За три недели до Олимпийских Игр в Рио-де-Жанейро против России множатся обвинения в использовании допинга. Так, в обнародованном в понедельник докладе юриста Ричарда Макларена (Richard McLaren) говорится о «государственной системе допинга», которая «управляется и контролируется» Министерством спорта. Такой вывод вовсе не кажется удивительным доктору Жан-Пьеру Монденару (Jean-Pierre de Mondenard), историку допинга.

Все великие спортивные нации в тот или иной момент прибегали к технологиям допинга, чтобы добиться побед, медалей и рекордов. В этой игре СССР, а затем и Россия всегда были одними из лучших, если не лучшими.

Допинг с 1952 года

СССР вошел в олимпийский мир в 1952 году. И c самых первых Игр в Хельсинки внес немалый вклад в развитие допинговой фармакологии в спорте. Целью было заполучить как можно больше медалей любой ценой, чтобы обойти все остальные нации и прежде всего США.

В 1950-1960-х годах, помимо тестостерона, Советы использовали спортсменов-гермафродитов для победы в женских соревнованиях. В 1967 году 60% женских рекордов принадлежало именно им, то есть СССР.

В начале 1960-х годов именно в Советском Союзе начали первыми использовать барокамеры для противодействия «двигательной гипоксии», которая является неотъемлемой частью любой интенсивной и продолжительной физической деятельности. Это стимулирует организм активнее вырабатывать красные кровяные тельца, способствуя тем самым переносу кислорода к мышцам.

В 1970-х годах СССР вновь дал миру инновации. Власти прописали первые анаболические стероиды. С тех пор можно по-настоящему говорить о государственной системе допинга. На Олимпийских играх в Монреале (1976) и Сеуле (1988) советская делегация даже установила лабораторию у Олимпийских объектов для проверки спортсменов перед соревнованиями (иначе говоря, чтобы убедиться, что в их организме нет остаточных следов допинга).

Культура побед и политические цели

Эта практика сохранилась и после распада СССР в начале 1990-х годов. На Олимпиаде в Атланте (1996) было доказано, что российские спортсмены употребляли бромантан: речь идет о произведенном в России веществе, которое обладает одновременно стимулирующим и маскирующим воздействием. Неизвестный до того момента препарат запретили в 1997 году.

На недавней Олимпиаде в Сочи возникли подозрения в том, что в российской сборной применяли ксенон. Ингаляции этого удушающего газа способствуют выработке гормона эритропоэтина, который повышает количество красных кровяных телец, увеличивая тем самым показатели спортсмена.
Таким образом, Россия вот уже 50 лет находится на передовой допинга. Тем более, что перечисленное — вовсе не исчерпывающий список. На стремление к победам (она свойственна всем спортсменам высокого международного уровня) в России наслаиваются политические задачи и соображения.
Отметим, что такими методиками и веществами пользовались и пользуются отнюдь не только российские спортсмены. Россия отличается тем, что допинг был поставлен в стране на высочайший государственный уровень, как в советский период, так и сейчас, если верить отчету Макларена. В западных странах эту практику диктуют частные предприятия (например, лаборатория Balco) или врачи, но не сами государства.

Необходимо переосмыслить всю систему

Хотя насчет ответственности России нет и тени сомнения, вопрос ее отстранения от Олимпиады в Рио носит вторичный характер. Потому что ответственность лежит в том числе и даже в первую очередь на спортивных институтах, в частности, на Международной ассоциации легкоатлетических федераций, которая потворствовала подобному поведению (как-никак, речь идет о 139 положительных пробах в этой дисциплине).
 
Новый скандал в очередной раз подчеркивает хронические пробелы антидопинговой системы. В спорте она находится в руках самой спортивной среды, что является полнейшим абсурдом. Получается, что мы требуем от создающих зрелище предприятий бороться с мошенниками, но они в этом совершенно не заинтересованы, потому что могут лишь тем самым дискредитировать собственный «продукт», пустив себе пулю в ногу.

В последнее время тон заявлений Международного олимпийского комитета и Всемирного антидопингового агентства изменился. Их руководство выступило за то, чтобы борьба с допингом стала по-настоящему независимой, вышла из-под контроля федераций. Но мы все еще ждем конкретных действий. Исключения страны (России) или наказания какого-нибудь высокопоставленного чиновника недостаточно, чтобы изменить расклад. Необходимо переосмыслить всю систему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.