Коррупция в России кажется делом само собой разумеющимся. По существующим оценкам, ей подвержено более 15 миллионов государственных служащих, получающих низкую зарплату. Каждый знает, что небольшой знак внимания, например, презент в виде сигарет или спиртных напитков, может привести к цели быстрее. Если затея более масштабная, то тогда делается подарок в долларах или великодушно оплачивается поездка в отпуск. Как утверждается, в целом российская экономика на 40 процентов является криминальной.

Керстин Хольм (Kerstin Holm), уже более десяти лет работающая корреспондентом газеты FAZ в Москве, рассказывает в своей книге «Коррумпированная империя» о феномене, который является для России такой же отличительной чертой, как водка. Этот феномен был присущ ей не только в советские времена и в посткоммунистическую эпоху.

Еще при царе Петре Великом один его современник, немецкий дипломат, писал, что, мол, слуг государевых рассматривают как хищное воронье, так как они считают, что их должности дают им право высасывать из людей кровь. Царь им платил нерегулярно и зачастую не в полном размере.

В поисках первопричин коррупции среди чиновников Хольм обращается к средневековому военному принципу кормления. Согласно этому принципу, государственная служба рассматривается как право на самообеспечение. Петр Великий этот принцип отменил официально, что на положении дел, впрочем, отразилось не очень. Имели ограниченный эффект устрашения даже самые жестокие меры против коррупции, такие, как пытки и публичные казни.

Спустя три столетия, ситуация на диком Востоке изменилась мало: снова дают взятки, уклоняются от уплаты налогов, в том числе и потому, что, очевидно, никто не осознает себя чем-то обязанным государству. Последнее может иметь место только в отношении семьи и друзей. Кроме того, очень мало поверяющих лиц, поэтому многие аферы такого рода до сих пор не расследованы. «Практически все в стране» оказались бы при мизерной зарплате, резюмирует Хольм.

Ленин в 1923 году тоже критиковал пережитки «бюрократическо-капиталистического аппарата» царских времен. Однако в советские времена управленческие структуры продолжали множиться и усложняться.

Президент Владимир Путин был избран, среди прочего, и как борец с коррупцией. И сегодня суды все еще выносят приговоры государственным служащим за взяточничество, и снова проводятся кампании по борьбе с коррупцией и по наведению среди чиновников дисциплины. Но всему этому придается, скорее, чисто символическое значение.

Непонимание, существующее между небольшим слоем богатых людей и большинством нищего населения, сохраняет принцип коррупции как способ компенсации разницы в положении между богатыми и бедными.

В книге Керстин Хольм сделан глубокий анализ российской социальной и культурной истории. Автор, в конечном итоге, говорит о коррупции как о стабилизирующем факторе в деятельности государственных структур. Соответствующее руководство государства не заинтересовано в том, чтобы что-либо в этом менять.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.