«Сталинская война: новая история Второй мировой войны» (Stalin's War: A New History of World War II), Шон МакМикин, (Basic Books: апрель 2021 г.), 864 страницы.

Когда российское правительство недавно прекратило почти четвертьвековые отношения между американским колледжем и российским университетом, была ли книга по истории Второй мировой войны тем самым переломным моментом?

16 апреля 2021 года МИД России объявил о намерении «положить конец» деятельности финансируемых США фондов и неправительственных организаций (НПО). Месяц спустя Россия объявила Бард-колледж гуманитарных наук (Колледж Барда — престижный частный гуманитарный университет свободных искусств и наук, расположенный в Аннандейл-на-Гудзоне, является Национальным историческим памятником США — прим. ред.) «нежелательной» организацией, «угрожающей конституционному порядку и безопасности России». Этот шаг Москвы означает, что Бард-колледж должен прекратить всякую деятельность в России, особенно свои отношения с Санкт-Петербургским государственным университетом. Любой, кто проигнорирует это постановление, может быть приговорен к штрафу или тюремному заключению на срок до шести лет.

Президент Бард-колледжа Леон Ботстайн сказал, что он «убит горем» из-за того, что он назвал попаданием в «черный список». Но Ботстайн, член глобального совета директоров вместе с Джорджем Соросом из консультативного совета фондов «Открытое общество», вряд ли был удивлен решением России. Фонд Сороса «Открытое общество», запрещенный в России в 2015 году как «нежелательная» НПО, в течение некоторого времени был щедрым донором Барда. Действительно, 21 апреля 2021 года Бард-колледж объявил, что получил пожертвование Сороса в размере 500 миллионов долларов.

Журнал Inside Higher Education сообщает, что государственная прокуратура в России ничего не сообщила об основаниях для «криминализации» Барда, хотя вокруг его связей с Соросом слухи ходят уже давно. Партнерство Барда и Сороса уже много лет не является секретом. Почему же удар по университету нанесен сейчас?

Возможно, одна из причин заключается в том, кого Бард нанимает преподавать историю. Именно здесь историк профессор Шон МакМикин (Sean McMeekin) и его книга «Сталинская война: новая история Второй мировой войны» (Stalin's War: A New History of World War II) и стали «притчей во языцех».

По словам историка Мельбурнского университета Марка Эделе, «Сталинская война» «очень устроила бы Владимира Путина». Однако правда состоит в том, что ничего подобного, видимо не произойдет. Как считает историк Ричард Эванс, антироссийская «предвзятость» МакМикина «просто ошарашивает».

МакМикин — профессор европейской истории и культуры кафедры им. Фрэнсиса Флурнуа из Барда. Он издает книги по европейской истории с 2003 года. Его карьеру можно охарактеризовать как «ревизионизм на стероидах». В 2011 году он утверждал, что российские государственные деятели в основном «развязали» Первую мировую войну. «Ключ к вспышке насилия» летом 1914 года «находится в Санкт-Петербурге», писал он, а не в Берлине, Вене или Париже.

Позже, преподавая историю в Турции, он подвергся критике за свой отказ использовать слово «геноцид» для описания ужасов, которые турки творили в отношении сотен тысяч армян в 1915 году. Как он утверждал, во время Первой мировой войны армянские националисты в Турции организовали русское вооруженное вторжение на турецкую землю, но были оставлены в беде коварными русскими. Высказываясь по чрезвычайно острому вопросу об отношении Турции к армянскому меньшинству, МакМикин следовал за своим наставником, покойным шотландским историком Норманом Стоуном, который признавал, что турки совершили резню, но отрицал, что она может квалифицироваться как геноцид.

МакМикин говорил мне лично, что для всех в Бард-колледже решение России «на самом деле показалось совершенно необоснованным». Такое восприятие действительно может быть достаточно распространенным в университетском кампусе. И все же МакМикин наверняка знает, что книга о Сталине вызывает большие споры в России, где в последние годы Владимир Путин незаметно реабилитировал образ Сталина и поощрял такую интерпретацию истории, которая сводит к минимуму ответственность Советского Союза за Вторую мировую войну.

