Всякий раз во время Праздника середины осени начинаются бесконечные споры. С одной стороны, это беспокойство из-за того, полезны ли лунные пряники (также: лунные лепешки или юэбины, прим. пер.) для здоровья, ведь они содержат большое количество масла и сахара. С другой стороны, социальные сети захватывают дискуссии о плюсах и минусах «лунных пряников с начинкой из пяти видов орехов», «лунных пряников со свининой» и так далее. В любом случае, похоже, что все согласны с тем, что на Праздник середины осени обязательно следует есть юэбины. Откуда пошла такая традиция?

Все началось с «лепешки» (или «бин» в пер. с кит., прим. пер.)

Лунные пряники не только по форме похожи на полную луну, но и имеют тесную связь с любовью китайцев к луне.

Если древние люди хотели поесть «лунных пряников», им нужно было сначала научиться печь «лепешки». Сырьем для лепешек является пшеничная мука. С этой точки зрения люди в период до династии Цинь, вероятно, не имели счастья наслаждаться лунными пряниками. Это связано с тем, что важной особенностью рациона китайской цивилизации является «зерновая пища» (цельные зерновые готовятся на огне и так съедаются). Например, просо является зерновой пищей, и фразеологизм «гаолянские дети» (гаолян — просо отличного качества) стал синонимом детей богачей. И напротив, поскольку у пшеницы твердая семенная оболочка и она не подходит для прямого употребления в пищу, она долгое время считалась «грубой пищей» для бедных, и мало кто интересовался этой культурой.

Примерно в период династий Цинь (221-207 до н. э.) и Хань (206 до н. э. — 220 н. э.) появление вращательного жернова, инструмента, специально используемого для растирания зерна, наконец, поспособствовало тому, что люди стали перерабатывать зерно в мелкий порошок («летящая белоснежная пыль»). Это знаменует начало созревания технологии переработки муки. Появление муки изменило судьбу пшеницы. Как зерновая пища пшеница обладала неприятным вкусом, но после растирания в муку богатая белками культура преображается, и из нее стало значительно легче готовить что-то вкусное, чем из проса.

Поначалу древние люди называли все изделия, приготовленные из муки, «лепешками» («бинами»). Лю Си, ученый-экзегетик из позднего периода Восточной Хань, записал в «Трактовании имен» (этимологический словарь «Шимин», прим. пер.): «Лепешка сделана из смешанной с водой пшеницей». Отварная лапша также получалась из смеси пшеничной муки с водой, что показывает, что в глазах Лю Си «бин» — это любое блюдо, изготовленное из растертой пшеницы, смешанной с водой, и затем приготовленное на пару и съеденное человеком. Другими словами, «вареная лапша» («танбин», также пер. как «вареная лепешка», прим. пер.) — это тоже мучное изделие, приготовленное в супе, такое же как обыкновенная лапша или лапша в бульоне. Неудивительно, что знаменитый «властный генерал» Лян Цзи, сговорившись отравить молодого императора династии Хань Чжи-ди (138-146), «добавил яд в вареную лепешку».

Что касается «лепешки» в представлении современных людей, то изменения можно отследить от блюда «печеная лепешка» («хубин») в более поздние годы династии Восточная Хань. Это блюдо, которое запекают (а не готовят на пару) после растирания пшеницы в муку. В западных регионах его называют «наан», а произношение происходит от персидского. Это может объясняться тем, что это блюдо изначально возникло в Западной Азии, потому что древние хубины также были обнаружены во время археологических раскопок древнего Великого Шелкового пути. В то время существовало множество вариантов приготовления хубинов, одним из которых являлись печеные мучные лепешки, посыпанные кунжутом. Согласно «Трактованию имен», хубины, посыпанные кунжутом, также называли «кунжутными лепешками» («чжимабин» или «мабин»), потому что в приготовлении использовался кунжут. По сравнению с традиционными лепешками Центральной равнины — паровыми и вареными лепешками — этот вид «бинов» имел более насыщенный и яркий вкус, вследствие чего даже великий Сын Неба (обр. император, прим. пер.) династии Хань стал их любителем.

