Прошел год после того, как в июле 2020 года в российскую Конституцию внесли запрет на отчуждение территорий. Шансы на улучшение российско-японских отношений, на которые сильно влияет проблема «северных территорий», уменьшились. Администрация бывшего премьер-министра Японии Синдзо Абэ, стремившаяся заключить мирный договор, укрепляла экономическое сотрудничество, но как дела обстоят сейчас?

Японские компании, работающие на российском рынке, следят за обменным курсом

Дубна — это небольшой город в Московской области, расположенный недалеко от Москвы. В особой экономической зоне города, где выходящим на рынок компаниям предоставляются налоговые и другие льготы, работает японский производитель медицинского оборудования из города Киото Arkray. 

Когда я посетил завод в марте этого года, российские сотрудники молча инспектировали продукцию. Заместитель генерального директора производственного отдела Малеев, которому 28 лет, с улыбкой сказал: «Нас обучили японской философии уважать дисциплину».

В 2011 году компания арендовала часть здания в особой зоне и открыла там завод. В 2013 году она начала выпускать глюкометры и реагенты для анализа мочи для больных сахарным диабетом. «В России больше больных диабетом, чем в Японии. Численность населения также выше. Кроме того, препараты можно продавать в страны бывшего СССР», — комментирует причины выхода на российский рынок президент российского отделения Томоя Нисияма (Tomoya NIshiyama).

Экономическая активность в России также замедлилась из-за распространения пандемии нового коронавируса, однако продажи компании в 2020 году выросли примерно до 380 миллионов иен. Ее доля составляет около 5% рынка аналогичной продукции в России. По словам президента, Arkray нацелена на дальнейшее расширение бизнеса, а поставки в Казахстан и другие соседние страны уже начались.

Между тем есть и трудности с ведением бизнеса в России из-за сложных административных процедур, отнимающих много времени, а также частого изменения законов и нормативных актов. 

Особенно велики геополитические риски. Когда Россия в одностороннем порядке присоединила украинский Крым в 2014 году и западные страны ввели экономические санкции, курс рубля упал в два раза по отношению к доллару в сочетании с обвалом цен на нефть.

Arkray импортирует сырье из Японии и других стран в иностранной валюте, в результате чего стоимость продукции увеличивается из-за колебаний обменных курсов. Норма прибыли снизилась, а период окупаемости первоначальных инвестиций вырос с ожидаемых трех лет до шести. 

«Из-за политических рисков мы постоянно отслеживаем внутриполитическую ситуацию, которая может привести к колебаниям валютных курсов», — отмечает Нисияма.

Надежда на рост

В 1990-х годах после распада СССР российская экономика находилась в хаосе, но в 2000-х годах она начала стремительно развиваться из-за резкого роста цен на нефть. Объем торговли с Японией также продолжал увеличиваться, однако экономический рост замедлился из-за аннексии Крыма и падения цен на нефть. В результате объемы торговли с Японией также быстро сократились.

Чтобы выйти из тупика, в мае 2016 года бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ предложил «План сотрудничества из восьми пунктов». Суть заключалась в развитии частного сотрудничества в восьми областях, включая медицину, городскую инфраструктуру и энергетику, при поддержке японского и российского правительств. По информации министерства иностранных дел Японии, было подготовлено более 200 проектов. Конкретные шаги в направлении реализации были предприняты в отношении половины из них. 

Специалист по Японии, профессор МГИМО Дмитрий Стрельцов, отмечает определенные достижения: «План из восьми пунктов показал направление сотрудничества в экономической сфере, в которой заинтересована Россия».

Тем не менее за исключением некоторых проектов, связанных с энергетикой, например, участие в разработке природного газа в Арктике, большинство из реализованных идей в основном являются маломасштабными. Это не привело к значительному увеличению объема японских инвестиций в Россию. 

Токио хотел, чтобы экономическое сотрудничество послужило катализатором урегулирования проблемы «северных территорий», но премьер Абэ ушел в отставку в сентябре 2020 года. «В результате политический интерес Японии к России снизился, и от России не стоит ожидать серьезных изменений в политике и правовой системе. Как следствие — будущее экономических отношений между Японией и Россией выглядит пессимистично», — считает Стрельцов. 

Верно и то, что экономическое сотрудничество с Россией с ее 146-миллионным населением и богатыми природными ресурсами представляет определенную ценность. Согласно опросу японских компаний в России, проведенному Японской организацией внешней торговли (JETRO), 60% респондентов считают инвестиции в Россию выгодными с точки зрения размеров рынка и потенциала роста. При этом большинство участников опроса отметило такие риски, как нестабильные политические и социальные условия (68%), а также колебания курсов (66%).

Призыв к инвестициям

В России по-прежнему возлагают большие надежды на инвестиции из Японии. 15 июля в интервью нашей газете Андрей Воробьев, губернатор Московской области, где работает 15 японских компаний, призвал расширять инвестиции в России: «Япония и Россия могут быть полезны друг другу в таких сферах, как экономика, культура и знания. Есть также прекрасный совместный план для межрегионального обмена. Мы будем делать все, чтобы поддерживать дружеские отношения».

Комментируя вопрос увеличения экономических масштабов Японией и Россией, Томоя Нисияма подчеркнул: «Компаниям, которые вышли на российский рынок раньше, необходимо поделиться ноу-хау. Также важно расширять взаимодействие между нашими народами и углублять взаимопонимание».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.