Еще до появления четырех олимпийских колец (напомним, что на церемонии открытия пятое кольцо сработало неправильно) в сфере пиара происходило немало интересного.

Перед Играми несколько недель подряд потоком лились репортажи об огромном перерасходе средств — на миллиарды долларов, — и о предполагаемой коррупции. Журналисты задавались вопросами о том, будут ли олимпийские объекты готовы в срок. Много говорилось и об антигейских настроениях.

Не забудьте также о стаях собак, бродящих по Олимпийской деревне.

Когда олимпийский огонь загорелся, все стало еще занятнее. Мы увидели замечательную новую форму американских конькобежцев, видимо, не способствующую скоростному бегу (по крайней мере, так оправдывались те, кто ее носил), до странности раболепные репортажи NBC, не до конца отделанные гостиничные номера, вонючую питьевую воду, спортсменов, ищущих виновных в собственных неудачах, и погоду, больше всего напоминающую весну в Мичигане.

При этом Сочи удалось избежать терактов — того, чего все сильнее всего боялись и что, действительно, омрачило бы Игры. Россия, бесспорно, заслуживает медали за обеспечение безопасности спортсменов и болельщиков в ходе двухнедельного мероприятия, которое было удобной мишенью для террористов.

Если посмотреть в широкой перспективе, эти Игры успешно сблизили мир, как ни одно другое событие. Все-таки, самое пагубное для любой Олимпиады — это терроризм, бойкот или жульничество.

Надо сказать, что русские хорошо реагировали на негативные отзывы. На фоне того, что мировая пресса делала все возможное, чтобы раскритиковать Олимпиаду, честность России производила приятное впечатление. Президент Владимир Путин не скрывал перерасхода средств и, казалось, был недоволен им не меньше любого из нас.

Недостроенные здания в Сочи


Да, гостиницы не совсем готовы, признавали русские, и просили немного потерпеть, подчеркивая, что основная часть неудобств пришлась на долю журналистов, так как Игры только начались и львиная доля публики пока не успела прибыть. Журналисты любят жаловаться, отмечала Россия.

Отбиваясь от нападок, Россия даже привела доказательства того, что ее уборные с двумя унитазами в полном порядке. Правда, эти доказательства заставили журналистов поднять вопрос о скрытых камерах в душевых. Однако, в конце концов, это Россия, родина слежки. И кстати, вправе ли американцы в наши дни вообще придираться к таким вещам как слежка со стороны правительства?

Добавим, что для Олимпиад, в принципе, скандалы — это норма жизни. Помните историю 1994 года с Нэнси Кэрриган (Nancy Kerrigan) и (Тоней Хардинг)? А помните, как руководство олимпийского комитета Солт-Лейк-Сити потратило миллионы на подарки, поездки и пластические операции для членов МОК, пытаясь обеспечить победу своей заявке? Споры вокруг судейства в фигурном катании — также самое обычное дело.

Мы можем даже простить NBC непристойное интервью, в котором бывшего явно не в себе Боде Миллера (Bode Miller) спрашивали о его погибшем брате — уж очень мы все сочувствуем Бобу Костасу (Bob Costas), который ухитрился подхватить конъюнктивит, точно в начальной школе.

С точки зрения спортсменов, Игры оказались бодрыми и несколько легкомысленными. Все сразу же оказывалось в социальных сетях. Когда американский бобслеист Джонни Квинн (Johnny Quinn) застрял в ванной, он сломал дверь и сообщил об этом всему миру. В результате он прославился, даже не поучаствовав в соревнованиях. Кому интересна очередная золотая медаль Шона Уайта (Shaun White), если у нас есть парень, прошибающий двери кулаком?

Что касается несчастных бездомных собачек, то их социальные сети нежно полюбили. Миллионы пользователей посмотрели «твит» серебряного медалиста Гаса Кенуорти (Gus Kenworthy) о том, что он возвращается домой с сочинским щенком. Щенок — это же намного трогательнее, чем медаль на шее.

Гил Рудавски — бывший журналист и редактор, возглавляет в денверском пиар-агентстве GroundFloor Media отдел кризисных коммуникаций и урегулирования внештатных ситуаций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.