Черчесов стал тренером российской сборной после Чемпионата мира 2016 года. С тех пор его команда выиграла 29 матчей и проиграла 11. Во время Чемпионата 2018 года команда дошла до четвертьфинала турнира и выбыла, проиграв в серии пенальти команде Хорватии, одному из двух будущих финалистов. С тренером немецкой сборной Лёвом Черчесова связывает совместная работа в футбольном клубе «Тироль Инсбрук». В 2002 году оба стали чемпионами Австрии: Черчесов — как вратарь, Лёв — как тренер.

Будучи игроком клуба «Динамо Дрезден» Черчесов сыграл в 57-ми матчах, в то же время он защищал ворота российской сборной в 39-ти матчах.

С 2016 года Станислав Черчесов (55 лет) — тренер национальной сборной России. В четверг в Лейпциге россияне встречаются в товарищеской игре с немецкой сборной.

«Бильд»: Господин Черчесов, в Инстаграме вы опубликовали фотографию, на которой вы вместе с Йоги Лёвом (Йоахим Лев, или Йоги (Jogi Löw), как прозвали его немецкие СМИ — прим. ред.). Насколько вы дружны с ним?

Станислав Черчесов: Мы встретились на конгрессе ФИФА в Лондоне, позавтракали вместе и часто обмениваемся новостями. Во время Чемпионата мира мы также поддерживали контакт по смс.

— В Германии из-за неудачи на ЧМ его критикуют…

— Матч чемпионата мира против Южной Кореи (счет 0:2 предопределил выбывание немецкой сборной из отборочного турнира — прим. ред.) я смотрел по телевизору. После этого отменил тренерское совещание, потому что ужасно расстроился. Йоги Лёв занимает особое место в моей карьере. Но уверен, он справится с трудностями! В матче с Францией команда уже хорошо выглядела, а счет 0:3 против Голландии мог бы быть и 3:0. Если у вас в Германии есть кто-то лучше, чем Йоги Лёв, то тогда вы действительно исключительная футбольная страна.

— Часто обсуждается недостаток контакта между болельщиками с одной стороны и игроками и тренером с другой.

— Во время Чемпионата мира мы провели две открытые тренировки. Время от времени болельщикам и прессе нужно делать что-то приятное. Но цирка из этого устраивать нельзя. В конце концов главное — это результат. А чтобы добиться хорошего результата, нужно готовиться в спокойной обстановке. Если же каждую тренировку делать открытой, а результаты будут так себе, то в итоге во всем виноват будет тренер.

— Какие правила вы ввели для своих игроков?

— Наш девиз — «Свобода, но с ответственностью и концентрацией внимания». Конечно, у нас есть свободное время, ведь мы же не в армии. Но и не в детском саду. Каждый сам за себя отвечает. Однако сидеть по ночам в Твиттере или играть в компьютерные игры игрокам нельзя. Если же они все равно это делают, а потом вяло тренируются, то пусть отвечают за последствия. Опаздывать на обсуждения или на отъезд нельзя никому — но за два года моего тренерства в сборной этого ни разу не случилось.

— Игроки обязаны петь гимн?

— Нет. Это должно идти от сердца, тут приказывать нельзя. Я сам пел гимн только один раз — в день, когда мы выбыли из Чемпионата мира, во время праздника с фанатами, где нас приветствовали сотни тысяч болельщиков. Может быть, такие же эмоции нахлынут на меня и перед матчем в Лейпциге, заранее сказать не могу.

— Как получилось, что вы завели аккаунт в Инстаграме? Как-то это с вами не вяжется.

— Перед ЧМ в сети было много фейковых — якобы моих — аккаунтов, у одного было даже 100 тысяч подписчиков. Я пару раз просил спецслужбы их удалить. Но все время появлялись новые. Поэтому мне посоветовали официально завести собственный аккаунт. Что я и сделал. Но, правда, я не знаю, что надо делать в приложении. Этим вместо меня занимается один из моих друзей.

— Вы разделяете увлечения своих игроков?

— Я стараюсь идти в ногу со временем. Когда-то мне действовало на нервы, что мои игроки все время сидят в смартфонах. Теперь у меня самого два. Или взять татуировки. Раньше я считал, что татуировки бывают только у уголовников. Даже сегодня я захожу в душевую и прямо не знаю, где я — то ли в раздевалке, то ли в тюрьме. Но в общем и целом я к этому привык.

— Пару слов о вашем президенте, в Германии к нему относятся неоднозначно…

— Он наш лидер и делает свою работу великолепно. Во время ЧМ он приезжал к нашим игрокам, мы созванивались время от времени. После турнира он пригласил нас в Кремль. Он — сильная личность. Вероятно, многие в Германии завидуют, что он у нас есть, а у них нет.

— Смелый тезис. Но как бы то ни было: Чемпионат мира изменил страну?

— Прежде всего изменилось отношение к футболу. Теперь нам уделяют больше внимания, у нас великолепные стадионы, больше людей приходят на игры. Во время одного из матчей Чемпионата Европы (U-21), проходившем в Нижнем Новгороде, на стадион пришли 38 тысяч болельщиков. Кроме того, у нас улучшилась инфраструктура.

— А что изменилось для вас лично?

— После чемпионата мною заинтересовались пожилые женщины. Не знаю, почему. Недавно в Лондоне со мной на улице заговорила 85-летняя дама. Коренная жительница Лондона, прожившая там всю жизнь. И вдруг она захотела поговорить со мной о русском футболе. (смеется)

— Есть ли тренер, у которого вы чему-то учитесь?

— Тренеров, у которых ты стал чемпионом, как правило, ценишь особенно. С ними устанавливается тесная связь. Бесков, Романцев, Яра. К ним относится и Йоги Лёв. Во время ЧМ я заставил играть свою команду, как это делал Юпп Хайнкес (Jupp Heynckes) с баварцами в трижды победном сезоне 2013 года: напористо, экономично, результативно. Баварцы 2013 годы — у них был полный набор того, из чего для меня состоит футбол.

— Еще вопрос о подозрении российской сборной в употреблении допинга…

— Кто задает глупые вопросы, получает глупые ответы!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.