«Казахстан уходит в прошлое». Чему бы, вы думали, посвящен этот типичный для российских СМИ последних лет заголовок? Нет, речь не идет о возвращении к натуральному хозяйству или отказу от достижений научно-технического прогресса в пользу орудий труда каменного века. Речь идет о намерении властей Казахстана отказаться от навязанной этой стране в свое время большевиками кириллицы в пользу латинского алфавита.

И пока казахи пытаются порвать связи с Москвой даже в письме, из «белокаменной» их периодически пугают «разрывом между поколениями и этносами» и «катастрофическим падением общего образовательного уровня граждан».

Зачем все больше стран отказываются от кириллицы в пользу латиницы? Чем на самом деле является это решение — блажью или способом самозащиты? Почему уже минимум три века на Украине говорят о необходимости «латинизации» украинской письменности и возможно ли, что Украина перейдет на латинский алфавит в будущем? Во всем этом разбирался «Обозреватель».

«Латинский» побег из объятий России? Опыт стран постсоветского пространства

Всерьез о переходе с кириллицы на латиницу в Казахстане заговорили еще в 2006 году, в 2012-м обсуждение активно велось уже в профессиональных кругах. Спустя 5 лет президент Нурсултан Назарбаев заявил: до конца 2017-го должен быть утвержден окончательный вариант графики, а до 2025 года «все деловые документы, периодические издания и книги должны начать выходить на латинице». Впоследствии сроки окончательного перехода на новый алфавит сместили к 2031 году, но, несмотря на периодические истерики из Москвы, от собственных планов казахи не отказались. Более того, в Казахстане убеждены: новый алфавит — шаг к укреплению национальной идентичности и толчок к изучению казахского языка.

Аналогичные процессы стартовали (либо уже завершены) в целом ряде государств «постсоветского пространства». Так, уже с 1 августа полный переход на латиницу совершает Узбекистан — при том, что ранее планировалось завершить этот процесс позже, к началу 2023-го. Однако впоследствии правительство этого государства решило «ускориться» — и к началу августа этого года, когда Узбекистан будет праздновать 30-летие независимости, вся рабочая документация, бланки и вывески, а также наименования улиц и организаций, объявления будут переведены на узбекский алфавит, основанный на латинской графике. В отличие от Казахстана здесь от использования кириллицы решили отказаться полностью.

С момента распада СССР латинский алфавит вернули в Туркмении. Латиницей уже давно пользуются в Азербайджане и Молдавии. Латинскую графику используют в славянских странах в боснийском, кашубском, польском, силезском, серболужицком, словацком, словенском, хорватском и чешском языках. В сербском, черногорском и белорусском латиница уживается с кириллицей.

И ни в одной из стран, перешедших на латиницу, катастрофа, которую пророчили оппоненты отказа от кириллицы, в том числе, и из Кремля, после смены алфавитов так и не наступила.

При этом утверждения сторонников введения латиницы о том, что подобные перемены — это цивилизационный выбор — имеют смысл. Ведь для восточных стран переход на латиницу в геополитической плоскости означает выход из зоны ментального, культурного, информационного и, как следствие, экономического влияния России.

При этом страны Средней Азии начинают более активное сближение с Турцией, которая также пользуется латинскими буквами и все больше претендует на лидерство в регионе. От подобного «тандема» народы, куда более близкие с точки зрения ментальности, религии и языка к Турции, чем к России — только выиграют. Ведь на пути процесса сближения уже не будет стоять такой барьер, как разная письменность. Интеграционные процессы будут проходить быстрее и глубже, когда Турция и страны Средней Азии будут говорить практически на понятных друг другу языках не только устно, но и письменно.

Судите сами. Что лучше: партнерство с Турцией, экономика которой развивается самыми стремительными темпами в Европе — или вхождение на правах «бедного родственника» в единое пространство с Россией, считающей соседние государства собственными сырьевыми колониями и демонстрирующей экономическую деградацию? Нахождение под защитой Турции (в том числе, и военной) — или постоянная угроза появления «зеленых человечков» на «исконно русских» землях Средней Азии? Союз с близким религиозно, ментально, культурно мощным союзником — или постоянные атаки на веру, язык, самоуважение и даже самоидентификацию тюркоязычных народов со стороны «шестой части суши»?

Ответ — очевиден. И именно он и стал одной из причин того, что в упомянутых странах было принято политическое решение о переходе на латиницу. Ведь там отчетливо понимали, насколько важен этот шаг с точки зрения цивилизационного выбора. Как понимают это и в РФ, где на законодательном уровне запрещено использовать любой алфавит, кроме кириллического.

Для стран Восточной Европы переход на латиницу также означает сближение — с западной цивилизацией. Ведь латинский алфавит — безусловный лидер по использованию на всем земном шаре. Латинскими буквами пишут 42% жителей Земли в 70% стран мира — на 60% земной суши на всех континентах. Кириллица при этом занимает 4 место среди письменностей мира, уступая латинице, китайским иероглифам и арабской вязи. Кириллический алфавит знают, понимают и используют всего лишь 3,3% населения Земного шара — около 250 миллионов человек. При этом, как уже было сказано, процесс отказа от этой локальной в общем-то письменности в пользу приобщения к глобальному миру — набирает обороты.

