Легенда горнолыжного спорта австриец Карл Шранц (Karl Schranz) хорошо знаком с Владимиром Путиным. Он консультировал российского президента во время подготовки к сочинской Олимпиаде.

WirtschaftsBlatt: Вас считают другом Путина. Когда Вы с ним познакомились?


Карл Шранц: Это было в 2001 году на чемпионате мира по горным лыжам в Санкт-Антоне. Многие хотели тогда покататься с Путиным. Но президент Олимпийского комитета России сказал, что есть только один человек, который может поехать вместе с Путиным. Это был я. С тех пор мы хорошо общаемся. Но с Россией я впервые познакомился еще в 1968 году.

– Как это произошло?

– Советский министр спорта спросил, не хочу ли я в течение двух недель потренировать советскую команду. Тогда он смог бы отправить двух тренеров по хоккею в Австрию, а меня австрийский министр отправил бы в СССР. Я сказал, что у нас так не бывает. Министр просто так не может никого никуда отправить, я могу поехать только по собственному желанию.

– Вы это сделали?

– Да.

– Вернемся к Путину. Вы продолжили общаться после чемпионата мира?


– Да, мы встречались по два-три раза в год.

– Какой Путин как человек?

– Путин – президент крупнейшей страны в мире. Он принял руководство страной, в которой проживает огромное количество национальностей, людей с разным вероисповеданием, после хаоса эпохи Ельцина, когда страна была переполнена олигархами, которые себе позволяли все что угодно. Тогда 35-40-летние мужчины становились миллиардерами. Это за один день просто так не происходит. Путин, будучи главой ФСБ, понял, что так не может продолжаться. Он и его окружение сумели остановить это.

– Как вы стали консультантом Путина по Сочи?


– Уже давно говорили, что Россия могла бы провести зимнюю Олимпиаду, ведь она – одна из самых успешных наций в зимних видах спорта. «И где же это должно проходить?» – спросил я. «Внизу, у Черного моря, по направлению к Эльбрусу». «Это невозможно», – сказал тогда я. «Карл, ты должен приехать», – сказал Путин. Я приехал и посмотрел. Там уже что-то вырисовывалось. И получилось все отлично.

– А потом?

– Я стал консультировать его по вопросу о том, как получить право проведения Олимпийских игр, к кому нужно идти в Олимпийском комитете, с какими людьми контактировать и так далее.

– Город Сочи принял зимнюю Олимпиаду. Но Игры оказались самыми дорогими в истории.


– Да, но они с каждым разом становятся дороже. Я уверен, что через четыре-пять циклов игры вновь будет принимать Китай. Это нормальный сценарий развития событий.

– Можно ли купить право проведения Игр? Россию все чаще упрекают в этом. Также были упреки в адрес Китая. Или дело только в лоббировании?

– О подкупе я не хочу говорить. Нужно быть дипломатичным. Россия – большая страна с большими возможностями. Это означает, что нужно не «покупать», а иметь больший вес. Это преимущество. И в дипломатическом плане большой стране легче.

– Означает ли это, что Олимпийские игры больше не вернутся в Австрию?

– Я не хотел бы так говорить. Могут прийти и другие времена. Но, насколько я понимаю МОК, он хочет осваивать новые территории для спорта. Я считаю, что это хорошо, потому что было бы неинтересно проводить Олимпиаду в одних и тех же местах.

– Но это и означает, что нужно все строить заново. Речь идет и о дискуссиях на тему окружающей среды.


– Нет, существуют регионы, где уже есть инфраструктура.

– А если Китай окажется на очереди?

– Там есть горнолыжные курорты. Сегодня в Китае уже 20 миллионов горнолыжников.  Есть относительно хорошая инфраструктура. У нас есть преимущество.  Австрия здесь лидирует, в том числе, в Сочи. Мы построили подъемники. Путин выразил свое согласие. Австрия не пострадала от того, что Игры проходят в Сочи. Австрийцы, вероятно, больше всего от этого выиграли.

– Получает ли консультант Путина вознаграждение, или вы делаете это бесплатно?

– Все расходы были щедро оплачены. Этого достаточно. Нельзя просто подойти и сказать: «Уважаемый президент, я хотел бы получить столько-то». Так не пойдет. Для меня дружба дороже денег.

Беседовал Ханс Плейнингер (Hans Pleininger).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.