Мягко говоря, книга «Сталинская война» подвергает этот нарратив ожесточенной атаке. Мак-Микин утверждает, что пришло время отказаться от «розового взгляда на „Хорошую войну"». Он замечает: «Если целью было спасти Польшу и Восточную Европу от иностранного порабощения, то [Вторая мировая война] была ужасным провалом». Его главная идея состоит в том, что «одержимо немецкоцентричная литература» отвлекла внимание от той ключевой роли, которую советский диктатор Иосиф Сталин сыграл в мировых событиях между японским вторжением в Маньчжурию в 1931 году и «холодной войной».

Война, разразившаяся в сентябре 1939 года из-за вторжения Гитлера в Польшу, была «именно той войной, которую хотел Сталин», и быстро превратилась в войну, которой Гитлер определенно не желал, если верить «Сталинской войне».

МакМикин начинает со Сталина, но по мере развития его повествования на передний фланг внимания автора выходят президент Франклин Д. Рузвельт и премьер-министр Уинстон Черчилль. «Именно Рузвельт и Черчилль, — пишет МакМикин, — приняли критические решения, превратившие конфликт в „сталинскую войну"». По словам МакМикина, они сыграли на руку жестокому и циничному Сталину, совершив ряд тяжелых внешнеполитических ошибок, которые позволили советскому диктатору выйти из войны тоталитарным правителем обширных территорий, простирающихся от Кореи на востоке до Берлина на западе. МакМикин утверждает, что во время войны Рузвельт и Черчилль упустили огромные возможности нанести удар по «тоталитарной агрессии» в форме и гитлеризма, и сталинизма.

Особенно Рузвельт вновь и вновь вызывает критику МакМикина за его явно иррациональную веру в то, что он может очаровать Сталина за столом переговоров — подход, который Сталин со своим двуличием использовал в полной мере. Только незадолго до своей смерти 12 апреля 1945 года Рузвельт наконец осознал, что «Сталин не был человеком слова», как выразился сам ФДР. Это произошло после того, как американское правительство через свою схему ленд-лиза предоставило Сталину 11,1 миллиарда долларов в виде вооружений и военной техники, промышленного оборудования, технологий и интеллектуальной собственности, без которых, по словам МакМикина, Сталин никогда не смог бы победить немцев. МакМикин приходит к выводу, что Черчилль и Рузвельт практиковали «самое примитивное умиротворение» Сталина.

Настойчивые утверждения МакМикина о том, что Вторая мировая война была главным образом виной Сталина, тем не менее, не приводят его к согласию с некоторым из самых сомнительных теорий о Второй мировой войне, такими, например, как ничем не обоснованное утверждение, что вторжение Гитлера в сталинскую Россию в 1941 году было оборонительным по своей природе. Было бы также несправедливо отвергать «Сталинскую войну» как простое упражнение в нападках на Россию в стиле Сороса. Как и все его произведения, книга МакМикина в высшей степени удобочитаема, что свидетельствует о его значительных способностях хорошего рассказчика. Его книгу следует обязательно прочитать, хотя бы потому, что в ней он систематизирует многие ужасающие преступления Сталина против человечности. Кампания по акциям влияния на общественность в американском тылу, проводившаяся при поддержке коммунистов-попутчиков и откровенных советских шпионов, с целью придать Сталину и Советскому государству имидж свободолюбивых демократов, несомненно, является одной из самых результативных и опасных пропагандистских операций в истории. Ведь никто иной, как журнал Time, например, назвал Сталина в 1942 году «Человеком года».

