Юхан Стеене (Johan Steene) может пробежать 200 километров подряд только для того, чтобы пережить несколько секунд полного счастья от достижения цели. «Это чувство, когда ты преодолеваешь боль и усталость и достигаешь своего физического и психологического предела, — оно просто неописуемо».


Обычный бегун рад, если ему удается пробежать марафон. Но для Юхана Стеене эти 40 с хвостиком километров часто значат лишь легкое начало почти нечеловеческого психологического и физического испытания.


Будучи сверхмарафонцем, он старается бежать как можно дольше, сутки или двое. Иногда он может преодолеть 100 или даже больше 200 километров с максимальной скоростью.


«Когда я прихожу на финиш, усталость временно исчезает, как и тяжесть, судороги в ногах и боль во всем теле. Я достиг границы своих возможностей, и то, что мне больше не надо двигаться ни на сантиметр, — моя награда. В то же время я испытываю внутренний покой и удовлетворение, какого не нахожу больше нигде. Это немного похоже на духовное освобождение. Я готов бежать далеко, очень далеко, чтобы достичь этого ощущения».


Юхан Стеене — один из самых выдающихся спортсменов страны, но он почти не известен широкой общественности. Как раз в прошлом году он завоевал бронзу на Чемпионате мира по супермарафону, пробежав более 260 километров. Он бежал без остановки целые сутки. Эта дистанция по длине соответствует шести обычным марафонам.


Юхану 44 года, и он руководит группой предприятий, которые продают промышленное оборудование и детали. Каждый рабочий день он бежит на работу и с работы, а это по 10 километров в каждом направлении. Всего десять лет назад все было совсем иначе.


«Тогда я в основном сидел на стуле на работе, много ездил, практически не двигаясь. Я был рыхлым и старым человеком, и часто мне бывало довольно горько».


Однажды ему позвонил один друг и заявил, что Юхан должен справиться с так называемой «шведской классикой». Проходя это испытание, нужно суметь объехать на велосипеде вокруг озера Вэттерн, проплыть дистанцию по реке Ванон, поучаствовать в лыжной гонке Васалоппет и пробежать кросс Лидингёлоппет.


«Мы начали с велопробега вокруг Вэттерна, и единственное, что я помню, — это как мы достигли финиша. У меня было ощущение, что я на границе своих возможностей, или даже за границей своих физических и психологических возможностей. Я испытывал счастье, эйфорию. Салат и легкое пиво через некоторое время после финиша стали мне наградой за то, что я справился с тем, на что, по моему мнению, не был способен».

 

Васалоппет тоже стала трудным испытанием. Юхан за день до этого приехал домой из Таиланда, и в Сэлен попал поздно ночью. После 30 километров на лыжах по лесам Даларны глаза у него просто слипались. По дороге к финишу в Муре он видел лишь елки, елки, елки.


Юхан думал, как чудесно было бы сейчас поспать под вот этой елкой… или под вон той, или той… он не помнит, как пересек линию финиша. В этот раз он впервые осознал, что самая большая помеха при преодолении тяжелых физических и психологических испытаний — это недостаток сна.


В качестве тренировки перед Лидингёлоппет Юхан бегал по три километра два раза в неделю. Он чувствовал, что настроение улучшилось, он стал здоровее, начав больше двигаться. Коллеги, друзья и жена замечали, что он внезапно стал гораздо веселее и больше не был таким унылым, как раньше.


Зимой 2010 года Юхан увидел книгу «Рожденный бежать» (Born to run), написанную американским писателем и журналистом Кристофером Макдугаллом (Christopher McDougall). В своей погоне за ответом, почему люди бегают, он обращается к опыту забытого индейского племени бегунов тараумара, знаменитых ученых и некоторых из наиболее выдающихся марафонцев мира.


«Макдугалл выдвигает тезис, что человек эволюционно был создан для бега. Мы можем преодолевать длинные дистанции, мы хорошо регулируем температуру тела с помощью пота, а наше дыхание меняется независимо от частоты шага. Меня эта книга совершенно очаровала, и я полностью поверил в то, что мы созданы, чтобы бежать. Я тогда вообще не слишком критически был ко всему настроен…»


Юхан увеличил свои пробежки до семи километров. Он «притворялся», что бежит без обуви, как призывал Макдугалл в своей книге. Когда на улице стало теплее, он начал бегать в очень легкой обуви или босиком.


А потом он подал заявку на соревнование «Лапланд Ультра» (Lapland Ultra), которое сейчас уже не проводят. Участники должны были пробежать 50 километров до озера, а затем, обогнув его, вернуться к старту.


«Мне было интересно, как далеко простирается моя физическая и психологическая граница. Когда я выдохнусь? Когда тело откажется подчиняться? После Стокгольмского марафона я довольно долго просто лежал на спортплощадке Эстермальмского спортивного комплекса с судорогами по всему телу. Но достиг ли я тогда своего максимума?»


