати, можно было ожидать, очередь дошла до угроз и заявлений типа «если вы не вакцинируетесь, вы будете сами виноваты, если умрете».

Мы видим, как дело движется к информационному абсолютизму. Ситуации, когда нельзя говорить ничего плохого об одном варианте и ничего хорошего о другом. Эта ситуация похожа на предвоенную пропаганду, когда врага преподносят исключительно как врага, того, кто на «что процентов ужасен» и в ком нет ничего хорошего.

Конечно, не стоит пояснять, к чему ведет сценарий, когда невакцинированных людей преподносят таким образом — как «ужасные на сто процентов» антигосударственные элементы. Вообще увлекаться чем-то подобным в момент, когда более половины населения не вакцинировано, не только преждевременно, но и несколько безрассудно.

Угроза принудительной вакцинацией в таких сферах, как здравоохранение и образование, точно не приведет к росту ее популярности. Это выльется только в еще больший протест, а также паранойю. Вообще люди допускают, что государство может силой добиваться каких-то вещей, но соглашаются на это, если считают, что все делается по-честному и в интересах большинства. На этот раз, судя по всему, был выбран другой путь. Кое-кому, если не многим, кажется, будто государство хочет силой вколоть им в тело нечто экспериментальное, чтобы использовать все дозы, закупленные у американских фармацевтических гигантов.

Даже если подобная «кампания» пройдет, проблемы останутся надолго. Ангела Меркель мудро заключает, что принудительная вакцинация невозможна, поскольку в таком случае между гражданами и государством порвалась бы нить доверия. Неужели Франция не думает об этом? А Хорватия?

Да, некоторые страны неправильно проводили кампанию с самого начала. Это, конечно, касается и Хорватии, в которой всего 31% вакцинированных. Похоже, именно такие страны теперь выберут принудительный вариант, распространяя его на одну сферу за другой, чтобы достигнуть необходимого уровня вакцинации. Выглядит хорошо, но только на бумаге и только для того, кто строит подобные планы. На практике это еще один плохой план из многих…

Любая власть должна задаться несколькими ключевыми вопросами, оказавшись на этом перекрестке. Объявлять людей глупыми или запугивать их смертью — определенно не лучший способ их спасти, если в этом и заключается цель. К сожалению, борьба с коронавирусом с самого начала ведется как борьба за информацию и простые факты, но, похоже, их используют как оружие в конфликте, который ведется не только между человеком и вирусом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.