Перед лицом всех свидетельств советских злодеяний читатель может легко забыть, что имя Адольфа Гитлера отсутствует в книге МакМикина сразу на огромных кусках в десятки страниц. Как и A.Тейлор, чьи «Истоки Второй мировой войны» (1962) я с энтузиазмом читал, когда был студентом, МакМикин хочет, чтобы мы поверили, что Гитлер был не столько движущей силой событий, сколько мировым лидером, который реагировал на постоянно менявшиеся действия Иосифа Сталина или его британских, французских или американских коллег. Несмотря на успех МакМикина в демонстрации ужасающе отвратительной роли Сталина в мировых делах, история все равно возвращается к Гитлеру. Написание истории Второй мировой войны путем «задвига-ния» Гитлера на задний план — это полное игнорирование исторической правды. К 1946 году Сталин уже выступал против сложившегося тогда на Западе взгляда на всемирную истории не только потому, что Рузвельт и Черчилль «умилостивили» его, но и потому, что Гитлер нарушил непростой мир в Восточной Европе, вторгшись в Польшу 1 сентября 1939 года, а затем 22 июня 1941 года нарушил договор о ненападении со Сталиным.

«Сталинская война» прекрасно вписывается в мир, в котором сейчас модно ненавидеть Россию. Ранее этим летом Ник Картер, начальник штаба обороны Великобритании, заявил Канадской радиовещательной корпорации, что путинская Россия представляет собой «серьезную угрозу» миру в Европе. Освещение CBC комментария Картера стало последним в серии сообщений СМИ за последние годы о внешней политике Путина, подавлении им инакомыслия в России и его предполагаемом «вмешательстве» во внутренние дела других стран. В марте нынешнего года президент Джо Байден даже назвал Путина «убийцей». Сегодняшний антироссийский поворот состоит в том, что, в отличие от антикоммунистических лет 1950-х годов, именно поддерживаемые Соросом «прогрессивные левые» демонизируют Москву.

В конечном итоге «Сталинская война» вряд ли представляет угрозу для безопасности Путина. Он не несет единоличной ответственности за недавнее занесение Бард-колледжа в черный список. Но если между Вашингтоном и правительством Путина начнется новая холодная война, книга Шона МакМикина ничего не сделает для улучшения отношений между ними.

__________________________________________________________________________________

Айан Доубиджин, профессор исторического факультета Университета острова Принца Эдуарда и писатель.

 

Комментарии читателей The American Conservative

Adriana Pena

Единственным камнем преткновения является тот факт, что Сталин был ОЧЕНЬ удивлен, когда на него напал Гитлер, и не был готов к этому. Можно предположить, что, если бы он организовывал это, он был бы лучше подготовлен.

Сталин, как и Муссолини до него, стремился подтолкнуть англичан и французов к заключению антигитлеровского пакта. Поскольку демократии ничего не сделали, они решили перейти на другую сторону. Для них это имело смысл.

AdmBenson

Гитлер опубликовал свой план мировой войны «Майн Кампф» еще в 1920-х годах, а затем ввел его в действие, когда был у власти. Он не был мировым лидером, просто «реагирующим на события», он был зачинщиком большинства проблем того периода. Более того, славяне были вторыми после евреев в нацистском списке «людей, которых мы хотим подвергнуть геноциду».

В каком-то смысле я понимаю, откуда взялся Шон МакМикин. Избиение Гитлера не принесет вам очков в пользу либерального истеблишмента в 2021 году. Избиение Сталина, с другой стороны, поддерживает нарратив о том, что Россия — это ужасное место, полное злых людей. Из-за этой полезности для современных событий, МакМикина будут хвалить за его проницательность, глубину оценок и «рентгеновское видение», позволяющее просветить Сталина насквозь, чтобы обнаружить настоящего монстра, стоящего за Второй мировой войной. Исторический ревизионизм может легко заработать вам очки популярности, а историческая правда и точность — нет.

MPC

В этом случае можно было бы также сказать, что Рузвельт тоже был подстрекателем, вводя эмбарго против Японии, а Британия не сдавала свои имперские позиции, не давая фашистам передышки.