Юхан миновал табличку, которая свидетельствовала, что он пробежал более 40 километров. Это не результат, подумал он. Но после 60 километров стало уже не так весело. Начался ливень, он замерз, а тело болело.


«На контроле после 86 километров на обочине стояли два чувака. Они считали, что я больше не должен бежать, и хотели посадить меня в свою машину, дать завернуться в одеяло и подбросить до финиша. До этого я был твердо настроен одолеть эти 100 километров, но тогда в один миг сдался».


«Мне помешала не физиология, я бы смог добежать до цели. Но мозг, психика — они сдались. Я получил еще один важный опыт. Да, моя психологическая граница была в тот момент такова, но… в то же время именно тогда я понял, что такое марафонский бег».


Юхан хотел попробовать все, и подал заявки на целый ряд соревнований. Он хотел попытаться пробежать как можно дальше за сутки, за двое суток и за неделю. Он хотел пробежать 100 километров, 200 километров так быстро, как только вообще мог.


На сегодняшний день Юхан пробежал, например, этап марафона по пустыне в Иордании, где в роли финишной цели был древний город Петра — объект мирового культурного наследия. Он пробежал от Персидского залива до Индийского океана по палящему солнцу, преодолев тяжелую дистанцию длиной 300 километров, в то время как большинство других участников сломались и не дошли финиша.


«В таких соревнованиях решающее значение имеет не способность преодолевать истощение, судороги и жару. Здесь важно умение правильно распоряжаться ресурсами, которые у тебя есть, постоянно заставлять мозг концентрироваться на задаче и держаться как можно дольше без сна».


«Если я здоров и без травм, то чаще всего меня ограничивает именно потребность во сне, а не физиология и психология».


Потому что недостаток сна — это самая серьезная помеха, когда ты ставишь перед собой задачу преодолеть по-настоящему длинную дистанцию, рассказывает Юхан. Иногда супермарафонцы доводят себя до того, что у них начинаются галлюцинации. Как однажды было у него самого, когда он во время марафона внезапно почувствовал запах кофе и отчетливо услышал, как кто-то помешивает ложкой в турке.


«Я усвоил, что существует большая разница между миражом и галлюцинацией. В первом случае замешано только зрение, и ты знаешь, что это не по-настоящему, а во втором участвуют несколько органов чувств, и картина кажется реальной. Как когда я почувствовал запах кофе и одновременно услышал, как кто-то помешивает его. Лишь потом я заметил, что остановился и таращусь на два камня».


«Дагенс Нюхетер»: Зачем вы себя подвергаете таким экстремальным испытаниям?


Юхан Стеене:
Для меня это приключение.


— Есть ли в вашем беге какой-то духовный аспект?


— Есть нечто, что называется «эйфория бегуна», это чувство возникает во время бега, кажется, что все тогда как будто абсолютно становится на свои места. Это ясное ощущение искрящегося счастья, от которого я могу смеяться и плакать одновременно.


Когда возникает это редкое чувство, такое ощущение, что кто-то выливает на меня ведро холодной воды, но я все равно остаюсь сухим, зато с чувством полного присутствия в настоящем моменте. Это ощущение ясности, наверное, словно ты в раю или достиг нирваны.


Самый крутой марафон в мире — легендарный «Баркли» (Barkley), который проводится на севере Теннесси в США. Участники должны сделать пять кругов по трассе в примерно 32 километра длиной, и эти пять кругов, то есть всего около 160 километров, нужно пробежать за 60 часов.


Юхан Стеене подавал заявку три раза. Раньше он мог пробежать три круга этой невероятно трудной трассы. В этом году шел такой сильный дождь, что крутые склоны, по которым проходит трасса, превратились в одно сплошное глиняное месиво. Юхан пробежал два круга, прежде чем сдаться, — тем не менее всего двое участников показали лучшие результаты, чем он.


— Моя мечта — поучаствовать в «Баркли» еще раз, чтобы пробежать все пять кругов.


— А если вам это не удастся?


— Это было бы очень досадно. Так много готовиться, и проиграть… Да, это было бы доказательством моей несостоятельности. Я бы тогда, наверное, разревелся и пронес это большое разочарование через всю жизнь.


— При этом все-таки хотите попытаться?


— Выбор тут несложный. Не узнаешь пределов своих возможностей, пока не попытаешься сделать что-то, с чем не сможешь справиться. Бросать вызов самому себе, ставить трудные задачи — это должно быть важным для каждого. Независимо от того, касается ли это работы или хобби. Никогда не упускайте шанса прожить жизнь немного полнее.


Юхан Стеене


Возраст: 44 года


Семья: Жена и двое детей


Место жительства: Сёдермальм, Стокгольм


Род занятий: Директор компании «Текнион» (Teqnion) и марафонец.


Прошлое: инженер, саксофонист и бегун национальной сборной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.