Этот император — известный тиран династии Хань Лин-ди: Чжугэ Лян в своем «Представлении о выступлении войск в поход» не забыл отнестись к этой его привычке с неприязнью. И даже в ««Истории династии Поздняя Хань» также звучат обвинения: «Император Лин-ди так любил хубины, что вся столица ела их, и впоследствии Дун Чжо с некитайскими солдатами (игра слов: «ху бин», что схоже по звучанию с «печеными лепешками» хубинами, прим. пер.) разгромил столицу»; здесь присутствует намек на то, что похоже, что любовь императора к хубинам — это не что иное, как предвестие упадка династии Хань. Фактически, это называется «выдавать белое за черное». Разве не император Хань Лин-ди, если бы не ел кунжутных лепешек, не привел бы страну к экономической депрессии и опустошению казны?

Конечно, от рождения лепешки до появления лунных пряников еще далеко. На севере есть одна поговорка: «Нет ничего вкуснее пельменей». «Вкусным», конечно, является не сама мучная оболочка пельменей, а их начинка. Именно благодаря разнообразным начинкам мучные изделия Китая получили такое громкое мировое имя. Лунные лепешки — не исключение. В эпохи Вэй, Цзинь, Южных и Северных династий древние люди начали добавлять начинки в круглые лепешки, например, сушеные финики и грецкие орехи. Во времена династии Сун Су Ши в своем стихотворении «На память о разлуке» упомянул, что он ел небольшую круглую лепешку с топленым маслом и сахаром в качестве начинки. Это очень похоже на нынешние начинки юэбинов.

Также во времена династии Сун У Цзыму в «Воспоминаниях о Ханчжоу» и Чжоу Ми в «Делах минувших дней столицы Улинь» писали, что на продуктовых рынках продаются такие мучные изделия, как «юэбины», но в обоих произведениях очень четко прописано, что эти лепешки были изготовлены на пару и похожи на маньтоу (паровые булочки, прим. пер.), и их не выпекают и не обжаривают. Видно, что по способу приготовления эти лепешки далеки от лунных пряников более поздних поколений. Только во времена династии Мин юэбины стали примерно такими, какими они являются сегодня. Шэн Бан, уроженец Чанши, был магистратом округа Ваньпин (ныне часть Пекина) в префектуре Шунтянь в период Ваньли (эпоха правления императора династии Мин Чжу Ицзюня, прим. пер.). Он написал книгу «Заметки о канцелярии Вань», в которой описаны народные обычаи Пекина того времени, среди которых есть традиция дарить на полную луну пряник, сделанный из муки с начинкой — юэбин. В качестве начинки в них клалась фруктовая смесь. Эта запись сразу напоминает о «лунных пряниках с начинкой из пяти видов орехов», о которых столько спорят.

Легенды вряд ли заслуживают доверия

В той же книге «Заметки о канцелярии Вань» Шэн Бан также указал, что этот обычай дарить лунные лепешки осуществляется в восьмой месяц по лунному календарю. Это не отличается от сегодняшней традиции Праздника середины осени. Итак, возникает следующий вопрос: хотя уже существовали лунные пряники, можно ли отследить возникновение традиции есть их на Праздник середины осени?

По этому поводу существует несколько народных легенд. Одна из наиболее распространенных связана с восстанием крестьян в конце династии Юань. Легенда гласит, что советник Чжу Юаньчжана Лю Цзи (Лю Бовэнь), чтобы поднять людей на восстание, распространял слухи о чуме и о том, что чтобы избежать беды, надо покупать лунные пряники, которые было необходимо съесть на Праздник середины осени. Итак, люди купили лунные лепешки, пошли домой и, когда разрезали их, внутри обнаружили информацию о восстании пятнадцатого числа восьмого лунного месяца против династии Юань. Благодаря этому народ вовремя отреагировал, поднял восстание и одним махом свергнул императора. В ознаменование победы восстания на каждом Празднике середины осени с тех пор едят юэбины. Однако, хотя эта версия имеет оттенок легендарности, о ней нет никаких записей в документах династий Юань и Мин, и поэтому ее нельзя рассматривать как достоверную историю.

