Сегодня (23 сентября — прим. ред.) парламент обсуждал вопрос обучения эстонскому языку в русских школах в качестве вопроса особой государственной важности. Причина слабого знания русскими детьми эстонского языка — в отсутствии продуманной системы обучения и нехватке преподавателей, сказал депутат парламента Андрей Коробейник в своей речи во время сегодняшнего обсуждения. По его словам, русская школа не является препятствием для того, чтобы дети выучили эстонский.

Результаты эксперимента — 60 на 40 в гимназиях — налицо

По словам Коробейника, в гимназиях с русским языком обучения уже много лет преподавание ведется по системе 60 на 40. То есть, 60 процентов (!) предметов преподается на эстонском. «С результатами такого эксперимента нас сегодня ознакомил Михаил Стальнухин. Остается лишь удивляться цинизму тех, кто ставит в упрек русским школам отставание по результатам госэкзаменов», — сказал Коробейник, комментируя доклад председателя парламентской комиссии по проблеме развития преподавания эстонского языка Михаила Стальнухина, прозвучавший в зале до начала обсуждения.

«Хочется спросить, каких результатов мы ждем, когда учителя вынуждены преподавать свой предмет русскоязычным детям на ломаном эстонском. И какое решение предлагает государство? Очень оригинально: вместо 60 процентов предметов на эстонском изучать на нем все сто. Уничтожение русской школы не решит ни одной проблемы. По-моему, целью должно быть знание эстонского русскими школьниками, а не раскол общества. Чтобы учить язык, необязательно на нем учиться», — отметил он.

«Вряд ли в этом зале многие окончили школу на английском языке. Тем не менее, хорошо им владеет практически каждый из нас. Хорошо говорят на английском и наши школьники — как эстонцы, так и русские. Эстонский язык не является каким-то исключительным, речь не идет о самом сложном языке в мире. Эстонский, как и множество других языков, можно выучить без того, чтобы учить на нем, к примеру, химию. Причина слабого знания русскими детьми эстонского языка в другом. В том, что у нас отсутствует продуманная система обучения эстонскому, не хватает преподавателей. И уж точно не русская школа является препятствием для того, чтобы дети учили язык», — сказал Коробейник, обращаясь к парламентариям.

Министр образования забыла упомянуть о желании большинства

Коробейник подчеркнул, что в контексте темы школьного образования на русском языке крайне важен и человеческий аспект. Он напомнил, что согласно результатам мониторинга интеграции, опубликованным в мае этого года, только 17 процентов русскоязычных родителей хотят, чтобы их дети учились в эстонской школе.

«На этой неделе министр образования Лийна Керсна в СМИ подчеркивала, что «все больше родителей хотят, чтобы их дети получали образование на эстонском языке». 17 процентов — это, безусловно, не так и мало, однако точно не повод для таких громких заявлений. Также почему-то министр не упомянула что большинство родителей хотят, чтобы их дети учились на родном языке. У нас же демократическая страна. Мы готовы защищать все меньшинства. Почему тогда нас не интересует точка зрения русскоязычных жителей? Они составляют четверть населения страны, сегодня у них есть законное право решать вопросы, связанные с языком обучения. Это — справедливо», — подчеркнул Коробейник.

Знание языка не способствует лояльности. Зависимость, скорее, обратная

Депутат отметил, что нас из года в год пугают, что не знающие эстонского русские живут в российском инфополе и представляют угрозу для безопасности эстонского государства. И что переход якобы поможет справиться с этой проблемой. «Увы. Примерно десять лет назад профессор Марью Лауристин отмечала, что наиболее критически по отношению к эстонскому государству настроены очень хорошо владеющие эстонским языком русскоязычные молодые люди. И напротив, группу «русскоязычных патриотов Эстонии» составляют русскоязычные, чей уровень владения эстонского никак нельзя назвать хорошим. Очевидно, что знание языка никак не способствует лояльности. Тут, скорее, обратная зависимость», — пояснил он.

Не стоит путать свои желания с чужой готовностью

Коробейник напомнил, что в понедельник в парламенте вновь обсуждался вопрос перехода на эстонский язык обучения. «Основной болью его сторонников было то, что перехода до сих пор не произошло… И снова говорили о некой готовности общества, несмотря на результаты мониторинга интеграции. Дорогие коллеги! Не стоит путать свои желания с чужой готовностью. И в то же время большинство сторонников перехода категорически против, чтобы эстонские и русские дети учились вместе под одной крышей. Такая вот интеграция», — обратился Коробейник к депутатам.

Он добавил, что с момента восстановления независимости Эстонии прошло 30 лет. «Это достаточный срок для того, чтобы подвести промежуточные итоги проделанного в области политики образования. Для начала необходимо признать, что применявшиеся все это время меры по обучению эстонскому языку в русских школах не принесли результата. К обучению языку требуется системный подход, должно быть обеспечено достаточное количество квалифицированных учителей эстонского. Сегодня, наконец, пора набраться смелости и признать, что русская школа — это не угроза эстонскому государству и культурному коду. Напротив, русская школа — это конкурентное преимущество Эстонии», — сказал Коробейник.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.