Украина и латиница: за и против

На Украине также периодически всплывает тема возможного постепенного перехода с кириллицы на латиницу. Сторонники идеи убеждены: это позволит нашей стране отгородиться от соседа-агрессора куда более действенно, чем пресловутый ров с крокодилами на российско-украинской границе. А заодно — сделает нас ближе и понятнее для остального мира. В частности — для славянских народов, большинство из которых используют именно латиницу и смогут частично понимать написанное на украинском языке, но с использованием латинского алфавита.

Однако до серьезного обсуждения плюсов и минусов «латинизации» украинской письменности дело не доходит. Попытки его провести мгновенно разбиваются об истеричное «мы не сможем читать летописи в оригинале» (как будто бы подавляющее большинство украинцев именно с них начинает свое утро), циничное «мы оторвемся от корней и общей культуры с «братской» Россией (которой «братскость» никогда не мешала уничтожать нас культурно, а временами — и физически) и прагматичное «где взять на это огромные деньги?» (вопрос резонный, но решаемый в виду растянутости процесса на годы).

Особенно «трогательно» выглядит аргумент, что введение латиницы на Украине оттолкнет от изучения украинского языка русскоязычных граждан нашей страны. Как-будто бы именно перспективы перехода на латинскую графику в каком-то отдаленном будущем не давало принципиально русскоговорящим нашим соотечественникам изучить украинский хотя бы на бытовом уровне за 30 лет независимости. Как-будто именно латинские буквы повинны в том, что на Украине до сих пор живут люди, называющие государственный язык «коровьим», «мерзостью» и «рагульским диалектом».

«Латинизация» украинского алфавита сегодня: блажь или необходимость?

В разные периоды истории Украины на наших землях предпринимались попытки инициировать отказ от кириллицы как мощного инструмента воздействия со стороны Российской империи. Агрессия РФ против Украины, которая началась в 2014 году и продолжается до сих пор, дала новый толчок казалось бы подзабытой идее «бежать от Москвы», в том числе, и с помощью смены алфавита. Начать дискуссию на этот счет, к примеру, несколько лет назад предложил тогдашний министр иностранных дел Павел Климкин.

В марте 2018 года на своей странице в Facebook он написал: «В дружеской беседе историк и журналист из Польши Земовит Щерек спросил, почему бы Украине не ввести наряду с кириллицей латиницу. Наша цель — формирование украинской политической нации, поэтому мы должны работать на то, что нас объединяет, а не разъединяет. С другой стороны, почему бы не подискутировать?».

И хотя речь тогда шла всего лишь о дискуссии по поводу возможности подобного шага — на Климкина обрушилась война хейта, в частности, со стороны людей с пророссийскими настроениями. Масла в огонь подлили и люди, введенные (не без помощи кремлевских пропагандистов) в заблуждение по поводу того, что речь идет об отказе от украинского языка, а не всего лишь об изменении знаков передачи его на письме. А объективный и действенный способ защитить собственное информационное пространство от агрессивных информационных операций Москвы в сознании многих вытеснили фантомные боли по «исконно украинской» кириллице. Которая на самом деле является перекроенной под нужды русского языка еще при Петре І «гражданкой», имеющей, по мнению многих языковедов, к изобретенной Кириллом и Мефодием письменности примерно такое же отношение, как морская свинка к морю в известном анекдоте.

Тремя годами ранее с инициативой внедрить латинскую графику на территории Украины — правда, лишь для носителей крымско-татарского языка — в очередной раз выступал лидер крымских татар Мустафа Джемилев. Он настаивал на исключительной важности подобного шага для своего народа. И даже обращался к министру культуры Вячеславу Кириленко с просьбой подготовить необходимое решение. Но это так и не было сделано.

В последний раз к теме украинской латиницы в нашей стране вернулись буквально несколько дней назад. Институт языковедения НАН Украины, к 130-й годовщине со дня рождения Сергея Пилипенко (одного из идеологов введения на Украине латиницы начала прошлого века), инициировал дискуссию о возможном переходе нашей страны на латинскую азбуку. Станет ли эта дискуссия действительно предметной или все снова сведется к травле ее инициаторов и взаимным оскорблениям — покажет время.

…А пока на Украине снова ломаются копья в спорах по поводу возможного перехода на латинский алфавит — Узбекистан и Казахстан активно этот переход совершают. Узбеки совершенно справедливо полагают, что государство, глава которого все чаще предъявляет соседям, что они, выходя из СССР, «тащили» с собой «российские земли» — рано или поздно решит, что пришла пора «возвращать свое» в «родную гавань». А народ Казахстана прекрасно помнит, как несколько лет назад Владимир Путин со свойственной ему надменностью заявил, что «у казахов никогда не было государственности», а их страна не является «частью мировой цивилизации» вне «пространства большого русского мира». Так что намерение последних использовать любой способ как можно надежнее отгородиться от душных «братских» объятий России — вполне понятно.

И отказ от использования общих с россиянами букв, а с ними — и от общего информационного, ментального и культурного поля — один из действительно действенных способов это сделать. Возможно, когда-то украинцы, которым российские имперцы столетиями упрямо отказывают не только в праве на государственность, но и в самом существовании собственного народа и языка, так же уверено начнут движение get` vid «ruskogo mira», podali vid Moskvy.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.