Наталия Васько — украинская актриса кино, театра и телевидения, лауреат национальной кинопремии «Золотая дзига» в номинации «Лучшая актриса второго плана» в фильме «Гнездо горлицы» (за роль Гали). Она известна зрителям по многочисленным ролям в телесериалах «Крепостная», «Доброволец», «Следователь Горчакова», «Любовь с ароматом кофе», «Тайная любовь» и других. Наталья снималась также во многих художественных фильмах, среди которых «Круты 1918», «Креденс», «Отель Эдельвейс».

Есть у нее и много театральных работ, играла в Киевском театре драмы и комедии, 10 лет была ведущей актрисой Киевского Молодого театра. Сегодня играет антрепризы с театральным агентством "Те-Арт".

С Натальей я познакомилась этим летом на Международном кинофестивале «Корона Карпат» в Трускавце, где она работала в жюри второй конкурсной программы короткометражных национальных фильмов и дипломных работ выпускников театральных вузов.

Актриса рассказала об украинском кино, его проблемах и победах, а также о том, что для нее главное в профессии и в жизни.

О БОЛЕВЫХ ТОЧКАХ И ДОСТИЖЕНИЯХ УКРАИНСКОГО КИНО

- Наталья, у вас довольно большая фильмография…

— Кто-то насчитал недавно, что у меня уже примерно 118 или 120 фильмов. Но не количество важно. Хотелось бы, чтобы большинство из них были центральные роли, от которых зависит развитие событий в истории кинокартин. Но пока в моем активе больше ролей второго плана, главных ролей не так уж и много.

- Но ведь вы в фильмах запоминаетесь…

— Ну, это большой плюс для меня. Хотя я очень самокритична, моя работа мне больше не нравится, чем нравится. Радует, когда отмечаю точно сыгранные сцены, правдиво воссозданный психотип персонажа, тогда могу с гордостью поставить себе "плюсик". Думаю, что и зрители благодаря этим «плюсикам» прощают мне мои неудачно сыгранные работы.

- Какие можете назвать болевые точки украинского кинематографа сегодня?

— Скорее, не благодаря, а вопреки появляются достойные, прекрасные работы, мегаталантливые режиссеры, актеры. Вот для меня открытием этого года стал режиссерский дебют Натальи Ворожбит. Она замечательный сценарист, но как режиссер она меня просто покорила! Взялась первый раз в жизни снимать кино с одним правилом — «рассказать историю на тему, которая меня волнует и я не могу не сделать этого». Это неравнодушие творческого человека к произведению и предопределяет рождение шедевров, а если единственная цель — деньги, о высоком искусстве можно забыть, мне так кажется.

По моему мнению, тормозит процесс творчества самокритичность. Чтобы не было как в том анекдоте: я тебя похвалил, ты меня, и «Ой, мама! Нас так люди хвалят!».

Я считаю, что Украине стоит гордиться своими киношедеврами: «Тени забытых предков», «Каменный крест», «Украденное счастье», «Черная курица, или Подземные жители» и многими другими фильмами, а также новыми замечательными работами, которые пополняют золотой фонд украинского кино: «Атлантида», «Плохие дороги», «Домой», «Иловайск», «Гнездо Горлицы» и многими другими. Но, конечно, нам нужно еще много учиться, вырабатывать вкус, брать за образец мировую школу кино- и телепродукта. Мы хорошо двигаемся, в этом году три украинских кинофильма будут представлять нашу страну на Каннском кинофестивале, это очень приятно! Главное — не успокаиваться на достигнутом, а быть придирчивыми и верить в себя.

- Вы были впервые в жюри кинофестиваля?

— Нет, не впервые. До того я была в жюри кинофестиваля «Открытая ночь».

- А на Трускавецком кинофестивале были для вас какие-то открытия?

— Да, были интересные работы студентов-выпускников, их дипломные, они впечатляют. Видна скрупулезность в работе режиссера со сценарием, актерами, с текстами. К сожалению, еще достаточно мало сценариев заслуживают того, чтобы стать фундаментом для интересного кино. Я помню, когда мы снимались в «Гнезде горлицы», то сценарий был для нас и фундаментом, и лейтмотивом, поэтому на площадке мы имели возможность импровизировать. Кинорежиссер Тарас Ткаченко нам доверял, и мы, не выходя за пределы канвы, «добавляли жизни» написанным словам.