По другой версии однажды во время Праздника середины осени в эпоху династии Тан торговцы из западных регионов, которые приехали к императору, привезли с собой очень вкусные лепешки — «хубины». Когда император Тан посмотрел на красивые круглые лепешки, он почувствовал, что они немного похожи на полную луну в небе, и сказал: «Лунная жаба (миф. персонаж, живущий на луне, прим. пер.) обязательно придет отведать такие лепешки». После этого он наградил всех своих чиновников хубинами и вместе с ними тоже отведал их, сказав, что они получились очень вкусными. С тем пор каждый пятнадцатый день восьмого лунного месяца он ел хубины, наслаждаясь видом на полную луну. Позже название лепешек было изменено на «юэбин» (юэ — луна в пер. с кит., прим. пер.).

Эта история еще больше продвинула традицию есть лунные пряники на Празднике середины осени с тех пор, как она зародилась во времена династии Юань сотни лет назад. Причина, по которой все это произошло в эпоху Тан, а не в более ранних династиях Цинь и Хань, также имеет под собой основание. Термин «Праздник середины осени» впервые появился в «Книге обрядов». В «Книге обрядов. Влияние луны» сказано: «Луна в Праздник середины осени начинает стареть, надо есть жидкую пищу». В пятнадцатый день восьмого лунного месяца минут первая половина осени, поэтому это Праздник середины осени. Осень — это время сбора урожая, и со временем в этот день сформировался обычай поклоняться луне и приносить ей жертву. Однако во времена Северных и Южных династий пятнадцатый день восьмого лунного месяца еще не стал праздником. Например, в написанной в то время книге «Записки о сезонах царства Чу» этот праздник не упоминается.

Только во времена династий Суй и Тан Праздник середины осени стал крупным фестивалем. Даже император династии Тан «любовался луной». В эпоху Тайцзуна династии Северная Сун 15 число было объявлено праздничным днем, что в действительности стало правительственным признанием этого фестиваля начиная с эпох Суй и Тан. Но традиционной едой во время любования луной в то время были не лунные пряники. Согласно записям «Цинъилу», в эпоху Пяти династий в Кайфэне жил Чжан Шомэй, специализирующийся на сезонных закусках. Каждый Праздник середины осени он продавал «лунный суп». Это блюдо представляло собой похлебку из сушеного лонгана, семян лотоса, порошка корня лотоса и других ингредиентов. Хотя это и было вкусно, суп, естественно, не имел ничего общего с лунными пряниками.

Как упоминалось ранее, блюдо под названием «лунные пряники» наконец-то появилось во времена династии Сун. Но, во-первых, его способ приготовления сильно отличался от сегодняшних юэбинов. Во-вторых, этот вид лунных лепешек готовили не специально для Праздника середины осени. Знаменитая глава в 8 томе «Записей прекрасных снов о Восточной столице» описывает, как люди в Бяньцзине, столице династии Северная Сун (ныне Кайфэн, провинция Хэнань), бронировали места в ресторанах на каждый Праздник середины осени, чтобы выпить и полюбоваться луной. Там говорится: «Люди в городе борются за выпивку, и в каждой семье до полудня следующего дня нет ни одного трезвого». «Наслаждаясь луной», люди также ели крабов и фрукты, но нет никаких записей о том, чтобы нужно было есть лунные пряники. После того, как династия Цзинь свергла династию Северная Сун, привычка выпивать во время Праздника середины осени сохранилась и в Северном Китае. Например, великий поэт Юань Хаовэнь (1190-1257) имел прозвище «выпивохи, который на Праздник середины осени всегда напивается и сочиняет стихи». То же касается и записей о Празднике середины осени в таких произведениях, как «Воспоминания о Ханчжоу», и «Дела минувших дней столицы Улинь», в которых записаны местные обычаи города Линьань (ныне Ханчжоу), столицы династии Южная Сун, — нигде нет упоминаний о поедании лунных лепешек. С этой точки зрения так называемые «лунные пряники» времен Южной Сун, такие как пирожные с цветками сливы, хризантемой и пирожные в виде листьев лотоса, являлись обычными рыночными закусками, «похожими по форме» и тогда еще не стали сезонной пищей на Праздник середины осени.

