Вокруг территория империи «Шериф». Современные супермаркеты, контрастирующие с вездесущими и многообразными памятниками Ленину и многочисленными символами советского прошлого, заправки, банки, коньячные заводы, поставщики телекоммуникационных услуг и даже питомники, занимающиеся производством икры — практически всё в Приднестровье принадлежит холдингу «Шериф». Конечно же, не является исключением огромный спортивный комплекс, принадлежащий «Шерифу». Эта команда, открытие Лиги чемпионов, в среду встретится с «Реал Мадрид». Матч привлек внимание к региону, который известен мировому сообществу как часть Молдавии. В 1990 году Приднестровье объявило о своей независимости, пережило войну и до сих пор остается в лапах замороженного конфликта, порожденного распадом СССР три десятилетия назад.

Молдавия, одна из самых бедных стран Европы, страдает от эмиграции. Приднестровье тоже не может похвастаться разнообразием возможностей. Почти два десятилетия назад после проведения референдума этот регион, расположившийся на левом берегу реки Днестр, объявил о своей независимости и продемонстрировал намерение в будущем объединиться с Россией. Вот почему для 43-летней Татьяны Рудковской то, что «Шериф» произвел фурор в Лиге чемпионов и будет играть на уровне таких «звездных команд» как «Реал Мадрид», — прекрасная новость. «Совсем недавно никто не знал, где мы находимся. И вдруг весь мир услышал о существовании Приднестровья! Последней каплей стало то, что „Шериф" обыграл „Реал Мадрид"», — говорит она.

Активная и улыбчивая Рудковская — спортсменка, болельщица «Шерифа» и президент местной Федерации йоги. По её словам, футбол и создаваемая матчами огласка могут сильно помочь развитию туризма в преимущественно сельском регионе. При этом добраться сюда совсем не просто: нужно пройти контрольно-пропускной пункт, охраняемый местными силами безопасности, расположенный на административной линии, которая отделяет анклав от остальной Молдавии.

В регионе есть собственная валюта, но тут не принимают карты Visa и MasterCard, поскольку у банков самопровозглашенной и непризнанной республики нет международных кодов. «Приднестровье будет интересно тем, кто увлекается советской тематикой. Наши памятники Ленину поражают многих приезжих», — рассказывает оптимистично настроенная Рудковская, сидя в своей студии йоги в Бендеры, втором после Тирасполя городе региона. На фасадах некоторых зданий до сих пор видны шрамы, которые 30 лет назад оставила война, унесшая жизни тысячи человек.

Среди памятников Ленину, которые, по словам Рудковской, могут заинтересовать приезжих, — огромная статуя коммунистического вождя в развевающемся, словно крылья, плаще, которая стоит в Тирасполе на площади перед Домом Советов (штаб-квартира местного правительства). Кроме того, здесь, как и на других официальных зданиях, на одном уровне развеваются флаги Приднестровья (красно-зеленый с серпом и молотом) и России.

В отеле хозяина клуба

На территории анклава, где проживает полмиллиона человек, располагается несколько российских военных баз, множество контрольно-пропускных пунктов и около 1,5 тысяч российских военных, выступающих «миротворцами» в неразрешенном конфликте. Война здесь началась в 1990 году, когда промышленное Приднестровье, где проживают в основном славяне (русские и украинцы) и где говорят на русском языке, потребовало независимости от Молдавии. Регион стремился отстоять свой советский характер, после того как более сельскохозяйственный Кишинёв объявил о независимости от СССР, захотел присоединиться к Румынии и заменил кириллический алфавит латинским. Тогда Россия помешала Молдавии подчинить Приднестровье, и с тех пор этот регион — своеобразный российский протекторат; зона влияния, куда газ поставляют практически бесплатно; небольшой геостратегический анклав в регионе, где с каждым разом всё больше расцветают прозападные настроения.

Приднестровье может показаться огромным советским тематическим парком, где нет международных сетей, например, McDonalds, Pizza Hut или Zara. Здесь принимают организованные группы пионеров, ведомых ностальгией или интересом, которые путешествуют и по другим местам советской орбиты. Прошлое тут можно встретить повсюду: памятники, традиционные мозаики в советском стиле на зданиях, старые танки времен Второй мировой войны и планировка улиц. Однако самопровозглашенную республику никак не назовёшь советским анклавом. По сути дела, регионом управляет один единственный человек, олигарх Виктор Гушан, молчаливый экс-сотрудник советской милиции (отсюда и название холдинга «Шериф»). Своё состояние он построил в темный период приватизации, начавшийся после коллапса СССР.

Владельцу конгломерата принадлежит и лучший отель региона, «Россия», где и поселили «Реал Мадрид» на вражеской территории (никогда ещё эта фраза не звучала так хорошо). Гушан тесно связан с правительством Приднестровья, жители которого не любят публично говорить о политике и обсуждать состояние олигарха. Его союзники контролируют основные позиции в руководстве региона, рассказывает политолог Анатолий Дирун, раньше состоявший в финансируемой Гушаном партии. Эксперт знает всю подноготную империи, а теперь ещё отлично понимает, как живется оппозиционерам.

Средняя зарплата — 300 евро

Кристиан Тихомиров — один из представителей местной молодежи. Он уехал из Приднестровья, работал на металлургическом заводе в Польше, но в конце концов вернулся. Сегодня он работает в хипстерском магазине одежды, расположенном на главной улице Тирасполя. «Здесь уютно и тепло, отличное место, чтобы завести семью», — рассказывает 24-летний Тихомиров. Однако его не устраивают цены на некоторые социальные услуги: по идее они должны быть бесплатными, но, чтобы «качество было повыше», нужно заплатить. Кроме того, он жалуется, что «наверху не думают о тех, кто внизу».

В самом центре Тирасполя — недавно благоустроенный Екатерининский парк, где корпорация «Шериф» установила огромную новогоднюю елку. Василий Сухов фотографируется с сыном Михаилом, будто бы они игроки «Реал Мадрида» и «Шерифа», на фоне огромного плаката с логотипом Лиги чемпионов. Сухов, программист по профессии, рассказывает, что мест для отдыха не так много, а громкие мероприятия бывают редко. Вот почему матчи с «Реал Мадридом», а также с миланским «Интером» стали практически событием века. Из шести тысяч билетов (из-за пандемии стадион будет заполнен на половину) местные могли купить только тысячу. А стоимость их, по словам Сухова, начиналась от 30 евро, и это в регионе, где средняя зарплата составляет около 300 евро. Сухов никогда не был особым фанатом, болеть за «Шериф» он начал только в этом году, но уже мечтает, чтобы команда вышла в 1/8 финала Лиги чемпионов.

Татьяна Рудковская, сидя в студии йоги, которую она делит со своим мужем Игорем, председателем Федерации ушу Приднестровья, рассказывает, что составила список желаний. Один из пунктов — немного пожить заграницей, в каком-нибудь теплом месте на берегу моря. «Однако идея в том, чтобы вернуться. Некоторые скептически относятся к рассуждениям о том, что весь этот футбол принесет Приднестровью пользу, но я с ними не согласна: польза огромная. Может быть, даже признают независимость. Если это произойдет, то я останусь тут навсегда», — говорит она.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.