В разгар Олимпийских Игр самая главная женщина на Играх вынуждена находиться в бегах. Юлия Степанова, российский информатор, которая заставила спорт начать большое разбирательство с поощряемым государством использованием допинга в России, вынуждена после недавней хакерской атаки на Всемирное антидопинговое агентство WADA вновь менять свой тайный адрес, чтобы избежать возможной мести со стороны своей родины.

Остается надеяться, что американские власти помогут ей в этом. Но спорту никогда не уйти от того, что разбирательство с самим мошенничеством по-прежнему ведется довольно вяло.

Потому что Степанова, которая предпочла рассказать о том, почему она и сотни звезд российского спорту жульничали, не может принимать участие в Олимпийских Играх в Рио.

Она планировала вернуться на забег на 800 метров на Олимпийский стадион ночью, чтобы внимания всего мира защитило ее. Таким образом, она хотела показать ту мерзость, что происходит за кулисами международного спорта высших достижений.

Но Международный олимпийский комитет (МОК) захотел иначе. Прямо перед началом Игр он решил, что приговор, вынесенный самой Юлии Степановой в деле о допинге, должен иметь те же последствия, что и для остальных российских спортсменов, уличенных в применении допинга, т.е. приговор означает дисквалификацию и права на участие в соревнованиях не дает. Юлию пригласили в Рио как почетную гостью, обещали экономическую компенсацию, но пробежать в Рио она не смогла.

Тогда казалось, что это последовательное решение, отражающее стремление МОК разобраться с россиянами, ранее осужденными за применение допинга. Проблема заключается только с том, что это впечатление было далеко от действительности.

Сначала новые правила об автоматическом запрете на участие в Играх для дисквалифицированных за допинг российских спортсменов разобрали по косточкам в Международном спортивном арбитражном суде (CAS). Потом одна международная федерация за другой стали допускать своих русских к участию в Играх. В результате всего этого российская олимпийская сборная не досчиталась легкоатлетов, тяжелоатлетов и гребцов.

И пока россияне в количестве 270 человек размещались в Олимпийской деревне и завоевывали свои привычные медали, места для информатора Юлии Степановой так и не нашлось.

А о чем это говорит?

Во всяком случае, о том, что олимпийское движение больше боится оскорбить Россию, чем перспективы и дальше иметь дело с принимающими допинг спортсменами. Возможно, в плане геополитики это и умно, но для спорта это опасный приоритет.

Или же как немецкий тележурналист Хайо Зеппельт (Hajo Seppelt) спрашивал в своем последнем документальном фильме о возмутительных случаях допинга.

Крупные разоблачения последних лет связаны именно с документальными фильмами, которые Зеппельт делал для телекомпании ARD. Эта журналистика привела к созданию комиссий WADA, которые сначала заставили легкоатлетов исключить россиян, а потом легли в основу доклада Макларена, чтобы окончательно разобраться со всем этим российским мошенничеством на государственном уровне.

Без Юлии Степановой и ее мужа Виталия документальные разоблачения Зеппельта лишились бы своей силы. Эти двое — весьма успешная бегунья и сотрудник Российского антидопингового агентства (РУСАДА) – на собственной шкуре знали, что это за мошенничество. Пара вместе позаботилась о доказательствах в виде диктофонных записей и выписок, разоблачавших жульничество, истинные масштабы которого никто даже не мог себе вообразить:

«Все в системе, поколение за поколением, молчат об этом», — говорит Юлия в начале последней программы».

Тогда международные разоблачения уже зашли настолько далеко, что, возможно, она думала, что сможет найти безопасное место в более чистом спорте. Сейчас она знает.

Но от самой этой истории никуда не убежать. Когда почетный гость Игр в разгар Олимпиады вынужден пускаться в бега, опасаясь за свою жизнь, это очень грустная история.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.