Интервью с Джеймсом Монтегю (James Montague) — британским писателем и журналистом, автором книги «Клуб миллиардеров», посвященной проблемам современного футбола.


Rzeczpospolita: Вы ждете путинского чемпионата по футболу?


Джеймс Монтегю: С нетерпением. Состязания сборных — это последний бастион, защищающий этот вид спорта от коммерциализации — бедствия клубного футбола. Другой проблемой наряду с коммерциализацией стало проникновение политики в процесс выбора хозяев чемпионата мира. Президент ФИФА Джанни Инфантино (Gianni Infantino) — это образец клептократа. Он старается завоевать доверие влиятельных богатых людей. Кто он такой, лучше всего показывает недавняя история о том, как он продал права на проведение клубного чемпионата одному фонду за 25 миллиардов долларов.


— Говорят, что все уже решено.


— Инфантино старается «пропихнуть» свой проект в совете ФИФА, не сообщая, кто на самом деле стоит за этим фондом… Еще немного и ФИФА уничтожит международный футбол. Я обожаю чемпионат мира, больше всего мне нравится отборочный раунд. В марте 2015 года я был на первом отборочном матче ЧМ-2018. Шри-Ланка играла с Бутаном. Это был настоящий чистый футбол. В конце этого процесса появляется все больше грязи. Ближайший турнир войдет в историю из-за коррупционного скандала, связанного с состоявшимся в 2010 году голосованием, в результате которого хозяевами чемпионатов 2018 и 2022 года выбрали соответственно Россию и Катар.


Этот чемпионат навсегда останется чемпионатом коррупции и политики. Все эти подозрительные межгосударственные договоры на поставку газа между Катаром и Россией или Парагваем и Россией… Тот факт, что секретные службы каждой страны-кандидата шпионили за соперниками, говорит сам за себя. Конечно, нельзя также игнорировать тот политический контекст, который появился в последние годы. Путин в очередной раз стал президентом…


—… захватил Крым, развязал войну в Донбассе.


— А в Англии отравили Сергея Скрипаля. Но не стоит забывать, что 2010 год — это совсем другие времена. Только после того, как Россию уже выбрали хозяйкой чемпионата, убили Бориса Немцова, начали гибнуть журналисты, а потом произошло самое худшее — события на Украине. Однако я уже восемь лет назад прекрасно понимал, почему выбор пал на Россию, а не, например, на Англию, которая тоже входила в число кандидатов. Это огромный новый для ФИФА рынок, а заодно страна, помешанная на футболе. У нее долгие футбольные традиции, оттуда вышло много спортсменов мирового класса. Честно говоря, удивительно, что россияне до сих пор еще ни разу не проводили чемпионат мира. К сожалению, все, что произошло позже, то, что было в Сочи (я имею в виду коррупцию и прежде всего допинговую программу, которую поддерживало государство), показало, что выбор был сделан неверно.


— Зачем Путину чемпионат?


— А зачем разные страны проводят такие турниры? Чемпионат мира или Олимпиада позволяют легитимизировать себя. Спросите жителя Катара, что для него значит проведение этого турнира? Его родина станет полноправным государством, а не просто базой американской авиации. Раньше об этой стране мало кто слышал, а теперь ее знает каждый болельщик.


— В рекламе Россия как раз не нуждалась.


— Да, в России все ориентировано на внутриполитические задачи. Достаточно вспомнить об организации Олимпиады в Сочи, о допинговой программе, которая была призвана обеспечить хозяевам звание победителя Игр. Власти хотят показать россиянам, что их родина сильна и может на равных вести дела с другими государствами. Именно такой сигнал был послан.


— Стоило это очень дорого.


— Конечно, но людей, которые его послали, не волнует, что из-за этого не хватит денег на здравоохранение. Создатели российской олигархической системы предпочтут получить новые санкции, только бы не менять свою политику. Они готовы смириться со снижением уровня жизни, ведь это касается не их самих, а простых граждан.


— В своей книге вы пишите, что владельцу «Челси» Роману Абрамовичу и владельцу «Арсенала» Алишеру Усманову тоже пришлось выделить деньги на чемпионат.


 Путин сам говорил, что им придется «немного раскошелиться», это точная цитата. Разумеется, реальная стоимость турнира или реальные выгодоприобретатели (те, кто получил государственные контракты), останутся неизвестными. Немцов занимался расследованием фактов коррупции при подготовке Олимпиады в Сочи, за это он заплатил жизнью. Таков «модус операнди» (Modus operandi  образ действий  прим. ред.) путинской России.


Президент позволил олигархам сохранить их богатства, попросив взамен абсолютную лояльность. Условия сделки простые: если Путину понадобятся деньги, они должны ему их дать. И они это безропотно делают. Абрамович  олигарх Ельцина. Обратите внимание, что их осталось совсем мало. Абрамович удержался благодаря лояльности. Он с самого начала знал, какое значение Путин придает чемпионату и занимался лоббированием. В докладе английской футбольной ассоциации есть фрагмент, в котором описывается, как англичане увидели, что Абрамович общается с Йозефом Блаттером (Joseph Blatter), и поняли  шансов у них нет, ведь они «не могут прибегать к подобным методам». Так написано во внутреннем документе.


— Вы говорите, что Абрамович изменил методы финансирования футбола.


