Со времени окончания 'холодной войны' и распада Советского Союза разведки всего мира опасаются, что какая-нибудь советская атомная бомба окажется в руках террористов. 'Баланс устрашения' не срабатывает, так как у террористов, например, у 'Аль-Каиды', нет страны, в отношении которой они могли бы применить принцип возмездия.

tagesschau.de: Призрак атомной бомбы, которая может сработать от рук 'Аль-Каиды' в каком-нибудь крупном западном городе, видится многим разведслужбам мира. Насколько реалистичен этот сценарий?

Штефен Швартц (Stephen Schwartz): Я думаю, что к угрозе следует относиться серьезно. Совсем уж вероятным я его, тем не менее, не считаю.

tagesschau.de: Почему?

Швартц: Чем руководствовалась бы какая-нибудь коррумпированная ядерная держава, передавая в руки террористов оружие, которое, в конечном счете, может быть применено против ее самой?

tagesschau.de: А что тогда Вы считает вероятным?

Швартц: Самым вероятным является применение 'грязной бомбы'. Это радиоактивное вещество в соединении с обычной взрывчаткой. Опасность в результате увеличивается в несколько раз: с одной стороны, взрыв, а потом еще заражение местности. Все, как в случае с применением 'настоящей' бомбы, но по очень низкой цене.

tagesschau.de: Но дешевый вариант в целом не столь опасен, как 'оригинал'.

Швартц: Смотря по обстоятельствам. Дезактивация города стоит дорого, если она вообще возможна. Возьмите, центр Лондона, Токио или Нью-Йорка. Если несколько гектаров окажутся зараженными радиоактивными веществами, речь пойдет о миллиардах. А помимо этого - страх населения заболеть после подобных нападений. Радиоактивные вещества невидимы, и они не пахнут. Совсем нет необходимости разрушать здания, поскольку достаточно сделать их непригодными для жилья. Именно неуверенность превращает грязную бомбу в отличное оружие для террористов.

tagesschau.de: Почему же тогда подобное нас пока еще минует?

Швартц: По меньшей мере, однажды мы находились на пороге этого: несколько лет назад чеченские боевики намекнули, сколько они собрали материала для создания грязной бомбы. Говорят, шла речь о большом количестве цезия. С ним в Москве и в ее окрестностях можно было бы сотворить большое свинство.

tagesschau.de: Насколько эффективны меры, предпринимаемые в США против угрозы применения грязных бомб?

Швартц: По моему мнению, они пока недостаточно эффективны. С тем, чтобы предотвратить контрабанду ядерного материала, контролю подвергается, конечно, большое количество грузов на транспорте. Однако решительно настроенный террорист всегда имеет возможность что-то в страну завезти. Действовать, видимо, следует на ранних этапах: на черном рынке.

tagesschau.de: Что нужно делать, если стоит вопрос о приобретении ядерного материала на черном рынке?

Швартц: В России и в государствах-преемниках Советского Союза все еще сохраняются громадные арсеналы боеголовок, которые они хотят ликвидировать. Эти арсеналы хорошо охраняют. Но в меньшей безопасности находится материал, извлеченный из боеголовок. А русские, видимо, до сих пор не знают, сколько в общей сложности у них в хранилищах плутония и других материалов. Их просто никогда не подсчитывали.

tagesschau.de: Почему Россия ничего не предпринимает:

Швартц: У Москвы просто нет денег для настоящего подсчета и организации охраны своих арсеналов.

tagesschau.de: Как Вы объясните торговлю, которая стала возможной для отца пакистанской ядерной бомбы Хана на его родине? Говорят владельцами целых 'элементов для ее строительства' становились разные люди, и об этом в той или иной мере знали западные разведывательные службы.

Швартц: Это может иметь отношение к роли Пакистана в геостратегии США. В 80-е годы Пакистан был плацдармом для бойцов сопротивления, воевавших против советской оккупации в соседнем Афганистане. В то время пакистанцы только создавали свою первую атомную бомбу. А США десятилетие смотрели на это сквозь пальцы. Ядерная угроза в Азии объясняется также этим.

Впрочем, можно предполагать, что не только западные разведки, но и пакистанские военные и правительство в Исламабаде знали о том, какой бизнес Хан делал позднее на 'своих' технологиях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.