Фильм «Гнездо горлицы» получил «Золотую дзигу» почти во всех номинациях, в частности, Римма Зюбина — за лучшую главную роль, а я — за лучшую роль второго плана. Но ради честности скажу, что тогда, в 2017 году, у нас была не очень большая конкуренция.

КАК ПОЛЮБИТЬ В СЕБЕ УКРАИНУ И ПОВЕРИТЬ В ЕЕ БУДУЩЕЕ

- Вы как-то говорили, что тексты на украинском языке наши актеры в фильмах говорят искусственно, что язык звучит немного фальшиво — и это очень заметно. А вот озвучка фильмов качественная…

— Беда украинского актера — в том, что в быту он почти не разговаривает на украинском языке. Даже в украинских театрах национальных, да и в других между собой актеры разговаривают на русском, и поэтому, выходя на сцену, начинают говорить искусственно, так, как их учили в университетах на занятиях по сценической речи. А когда человек русскоязычный, у него даже, как говорится, «челюсть по-украински не двигается» да еще в придачу — сценарии пишут люди русскоязычные — и получается какая-то калька с русского на украинский язык. Иногда хочется сказать: "Ну, что вы делаете, сколько вы будете издеваться над моим языком?!"

- А есть из этого какой-то выход?

— Полюбить в себе Украину, ее прошлое, ее достижения, ее победы и поверить в ее будущее, интересное и многогранное! Как говорил великий Кобзарь, "і чужому научатись, й свого не цуратись". Вообще, надо работать над собой. Надо много смотреть, слушать, сравнивать, выходить за рамки, пересматривать старые фильмы, телевизионные спектакли, много читать. Нашим актерам советую больше читать на украинском языке вслух, помогает.

Вспомнилось, однажды меня возмутило, что в оценке сериала «Поймать Кайдаша», сценарий которого талантливо написала Наталья Ворожбит, колоритный суржик, которым разговаривают герои картины, назвали настоящим украинским литературным языком. Вот такие выражения как «кілограм сахару», «не пойняла», «коледор» и тому подобное — никакой это не литературный язык, а обрусевшее невежество. Хотя сериал «Поймать Кайдаша» — очень хорошая творческая работа.

- Может, было бы лучше, чтобы фильмы переозвучили другие актеры, те, для кого украинский — родной язык?

— Конечно, мне бы хотелось самой озвучить все свои роли на украинском языке, даже те, которые я играла на русском.

Недавно меня позвали озвучить себя на украинском языке в сериале "Верни мою любовь". И вот я сама за собой заметила такую вещь — оказывается, и мне сложно работать на украинском языке, озвучивать, играть на сцене… Потому что когда я начну говорить о доме, о семье, то обязательно перейду на украинский язык, потому что это для меня жизнь, это естественно. А все, что касается профессии, оно как-то автоматически переключается на русский, и я не могу поймать эту мелодику речи, чтобы все сделать органично. Я аж ужаснулась, насколько это атрофируется без практики… Пришла я на озвучку — и начинаю читать текст на украинском языке, а моя героиня получается такой постановочно-чопорной, фальшивой, с каким-то глупым голосом. То есть я почти теряю свою Галину Юрьевну, это кто угодно, но не она. И понадобилось определенное время и терпение звукорежиссера, который давно знает, что я не люблю халтурить, что скрупулезна, должна настроить свои камертоны «верю — не верю», и пока не почувствую, что это именно моя героиня заговорила, ее тон, ее интонация, — не успокоюсь. Тяжело со мной, но результатом потом все довольны.

- Режиссер сильно довлеет над актерами?

— В какой-то степени профессия актера — это профессия раба. Режиссер дает задание, актер выполняет. Но конечно, и режиссер, и актер могут создавать вместе. Режиссер воспринимается актером как зеркало, и хорошо, если это зеркало не кривое. А бывает, что ты доверяешь режиссеру, слушаешь его, а потом на премьере не знаешь, куда глаза спрятать (улыбается). Поэтому надо быть мудрым и прислушиваться к режиссеру и к себе. Кино, театр — это коллективное дело.