 Между прежними временами и эпохой Абрамовича был еще этап Джека Уокера (Jack Walker) в «Блэкберн Роверс». Он был консерватором, сторонником Маргарет Тэтчер, а также истинным фанатом этой команды и трижды оказывал ей финансовую помощь. Его состояние оценивалось в 900 миллионов фунтов. Уокер решил купить клуб и вложить в него огромные деньги. «Блэкберн Роверс» стал чемпионом Англии, что вызвало сенсацию и напугало «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпуль», которые занимали до этого лидирующие позиции. Прежде историй, чтобы такой богатый болельщик решил инвестировать в какой-то клуб, не было.

Бизнесмен Роман Абрамович и директор ЦПКиО им. Горького Ольга Захарова на открытии катка в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького в Москве

Потом появился Абрамович и сделал то же самое, что Уокер, только уже на другом уровне. Так вышло, что он купил «Челси», хотя это мог быть любой другой клуб. Ему предлагали «Портсмут», но он отказался. Пини Захави (Pini Zahavi) (футбольный агент, который с недавнего времени представляет интересы футболиста Роберта Левандовского  прим. Rzeczpospolita) искал для Абрамовича подходящий клуб, вел предварительные переговоры с «Манчестером», но операция оказалась слишком сложной, там было слишком много акционеров.


— И тут попался Кен Бейтс (Ken Bates).


 Бейтс продал бы «Челси» первому встречному, который предложил бы ему соответствующую сумму. Так что когда Абрамович помахал у него перед носом деньгами, через четверть часа они ударили по рукам. И в 2003 году россиянин произвел революцию в футболе, вложив в «Челси» невероятные деньги. Он превратил клуб, который балансировал между Премьер-лигой и вторым дивизионом, в команду, которая постоянно занимала первые строчки турнирной таблицы. Сейчас в Англии нет другого клуба, который бы с такой же регулярностью боролся за главные трофеи. Приход Абрамовича запустил «гонку вооружений».


Сейчас команда, которая хочет заявить о себе в Европе, не может обойтись без владельца-миллиардера. «Манчестер Юнайтед» купила семья Глейзеров (Glazer), «Ливерпуль» — Хикс (Thomas Hicks) и Джиллетт (George Gillett) и так далее. Так мы подходим к клубу «Манчестер Сити» и очередной революции: сейчас в футбол инвестируют не богачи, а целые города. Это уже не миллиардеры, а обладатели триллионов. На их фоне даже Абрамович, обладающий огромными богатствами, может показаться бедным.


— Абрамович не был любителем футбола? Зачем он купил клуб?


 Я могу назвать только те мотивы, которыми он точно не руководствовался. Абрамович не инвестировал в «Челси» от скуки, из любви к футболу или потому, что болел за эту команду. Он не делал этого ради рекламы (он не любит оказываться в центре внимания) или ради того, чтобы продвинуть какой-то продукт. Не делал он этого и ради денег, ведь на футболе можно только разориться, и если «Челси» даже начнет приносить какую-то прибыль, для Абрамовича это будет мелочь. Масса прекрасных мотивов отпадает. Что остается? На основе собственных догадок и разговоров, которые у меня состоялись, когда я писал книгу, я могу выдвинуть теорию, что мотивом могла стать безопасность. Многие олигархи на каком-то этапе лишались всего своего состояния.


— Или лишались жизни.


 Чаще всего  сначала состояния, а потом жизни, например, падая с 40 этажа, решив закурить у окна. Они знали правила игры. Михаил Ходорковский надеялся получить неприкосновенность благодаря политической карьере. Путин счел, что тот пересек черту и решил его уничтожить. Сначала была тюрьма, потом утрата имущества, теперь Ходорковский вынужден жить в изгнании в Лондоне. Кстати, удивительно, что все эти россияне, и те, кто бежал от Путина, и те, кто с его разрешения сохранил свои деньги и теперь служит ему, живут в одном месте  в британской столице. Футбол дал Абрамовичу нечто вроде гарантии неприкосновенности, но если он не будет абсолютно лоялен, перейдет эту черту, ему не поможет даже «Челси». Кроме того, Абрамовичу нужно было отмыть не совсем чистые деньги.


— Сейчас новую революцию в футболе произведут катарцы.


 И правящая королевская семья эмирата Абу-Даби, которая купила «Манчестер Сити». После того, как футболом занялись государства, этот спорт еще более тесно переплелся с геополитикой. Страны Персидского залива блокируют и бойкотируют Катар, Трамп обвиняет эту страну в поддержке терроризма. Международные скандалы распространяются сейчас на клубы и в первую очередь на чемпионаты мира. Катарцам удается обходить блокаду, но делают они это благодаря укреплению связей с Ираном (чего они не хотели) и тесному сотрудничеству с Турцией Эрдогана.


Что они так отчаянно защищают? Чемпионат! Именно из-за него им приходится заключать союзы, к которым они не стремились. Если Катар лишат турнира, это станет для него невероятным ударом. Недавно катарский эмир отправился к Трампу и начал, практически вслепую, подписывать контракты на поставку вооружений. Катарцы поняли, насколько коррумпированы вашингтонские и лондонские элиты, и стали сорить деньгами, лишь бы сохранить чемпионат.


Американский президент уже посоветовал королю Саудовской Аравии снять блокаду. Футбол стал частью геополитики, еще одной картой в этой игре. Больше всего мне жаль болельщиков «Пари Сен-Жермен» или «Манчестер Сити», которые сейчас так радуются инвестициям и трофеям. Я уверен, что катарцы или шейхи из Абу-Даби не моргнув глазом откажутся от этих клубов, когда сочтут, что владение ими не приносит больше пользы.