Около четырех часов дня в редакцию «Кларин» (Clarin) со своей неизменной улыбкой входит Анатолий Карпов. Российский шахматист, бывший на протяжении 16 лет чемпионом мира и претендующий сегодня на должность президента Международной шахматной федерации ФИДЕ, прибыл в Буэнос-Айрес вчера в рамках фестиваля Вильи Мартелли (Villa Martelli), включающего в себя четыре крупных турнира. Одетый в костюм 59-летний Толя рассказал об отношениях с нашей страной, Мигелем Найдорфом (Miguel Najdorf) и Гарри Каспаровым.

- Чего вы ждете от этого, девятого по счету визита?

- Я обожаю вашу страну и очень рад, что мне представилась возможность приехать сюда на шахматный фестиваль в Мартелли, самый большой в Аргентине за последние годы. Естественно, я поддерживаю проведение таких мероприятий. Шахматы – это моя жизнь, и в них всегда есть над чем работать.

- Как вы чувствуете себя здесь, учитывая, что аргентинская федерация не поддерживает вашу кандидатуру?

- Это позиция не федерации, это позиция одного человека. Мне кажется, что этот человек слишком лично воспринимает свою должность. Я же, со своей стороны, считаю себя частью аргентинских шахмат: я несколько раз посещал вашу страну и провел здесь немало мероприятий, включая турниры, сеансы одновременной игры, выставки, интервью, уроки. Но я не помню, чтобы федерация хоть раз сопровождала меня в этом.

- Учитывая, что вы считаете себя частью аргентинских шахмат, как вы думаете, что необходимо нашим шахматам, чтобы вернуть былую силу?


- Все мы помним золотой век, когда Капабланка и Алехин играли в Аргентине. Затем были олимпийские игры 39 года, когда аргентинская команда была одной из самых сильных. Так было до 80-х, когда была проведена Олимпиада и другие большие турниры. Но, к сожалению, турниры эти пошли на спад, и теперь, чтобы добиться успеха в шахматах, нужно играть на закрытых турнирах. Впрочем, фестивали в честь Двухсотлетия дарят нам новые возможности. Следующий год будет очень важным для аргентинских шахмат, поскольку мы будем праздновать столетие со дня рождения Мигеля Найдорфа.

- Какие у вас воспоминания о Мигеле?

- Он был хорошим другом. Я играл с ним на турнирах. Каждый мой приезд в Аргентину мы обязательно ужинали или обедали вместе. Мы встречались с ним и в Советском Союзе, и в России. Он любил ездить туда. И даже когда он был уже в возрасте, ему нравилось играть блиц-партии.

Интервью проходит в просторном зале для заседаний редакционного комитета. Войти туда Карпов смог, лишь после того, как раздал автографы всем желающим журналистам.  Его сопровождают председатель Шахматного кружка Вилья Мартелли, Марио Петруччи (Mario Petrucci) и секретарь по делам спорта провинции Буэнос-Айрес Алехандро Родригес (Alejandro Rodríguez). Было сделано несколько фотографий.

- Поддерживает ли Каспаров вашу кандидатуру?


- Мы работаем вместе, он ведет мою кампанию. Мы считаем, что шахматы находятся в опасности, и полагаем, что знаем, как сделать их лучше. Возможно, это последний шанс. На днях мы наткнулись на важные документы, в которых Кирсан Илюмжинов, президент ФИДЕ, говорит о том, что хочет передать всю коммерческую часть, маркетинг и рекламу частным компаниям. Если он победит, у нас не будет никаких прав, но еще не поздно остановить его.

- Похоже на кино: 25 лет назад вы и Каспаров были соперникам, а теперь вместе боретесь за спасение шахмат.

- Мы боролись за мировой престиж шахмат, за то, чтобы придать им достойный уровень. Конечно, два человека, соперничавшие друг с другом на протяжении десяти лет, не могут за один день стать друзьями. Но мы ценим друг друга как профессионалы и любим шахматы. Мы оба считаем, что то, что произошло за последние десять лет в шахматном мире, было неправильно. И встречаясь, мы думаем о том, что можно сделать, чтобы спасти шахматы на мировом уровне. Когда я сказал ему, что хочу попробовать стать президентом ФИДЕ, он сказал «конечно, я тебя поддержу».

- На какое место в истории шахмат вы бы определили себя?

- На свое (смеется). Я хочу организовать шахматный мир. Это непросто, но я знаю шахматы от и до. Вот уже много лет я провожу турниры для молодежи, у меня есть школы шахмат во многих странах мира, я участвовал в самых разных соревнованиях. Я всегда там, где шахматы. От тех, что сейчас у руля федерации, меня отличает то, что они считают себя фигурами, а я - настоящий чемпион мира.

- Назовите лучших игроков в истории шахмат, на свой взгляд. Можно, включая себя.

- Фишер, Каспаров и я, если говорить о троих. Плюс Капабланка и Алехин, если ограничиться пятью. Еще можно добавить Ботвинника (Botwinnik).

- Почему вы считаете, что шахматы несут большую воспитательную роль?


- Об этом говорят тенденции последних 20 лет. Шахматы дают полезные навыки, развивают память, учат планировать свои действия и принимать правильные решения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.