…И Я ПОШЛА НА МАЙДАН

- Почему вы ушли из театра?

— Новое руководство Молодого театра не простило мне смелости высказать мнение относительно событий на Майдане в ночь с 10 на 11 декабря 2013 года. А я лишь сказала: "Какое же мы, актеры, имеем право со сцены призывать людей бороться против коварства, не раздумывая отдавать свою жизнь за любовь, а сами, когда пришло время доказать это на деле, тихонько отмалчиваемся". В это время мы работали над пьесой Шиллера «Коварство и любовь». И Андрей Федорович Белоус, художественный руководитель, ответил: "Я вас услышал. Можете идти". И я пошла на Майдан, сказав фразу, которую, наверное, мне и не простили: «Хорошо, мужики, я женщина, пойду вместо вас постою»…

- И вы сейчас вне театра?

— Да. Сейчас я только в антрепризе.

- И в кино?

— И в кино! Недавно мы закончили «Крепостную», третий сезон. Сейчас начинается четвертый. Еще не знаю, будет ли там моя Макарова.

Я рада тому, что в третьем сезоне на мне уже не будет того искусственного бюста (улыбается). То была настоящая мука — приходилось носить его по 12 часов, и мне иногда было так больно, что должна была останавливать съемку и все это снимать.

Очень надеюсь, что и третий сезон будет держать интригу. Моя мадам Макарова для меня самой стала неожиданной и еще более интересной.

РОССИЙСКИЕ АКТЕРЫ СЮДА ПРИЕЗЖАЮТ, КАК К СЕБЕ ДОМОЙ

- На площадке возле вас политических споров не возникает? Или российские актеры приезжают уже настроенными?

— Они обучены, как нужно вести себя на Украине. Кажется, у них указание — политических тем избегать.

Часто об этом просто не говорится, но я им иногда делаю замечания, когда вдруг беспардонно ведут себя на съемочной площадке или на улице, или когда рядом гримерка, а там, например, звучит какое-нибудь «Любэ». И тогда я говорю: «Ты или это прикроешь, или вылетишь из моей страны, в свою группу «Любэ». Ну, то есть, я с ними иногда цапаюсь…

Это токсичная тема и получается, что ты сам для всех токсичен, потому что всем хочется зарабатывать деньги и быть подальше от войны. И они не думают, что если будут подальше от войны, то скоро к ним придет это все.

- Вы выезжали на съемки в Россию?

— Нет, я снималась всегда на Украине. Это российские актеры сюда приезжают, как к себе домой, к большому сожалению.

- Потому что дешевле?

— Наверное, дешевле. У нас здесь хорошие киностудии, хорошие площадки, по сравнению с украинскими актерами гонорары их больше. У себя на родине они не сильно вовлечены, а здесь — повсеместно. Говорят, я, правда, точно не знаю, что много сериального продукта снимается за российские деньги, поэтому российские актеры в основном играют главные роли. Обидно все это. Наша неполноценность меня сильно ранит.

И, кстати, недавно некоторые актрисы сетовали, что надо будет теперь сниматься на украинском языке, затем дублировать на русском. Но если хотите продавать — дублируйте. И я считаю, что иногда стоит ради будущего потерпеть, возможно, не заработать сразу на три машины, а немножко меньше. Тем более, что польские фильмы, французские — ничего, нормально продают… Когда кто-то переживает прежде всего из-за денег, я тогда думаю: «Ты себя нормально чувствуешь, а кто-то сейчас свою жизнь отдает! Может, давайте их вернем всех домой?.. Зачем вся эта война? Если здесь, в тылу, мы ничем не помогаем им».

- Тем более, что на Украине уже вступили в силу нормы закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», которые касаются сфер культуры.

— Да, 16 июля, к 30-й годовщине Независимости Украины этот закон уже заработал, и он касается в том числе кинопроизводства, демонстрации фильмов в кинотеатрах и на телевидении.

Фильмы, созданные на иностранном языке, и которые распространяются и демонстрируются в том числе и на телевидении, теперь обязательно дублируются или озвучиваются на государственном украинском языке. А уже наряду с государственным языком фильмы могут содержать аудиосопровождение на других языках.

