Говорят, что эта история берет свое начало в 1905 году на вокзале города Мукден (сегодня Шэньян) в Манчжурии. Два русских генерала Павел Ренненкампф и Александр Самсонов повздорили из-за проигранного ими боя. Дело закончилось тем, что Самсонов в гневе ударил своего коллегу по лицу. «Этого я вам никогда не прощу, Самсонов», — якобы сказал Ранненкампф.

Это произошло во время русско-японской войны, которую царская Россия с треском проиграла. Девятью годами позже, с началом Первой мировой войны, Ренненкампф вероятно вспомнил об этом эпизоде, когда принял командование 1-ой армией. А командующим 2-ой армии, вышедшей на рубежи южнее него, был Александр Самсонов.

Оба генерала должны были исполнить обещание царя, данное им Франции и Англии, а именно через две недели после начала войны начать военные действия в Восточной Пруссии. Это должно было помешать осуществлению плана Шлиффена германского генерального штаба, который сначала намеревался разбить Францию, а лишь затем начать воевать с Россией. 

Поэтому Восточная Пруссия была прикрыта только одной армией, в то время как основные силы Германии двигались на Париж. Уже 19/20 августа Ренненкампф столкнулся вблизи Гумбиннена с 8-й армией генерала Макса фон Притвица и вынудил ее отступить. Когда же немецкий генерал узнал, что с юга наступает Самсонов, он прервал сражение и приказал армии отступить за Вислу. Ренненкампф медленно следовал за ним.

В Берлине забили тревогу. Многие юнкеры на коленях умоляли кайзера Вильгельма II предпринять что-нибудь против наступления русских. Притвиц был немедленно заменен на Пауля фон Гинденбурга. А в качестве начальника штаба ему был придан высококвалифицированный, но плохо управляемый Эрих Лудендорф. Своими первыми приказами они остановили отступление и распорядились начать масштабную перегруппировку войск. Им было приказано оторваться от Ренненкампфа и создать новый фронт перед армией Самсонова. Но эта акции могла увенчаться успехом лишь в том случае, если Ренненкампф не продолжит наступление на запад. 

То, что он поступил в угоду немцам, часто объясняют ударом Самсонова в Мукдене (о котором однако неизвестно, произошел ли он вообще). В то время как Ренненкампф спокойно готовился к схватке за крепость Кенигсберг (Калининград), где его ожидала пара резервистов, Самсонов с 190 тысячами солдат двигался через леса и болота на северо-запад. Ни он, ни далекая русская ставка понятия не имели, где находились немцы. А те имели возможность перехватывать нешифрованные русские телеграммы. 

Но не только плохое управление войсками и несогласованность действий русских позволили Гинденбургу и Лудендорфу сконцентрировать большие силы на флангах Самсонова. Войска царской армии доставляли к границе на поездах. Из-за разницы в ширине колеи российских и немецких железных дорог приходилось выгружать военные грузы прямо на границе. Вскоре это совершенно парализовало логистику в Пруссии с ее небольшим количеством дорог. При этом многочисленным кавалерийским частям русских требовалось огромное количество фуража. К этому добавилось и то, что взрыватели русских снарядов часто не срабатывали на местном песчаном грунте. 

Когда войска Самсонова 27 августа вошли в Алленштайн (Ольштын), он еще считал себя победителем. Но уже на следующий день он понял, что его дивизии окружены немцами. В то время как немцы громили его армию, 30 августа генерал застрелился в лесу. 

90 тысяч русских солдат попали в плен. С тех пор битва под Танненбергом, как Гинденбург назвал свою победу в память о поражении Тевтонского ордена в 1410 году в битве с поляками и литовцами, считается самым большим сражением Первой мировой войны, произошедшем в условиях окружения. Виновным в катастрофе назвали Ренненкампфа и сняли его с командования. Но мог ли он действительно спасти Самсонова — вопрос открытый. Ведь немцы блокировали немногочисленные перешейки в Мазурском поозерье, и это надежно прикрывало их с севера. Эта победа создала Гинденбургу и Лудендорфу мифический ореол, который помог им в 1916 году стать во главе воюющей кайзеровской армии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.