Бесчисленное количество раз я на чем свет стоит ругал Владимира Петрова.


Он был воплощением русского превосходства с этим каменным выражением лица, огромной силой и прекрасной техникой.


И взглядом жестче, чем у Харди.


И вдруг он скончался в возрасте всего 69 лет.


Каждому, кто видел, как он играет, казалось, что он был бессмертным, скажу я вам. Если есть в мире кто-то, кто воплощает идею русского медведя, так это он.


Петров принадлежал к поколению, предшествовавшему русской великолепной пятерке, но я допускаю, что команда Петрова с Борисом Михайловым и Валерием Харламовым была даже чуть лучше, чем Крутов — Макаров — Ларионов.


Они казались непобедимыми.


Владимир Петров, центр этой группы и ее движущая сила, играл в тогдашней советской сборной, которая побеждала Швецию со счетом 11 — 2, 13 — 4, 11 — 3 и так далее. Много раз Швеция была разбита в пух и прах.


Поэтому если Швеции удавалось победить Советский Союз, это казалось чуть ли не более значительным достижением, чем золото чемпионата мира. Например, те два вошедших в историю матча на ЧМ в Вене в 1977 году, когда Швеции дважды удалось победить Petrov & Co со счетом 5 — 1 и 3 — 1.


«Тре крунур» лучше всех


Я помню, что после этих матчей я был на седьмом небе от счастья и благословлял вратаря Йорана Хёгуста (Göran Högosta) и форварда Роланда Эрикссона (Roland Eriksson). Не говоря уже о «Крысе» Эдберге.


Они были настоящими героями, и пусть они не выиграли золото — все равно ощущение было такое, что мы наблюдали одну из величайших побед «Тре крунур» (шведская хоккейная сборная — прим. пер.) за всю историю.


Это иллюстрирует, насколько круто было победить бывший СССР.


Но при этом невозможно было не восхищаться Петровым.


В 1970-е он был одним из лучших хоккеистов мира и именно таким твердокаменным игроком, какими принято было представлять себе советских спортсменов.


Он казался чуть ли не роботом.


Конечно, за всем этим стояли неустанные тренировки и врожденный талант, благодаря которым и образовалась лучшая сборная того времени.


Я сталкивался с Владимиром Петровым несколько раз уже после того, как он закончил свою активную карьеру. Он сохранил свое каменное лицо и взгляд, с хозяином которого не захочешь повстречаться в темном переулке.


Некоторое время он был президентом Федерации хоккея России и обычно сидел на трибуне, когда новая Россия играла дома, в Москве.


И каждый раз, когда его показывали на экранах крупным планом, начинались овации.


Настоящий русский герой.


Проиграл битву против рака


Да, в то время я наблюдал за Советским Союзом и группой Петров — Михайлов — Харламов со смесью страха и восхищения.


Сегодня в живых остался лишь Михайлов.


Харламов, национальная легенда России, чей номер в команде (17) был священным, трагически погиб в автокатастрофе в возрасте 33 лет.


А вчера утром Петров, которого, казалось, ничем не возьмешь, проиграл битву против рака в одной из больниц Москвы.


Но ни мне, ни всем, кто видел, как он играл, никогда не забыть, насколько велик он был.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.