Он уселся в кресле отдохнуть и в каждую руку взял по мячу. Когда он вот-вот готов бы уснуть, мяч выскользнул из расслабленной руки и упал на пол… И этот звук пробудил Томаса Эдисона. Так изобретатель пользовался стремительным пробуждением от начальной фазы сна и «ухватить» мысли, которые в дреме крутились в его голове и которые в противном случае перешли бы в бессознательное. А ведь именно эти мысли служили ему источником вдохновения, и именно их он впоследствии развивал, прилагая все усилия разума.

Но не один только Эдиссон использовал «технику дремоты» целенаправленно и систематически.

Трюк со сном

Ставку на нее делал и Сальвадор Дали. Но в его случае техника обрела, разумеется, более сюрреалистические формы. Он тоже сидел в кресле, но в руке, лежавшей на подлокотнике, он держал металлическую тарелку. Когда он начинал погружаться в сон, предмет падал, и тарелка звенела. Однако механизм был тем же, что и у Эдисона. Художник просыпался и безотлагательно переносил идеи, которые возникли в его голове при дреме, на полотно.

О том, как эти двое намеренно пользовались дремотой, остались свидетельства. Но, по некоторым источникам, тот же «трюк» проделывали и другие известные люди. «Техникой Эдисона пользовался и Александр Великий и Альберт Эйнштейн, по крайней мере так гласят легенды», — говорит Дельфин Одетт, ученый-невролог из Парижского института мозга. В состоянии полусна циклическое строение бензола открыл химик Август Кекуле.

Одетт со своими коллегами попыталась узнать, может ли это мимолетное состояние между погружением в сон и бодрствованием действительно порождать мысли, идеи и вдохновение. Она признается, что к этому ее побудили не только истории о знаменитостях, но и ее собственный опыт. «У меня была масса переживаний в гипнотическом сне, которые меня поразили. Меня очень удивило, что в последние 20 лет эту фазу сна почти никто не изучал», — отметила Одетт.

Момент креативности. Сладкий, но короткий

Поэтому она провела опыт с привлечением 103 добровольцев. Ее группа задала им математическую задачу, а затем дала 20-минутный перерыв. Они провели его в полумраке в кресле, где получили возможность вздремнуть. Перед этим из эксперимента исключили 16% участников, которые решили задачу сразу.

При этом ученые следовали методу Эдиссона. Мужчины и женщины держали в руке стакан, чтобы когда он упадет, проснуться в нужный момент — момент наступления глубокого сна. А чтобы ученые отследили состояние, в котором находились испытуемые, со всей тщательностью, на них прицепили электроды, позволяющие это сделать. Через 20 минут или после пробуждения из-за упавшего стакана добровольцы вернулись к математической задаче.

Ученых, разумеется, интересовало, как они поведут себя, учитывая предоставленную паузу. Наиболее интересна для них была группа из 24 человек, которые испытали как минимум 30-секундный эпизод N1, то есть гипнотическую фазу, когда возникают яркие сны, которые, однако, человек забывает, если переходит в фазу глубокого сна N2. Из тех, кто погрузился в гипнотическое состояние N1, но не заснул, математическую задачу решили 83%. Среди респондентов, которые не остановились вовремя и погрузились в глубокий сон, таких было всего 14%. Успешность той группы, которая не заснула вообще, составила 31%.

Ученых удивил разительный разрыв между результатом тех, кто погрузился только в фазу N1, и тех, кто глубоко уснул в N2. При этом все решали секунды. «Разница между этими группами составила одну минуту», — сказала Одетт. Если человек задержался во сне на эти 60 секунд и не успел проснуться, эффекта креативности не получилось.

Поэтому авторы исследования, которое осветил журнал Science Advances, назвали ключевой момент «сладким моментом креативности», который находится на едва уловимой границе между гипнотической дремотой и глубоким сном. По словам Одетт, этот момент может подарить озарение и помочь решить задачи, справиться с вызовами, над которыми мы ломаем голову, именно потому, что находится между состоянием бодрствования и безотчетности. Мы предаемся гипнотическим наблюдениям, полетам, ассоциациям и при этом все еще способы распознавать образцы, которые могут быть нам полезны. «Это момент равновесия», — говорит Одетт.

Психолог Джонатан Скулер из Калифорнийского университета, который не участвовал в исследовании, согласен. «Результаты говорят о том, что во сне существует сладкий момент креативности, когда человек уже погрузился в сон достаточный для того, чтобы получить доступ к иначе недоступным вещам, но не уснул еще настолько глубоко, чтобы потерять этот материал», — заявил ученый. «Когда у вас в голове возникает мысль, вы все еще способны ее запомнить», — дополняет его Одетт.

Попробуйте сами

Несмотря на общепринятое мнение, сон — невероятно активный процесс. Во сне мозг отнюдь не «выключается». Его клетки активно работают, помогая восстановить и закрепить воспоминания, а также, скорее всего, позволяют нам формировать взаимосвязи и идеи.

Что же рассказывали участники французского эксперимента о своей фазе N1? «В какой-то момент я увидел лошадей в больнице. Еще там был человек, который участвовал в одном эксперименте со мной. Он был намного старше меня, а на голове у него был пластмассовый шлем», — рассказал один из них. Другие респонденты видели геометрические формы и цвета. Треть мыслей, которые проносились в головах у участников при дремоте, была связана с математической задачей, которую респонденты должны были решить. Но они не смогли обнаружить связь между этими ментальными впечатлениями и тем, насколько после короткого сна у них повысилась способность к решению математических задач.

По словам Роберта Стикголда из Гардвардской врачебной школы, исследование подтвердило значение, как правило, игнорируемой гипнотической фазы сна, которая может очень помочь в решении задач, возникших перед человеком ранее. Но для того, чтобы выяснить роль снов, по его словам, необходимы дальнейшие исследования.

Адам Гаар Горовиц из Массачусетского технологического института считает, что любой может попробовать проделать это у себя дома. «Возьмите в руку металлический предмет, прилягте, сосредоточьтесь на какой-нибудь трудной задаче, и вы увидите, с чем столкнетесь, какая „эврика" вас осенит», — говорит он. Одетт согласна: «Мы обследовали обычных людей. Не эдисонов и не дали. И под рукой у нас были предметы за три евро».

Но сама ученый хочет провести исследование с использованием продвинутых технологий, которые помогли бы выявить мозговые волны, которые связаны с началом сна. Также они помогут установить точный момент, когда засыпающий человек должен пробудиться. «Мы даже смогли бы научить людей достигать этого творческого состояния умышленно, по желанию. Представьте, что при достижении „правильного" состояния мы включали бы людям один звук, а если бы они погружались в глубокий сон, то включали бы другой. Так мы смогли бы их научить, как распознавать креативную фазу и как ее достичь», — полагает она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.