Восемь этих людей каждый год при полном параде собираются на встрече в Лондоне. Речь идет о лучших теннисистах планеты, которые принимают участие в стартующем в это воскресенье турнире Masters. При взгляде на памятное фото на ум сразу приходит сравнение с главами государств «большой восьмерки». Если присмотреться внимательнее, мастера мяча и ракетки не так уж и отличаются от лидеров восьми сильнейших мировых держав. Мы решили поиграть в сравнение политиков и спортсменов.

Джокович - это Барак Обама, шутник. Президент США - это душа «восьмерки». И настоящий кошмар для фотографов. Стоит ему перекинуться парой слов с одним из своих коллег, и снимок безнадежно испорчен. Последняя шутка американского лидера была посвящена новорожденной дочери президента Франции Николя Саркози: «своей красотой она пошла в мать, а не отца, и это к лучшему». На теннисных турнирах Новак Джокович стал чем-то вроде Обамы. Каждый год на Хэллоуин он надевает маску, чтобы удивить зрителей и порадовать фотографов. Его пародии на Марию Шарапову и Энди Роддика тоже прославились как в спортивных кругах, так и за их пределами.

Надаль - это Саркози, гиперактивный деятель. Во время каждого выступления президента пресса потешается над его небольшими причудами. Он постоянно дергает плечами, крутит в руках ручку и всячески проявляет нетерпение. Гиперактивный Николя Саркози просто не может усидеть на месте. Дайте ему в руки ракетку, облачите в шорты и тенниску и вы получите... Рафаэля Надаля. Тот постоянно поправляет одежду, вытирает разметку ногой, надевает и снимает повязку. По показаниям «причудометра» он, возможно, оставляет позади даже Саркози. Спросите у его соперников, которым иногда приходится по три часа дожидаться подачи (пока он, наконец, наиграется с мячом), есть ли у Надаля странности...

Федерер - это Меркель, лучший ученик в классе. Она никогда не скажет лишнего слова и действует в точности по намеченному плану - на фоне других Ангела Меркель похожа на примерную отличницу. Когда она недовольна, то не пытается подколоть оппонента, а делает ему замечание. Он же всегда отличался завидным умом и полагался на тонкие намеки, чтобы показать, что не в лучших отношениях с тем или иным игроком. Обладатель 16 титулов в серии Большого Шлема, Роджер Федерер является непререкаемым авторитетом в мире тенниса. Если его игровой интеллект ставит его выше соперников, Ангела Меркель умело применяет искусство дипломатической тактики.

Подробности: Марат Сафин счастлив без тенниса

Мюррей - это Кэмерон, британец до мозга костей. Этих двоих просто нельзя не сравнить. В своей резиденции на Даунинг-стрит Дэвид Кэмерон всегда появляется в безупречном костюме. Немного мрачный, но энергичный. Как и Энди Мюррей. Вы никогда не увидите ни одной складки на его белоснежной тенниске даже после трех часов активной игры. Еще одна общая черта - это целеустремленность. В пятилетнем возрасте Энди часами не выходил с теннисного корта, тогда как Дэвид подумывал о поступлении в Итон, кузницу кадров английской элиты.

Феррер - это Монти, вечно мрачный и озабоченный. О том, чтобы улыбнуться на фотографии, не может быть и речи. Экономист по образованию Марио Монти недавно сменил Сильвио Берлускони на посту председателя итальянского правительства. У него нет времени на политические партии - экономический кризис требует ежесекундной отдачи, и Марио Монти прекрасно это понял. В теннисе Давид Феррер придерживается той же политике. Главное - это побеждать в матчах, зарабатывать очки ATP и подниматься в рейтинге. Слишком серьезно? Нет, в этом и заключается секрет успеха. Еще вопросы? 

Цонга - это Нода, весельчак. Вы когда-нибудь видели, чтобы Жо-Уилфред Цонга выходил из себя? Нет, потому что он просто не способен на это и всегда находит способ оставаться в хорошем настроении. Несмотря на усталость или даже вылет из турнира, он всегда готов улыбкой поприветствовать публику. Есихико Нода немного похож на него. Посмотрите на последние официальные снимки «восьмерки»: у премьер-министра Японии откровенно веселый вид.

Еще по теме: большой любитель тенниса Борис Ельцин

Бердых - это Медведев, молчун. Когда вы встречаете его на улице, у вас не возникает желания похлопать его по плечу. И это понятно, ведь президент России не похож на того, кто будет смеяться по пустякам. На официальном обеде вы молитесь, чтобы вас не посадили рядом с ним. За трапезой, которая предшествует открытию турнира Masters, все обстоит точно так же. Томаша Бердыха также нельзя назвать любимчиком всего теннисного «класса».

Фиш - это Стивен Харпер, незнакомец. Когда вы видите кадры по телевидению, то каждый раз спрашиваете себя: кто это вообще такой? Далее вы перебираете названия стран-участниц. Но это все равно вам не помогает. Потом вам подсказывают: оказывается это премьер-министр Канады Стивен Харпер. На турнире Masters в Лондоне вы задаете себе похожий вопрос при виде этой каланчи с короткими волосами, который несколько неловко ощущает себя в костюме. Лучше не мучиться и сразу попросить разъяснений: его зовут Марди Фиш.