Можно сказать, что только во времена династии Мин появилась более подробная запись «о поедании лунных пряников на Праздник середины осени». Во времена династии Мин, с юга на север, от народа до императорского двора, во время этого фестиваля существовала привычка есть юэбины. В дополнение к «Заметкам о канцелярии Вань» Лю Жоюй, старший евнух периода Тяньци, написал книгу «Чжоучжун чжи», которую можно назвать информацией из первых рук о придворной жизни в конце династии Мин. Среди прочего упоминается: «Восьмой лунный месяц… С первого дня появились продавцы юэбинов. До пятнадцатого числа в каждой семье появились лунные пряники и фрукты…» В записях династии Цин тоже есть подобное: например, во время 22 года правления Цяньлуна в восьмой лунный месяц за неделю императорские наложницы Лин и Юй отправили придворным 800 юэбинов! Однако в «Записках о сезонах Яньцзина» просто говорится, что «лунные лепешки были повсюду: от старой улицы Цяньмэнь до последнего приюта для бедных, но другой еды не хватает». Кажется, что автор книги чиновник Фу Ча был довольно «привередливым в пище».

От подношений до угощения

Почему в династию Мин наконец сформировался обычай есть лунные пряники во время Праздника середины осени? В первую очередь это связано с основными мероприятиями Фестиваля. Если во время Праздника середины осени основным занятием жителей Тан и Сун было «любование луной», то в династию Мин оно превратилось в «поклонение луне» и «жертвоприношение луне». Во времена позднего периода династии Мин Лю Тун и Юй Ичжэн написали книгу «Очерк о пейзажах столицы» с описанием обычаев Пекина. В книге упоминалось, что центральным содержанием обычаев Праздника середины осени в то время было жертвоприношение «лунному божеству» («семья устанавливала алтарь при лунном свете, и все кланялись, отдавая дань уважения луне»), после чего следует воссоединение семьи, поедание лунных пряников и фруктов, а также обмен подарками в виде юэбинов и фруктов между друзьями и родственниками. Основная функция лунных лепешек — служить подношением для жертвоприношений луне во время Праздника середины осени. Поскольку во время Праздника луна полная, важно обращать внимание на то, чтобы и подношение было круглым, поэтому так называемая «фруктовая лепешка для жертвоприношений тоже должна быть круглой». Таким образом, форма юэбина превращается в круг. На алтарь кладут круглые лунные лепешки, символизирующие полнолуние. С другой стороны, китайцы всегда были обращены к реальности, и после завершения церемонии у них всегда существовала привычка делиться жертвенной пищей. Поэтому и лунные пряники не выбрасывались, а становились угощением на столах людей. Вот что сказано в «Очерке о любви к пище»: «Начиная с пятнадцатого числа восьмого лунного месяца каждая семья приветствует луну лунными пряниками, тыквами и фруктами, а после того, как они зажгут благовония в честь луны, они будут есть и пить, и всю ночь напролет будет длиться застолье».

Стоит отметить, что в «Очерке о пейзажах столицы» также есть одна фраза: «Праздник середины осени также называется праздником Луны». Поскольку ночь полнолуния на Праздник середины осени считается отличным днем для семейной встречи, юэбины в качестве подарка, без сомнения, также несут в себе скрытый смысл «воссоединения» для того, чтобы продемонстрировать теплые чувства между друзьями и родственниками. Тянь Жучэн из династии Мин написал в «Путешествии по озеру Сиху»: «Пятнадцатое число восьмого лунного месяца — это Праздник середины осени, и люди дарят лунные пряники в знак воссоединения». Позже Гу Лу, живший в середине эпохи Цин, в «Заметках о прекрасном» более четко указал на этот обычай в Ханчжоу: «Лунные лепешки едят на Празднике середины осени и кланяются луне, потому что луна и человек начинают новый «цикл жизни»». Впоследствии первоначальное намерение «поклонения луне» постепенно исчезло, но статус юэбинов как «сдобных лепешек на праздник луны» становился все более важным. В результате, хотя лунные лепешки больше не являются подношением, их употребление в пищу стало главной традицией Праздника середины осени.

В конечном итоге лунные пряники в качестве «еды воссоединения» в самом деле стали самым обычным явлением на Праздник середины осени. Согласно «Очерку о любви к пище», «если после праздника остались юэбины, их надо убрать в сухое прохладное место и съесть всей семьей в конце года». Эта практика сохранялась до времени жизни Фу Ча (поздняя династия Цин). В противном случае он не стал бы добавлять фразу в «Записки о сезонах Яньцзина»: «Есть те, кто съедает их после жертвоприношения, а есть те, кто ест их до самого Нового года» — такие привычки в еде сегодня, конечно, кажутся невероятными.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.