Сталин, конечно, не был клумбой из роз, и у него были свои империалистические амбиции. Но Вторая мировая война возникла из-за стремления Германии поработить Европу и колонизировать большую часть Восточной Европы с помощью геноцида. Особенно это касалось России. Войну в Европе зажгло безумие Гитлера, и никого другого.

cka2nd

Да, люди помнят, что Сталин вторгся в Польшу вскоре после того, как это сделал Гитлер. Но при этом они забывают или, скорее всего, никогда не знали, что Сталин несколько лет пытался добиться подписания антинацистских пактов с Великобританией, Францией и Польшей, но первые две страны хотели, чтобы Германия и Россия уничтожили друг друга, а Польша и Россия имели, мягко говоря, долгую и печальную историю взаимных обид.

Kathleen King

Я определенно не стал бы тратить деньги на книгу МакМикина. Хронологические события, от публикации «Майн Камф» Гитлера до операции «Барбаросса», однозначно указывают на Гитлера как на агрессора. Гитлер был одержим ненавистью не только к еврейскому народу, но и к славянам. И многие события доказывают это, например, неудавшаяся попытка Великобритании заключить пакт со Сталиным против Гитлера, против чего яростно выступали поляки. Что касается пакта Молотова-Риббентропа, то это сложное историческое явление, требующее тщательного изучения в строго историческом контексте, а не в контексте современных «упрощенных» суждений — особенно тех, которые осуществляются для того, чтобы соответствовать современной идеологии. Безусловно, самым большим преступлением Сталина было самоуспокоенность по отношению к угрозе со стороны Гитлера матушке России — но Россия не начинала эту войну.

Я уверен, что русские правильно установили статуи / памятники Георгию Жукову. Это он восседает на чистокровном арабском скакуне, на котором он принимал Парад Победы. Жуков и русский народ — настоящие герои того адского периода.

reg calderwon

Многие на Украине считали вторгшихся в СССР немцев освободителями. Но это продолжалось недолго, так как немцы быстро отучили местных жителей относиться к ним как к освободителям от «ига Москвы».

kouroy

Брат моей матери погиб в составе экипажа бомбардировщика британских ВВС. Она ненавидела немцев десятилетиями после войны, вплоть до самой смерти.

reg calderwon

СССР, вероятно, в конце концов победил бы Германию и без поддержки Великобритании и США. В конечном итоге он стал бы контролировать всю Европу благодаря своей закаленной в боях армии, вооруженной лучшими танками. Чем дольше длилась война, тем сильнее становился СССР.

Hector_St_Clare

Сталин был ужасным лидером Советского Союза (я сам сторонник Бухарина), и все было бы намного лучше, если бы кто-нибудь убил его, скажем, в 1920 году. Хотя он был не «таким плохим, как Гитлер», и в особенности он не был таким плохим, каким стал бы Гитлер, если бы выиграл войну.

kirthigdon

Я только что закончил читать «Сталинскую войну», и этот ревизионизм на стероидах, как ни странно, совпадает (при этом добавляя много деталей) с тем, что моя мать часто говорила мне, когда я был маленьким ребенком, в раннюю послевоенную эпоху, и с тем, что говорили правые историки-ревизионисты 1950-1960-х гг. МакМикин имел преимущество доступа к большому количеству ранее недоступных советских архивов, но я бы не назвал его антироссийским больше, чем я бы назвал его критика Ричарда Эванса (чьи работы о нацистской Германии я прочитал с пользой) антинемецким. Очень жаль, что эта книга может быть неправильно использована для дальнейшей демонизации нынешнего российского режима и что российская реакция на это (и, вероятно, на отношение к США в целом) может заключаться в том, чтобы еще больше ограничить доступ к архивным материалам. Конечно, США также являются таким же крупным хранителем грязных военных секретов, как, без сомнения, другие режимы. Главный урок, который я извлекаю из истории Второй мировой войны, заключается в том, что среди вовлеченных правительств не было хороших парней, кроме тех, чьи страны были невинно захвачены. Это, кстати, не относится к «святым» полякам, которые жадно пожрали те немногие клочки Чехословакии, которые им, как собакам, бросил Гитлер.

Richard Рarker

А я помню, что еще в 1990-х годах многие земли между Минском и Смоленском были абсолютно пустынными. Это к вопросу о страданиях советского народа в войне. Куда подевались там все люди?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.