Вот ту же «Крепостную» мы снимали третий сезон на русском языке. Уже начали снимать четвертый, и наверное — это делают сейчас на украинском языке.

Но ведь третий сезон мы уже отсняли на русском. И меня пригласили: вот, 17 сентября я иду озвучивать себя, дублировать этот сериал на украинском языке. Это прекрасно, что на украинском пространстве «Крепостная» будет звучать на украинском языке. Кто захочет на другом языке услышать — будут переводить. Конечно, было бы лучше, если бы мы больше придерживались исторической правды. Потому что в "Крепостной" все же тогда не все разговаривали на русском, как и не только селяне говорили на украинском языке. И плюс — их русский язык отличался от русского в других городах империи, имел свой оттенок. На Киевщине у него было какое-то свое звучание, которое отличалось от того, что было, например, в Москве и Петербурге.

Я даже готова бесплатно себя дублировать, потому что больше нацелена на то, чтобы моя работа была на 100% моей, потому что я должна отвечать за нее.

- Пандемия сильно по вам ударила?

— У меня не было такого, что проект запустился, а потом пандемия его остановила. Пандемия больше ударила по моей театрально-гастрольной деятельности.

ВЫБИРАЯ ПРОФЕССИЮ АКТЕРА, НАЧИНАЕМ АРХИВИРОВАТЬ ВСЕ, ЧТО ВИДИМ

- Антреприза у вас с кем?

— С театральным агентством "Те-Арт". В активе у меня два сценических проекта: «Девичник» и «Верные жены». А также уже много лет играю в пьесах «Опасный поворот» и «Отель Беверли Хиллз».

С Олегом Савкиным нас знают и любят как кинопару из сериала «Ради любви я все смогу», а теперь мы с ним играем в спектакле «Вулкан страсти». Это история о Мужчине и Женщине — «она его любила, а он ее не замечал», классический сюжет. Мне нравится эта история, потому что она такая…такая… обо мне, ее героиня нежная, в какой-то мере беззащитная, любящая верно и преданно. Меня ведь в основном используют как женщину-вамп, женщину-стерву, поэтому в спектакле «Вулкан страсти» я наслаждаюсь своей ролью, этой нежностью и чувственностью.

С этими спектаклями мы и гастролируем по городам Украины.

- Вам приходилось отказываться от каких-то ролей?

— Было, но давно. Об этом уже когда-то рассказывала. Я сначала согласилась играть какую-то гадалку темных сил. Ну, мы же сказки играем — для того, чтобы понять, что такое добро, надо показать и зло. И я сначала согласилась. Но буквально за день перед съемками позвонил продюсер и сказал: «Давай поедем к белой ведьме, она поставит защиту». Тогда я поняла, что это что-то не то, и начала отказываться: «Нет, друзья, давайте не будем с этим играть. Это уже к искусству не имеет никакого отношения». Хотя деньги тогда были очень нужны, но я отказалась.

- Вы такая хрупкая, но вам даются такие разные роли…

— Знаете, мы ведь все такие разные-разные (улыбается). И проявляемся тоже по-разному, иногда сами для себя становимся «сюрпризом». А актер — это не просто профессия, это стиль и правила поведения в жизни. Выбирая профессию актера, мы вольно или не вольно начинаем «запоминать», лучше сказать — «архивировать» все, что переживаем сами, и все, что окружает нас. А потом в своих ролях используем наработанный свой или чужой багаж. Одним словом, сплошная магия (смеется).

- Я читала, что ваша мама подтолкнула вас к актерской профессии…

— Мама меня поддержала. В провинциальном шахтерском городе, а родилась я в Червонограде, сложно поверить маленькой девочке, что она сможет поступить в престижный киевский театральный институт. Но у меня была мечта, и желание достичь этой мечты было сильнее всех страхов. И именно мамина вера в меня добавляла силы, уверенности, что все получится. Я почти в каждом интервью рассказывала, как и почему захотела стать актрисой, как в детском саду на утреннике после своего выступления я увидела маму, сияющую от счастья… Настолько это ярко помню. Она, видимо, меня так поддерживала, что я вдруг поняла: так вот что мне надо делать, чтобы мама моя была счастлива! Но все время очень волнуюсь, когда мама в зале, ведь это самый важный зритель!

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.