Шоу Лу Доббса (LOU DOBBS TONIGHT)

Приглашенные гости: Анатоль Левин, Грэм Элисон (Anatol Levin, Graham Allison)

То, что сегодня мы имеем в России - это, конечно, не коммунизм, но и, безусловно, не демократия.

Российский президент Владимир Путин сосредоточивает власть в Кремле.

Он говорит, что к этому его вынуждает война с терроризмом. Сегодня ко мне присоединились два эксперта по России. Мы поговорим о том, что будущее готовит России и ее отношениям с Соединенными Штатами.

. . . Далее в сегодняшней программе - концентрация Путиным власти. Российский президент заявляет, что нуждается в консолидации власти для борьбы с радикальным исламским терроризмом. Критики заявляют: это не что иное, как возврат к коммунизму. Я вернусь к вам вместе с двумя специалистами по России. Следующее - политика и международные отношения.

(Рекламная пауза)

ВЕДУЩИЙ: Шоу Лу Доббса продолжается. Новости, обсуждения, мнения. Слово Лу Доббсу.

ДОББС: Сегодня Соединенные Штаты скептически реагируют на планы президента Владимира Путина по масштабной перестройке российской политической системы. Путин говорит, что эти изменения необходимы для борьбы с поднимающим в России голову радикальным исламским терроризмом и приводит в качестве примера недавнее убийство сотен школьников в Беслане.

Эта перестройка укрепит власть Путина над региональными администрациями и приведет к концентрации политической власти в стенах Кремля. Госсекретарь Колин Пауэлл сказал сегодня корреспонденту информационного агентства 'Reuters', что этот план означает отход от некоторых демократических реформ в России.

Для обсуждения вопроса о влиянии этих шагов России ко мне присоединились Грэм Элисон, профессор, преподающий вопросы международной безопасности в Школе государственного управления имени Кеннеди Гарвардского университета, Бостон; а также Анатоль Ливен из Фонда Карнеги, Вашингтон.

Спасибо за то, что пришли.

Если позволите, начнем с Вас, Анатоль. Относительно шагов Путина после массовых убийств в Беслане, в условиях продолжения борьбы террористов и сепаратистов в Чечне. Как Вы думаете, оправданы ли такие действия российского президента?

АНАТОЛЬ ЛИВЕН, ФОНД КАРНЕГИ: Нет, в целом нет. В какой-то мере для этих шагов можно найти оправдания, однако я думаю, что в целом они непродуманны и потенциально опасны. Дело в том, что пытаясь усилить режим централизованного правления, особенно в национальных автономных республиках, Путин рискует распространить этнические волнения на те регионы Российской Федерации, которые до сегодняшнего дня жили в мире и согласии с Россией.

Поэтому я думаю, что такие действия опасны, они могут дать эффект, обратный ожидаемому. И что самое главное, они на самом деле не являются настоящим ответом на угрозу чеченского и исламского терроризма, они не могут ликвидировать катастрофические провалы российских служб безопасности.

ДОББС: Грэм Элисон, Вы согласны?

ГРЭМ ЭЛИСОН, ГАРВАРДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: Да, согласен. Я считаю, что в данном случае Путин использует эту трагедию в целях консолидации своей власти. Однако такая консолидация никак не может компенсировать неудачи Путина в Чечне, и она не будет иметь влияния на решение чеченской проблемы.

ДОББС: Вы оба несколько двусмысленно говорите об эффективности мер Путина. Мне показалось, если я вас правильно понял, что, по вашей оценке, остается много нерешенных проблем.

Первое. Эти меры не решают проблему Чечни для России и не дают ответа на чеченский вопрос. Второе. Они неэффективны в войне против радикального исламского терроризма. Третье. Они вызывают большие сомнения в приверженности России демократическим реформам; если позволите, они предполагают откат назад, к коммунизму.

Можно ли говорить так категорично, Анатоль?

ЛИВЕН: Они отнюдь не означают откат к коммунизму. В конце концов, в мире полно полуавторитарных государств со свободными рыночными системами. Следует сказать, что многие из таких государств являются союзниками Соединенных Штатов.

Путин не является коммунистом. Однако я думаю, что на него большое влияние оказывают две вещи. Первое: катастрофический спад в России при Борисе Ельцине в 90-е годы, который он связывает - в определенной степени правильно - с крушением центральной государственной власти и анархией 'парада суверенитетов' в стране.

ДОББС: Извините, Анатоль, я перебью Вас. Ради исторической справедливости следует сказать, что крушение произошло до рыночных реформ. Оно просто ускорило спад и снижение уровня жизни. Однако спад, то есть крушение, имело место.

ЛИВЕН: Ну да, крушение Советского Союза действительно имело место. Но Путин ассоциирует ельцинский период, например, с грабежом российского государства кучкой влиятельных и властных бизнесменов.

ДОББС: Конечно.

ЛИВЕН: И второе. На Путина - и нужно сказать, на многих людей во всем мире - оказали большое впечатление грандиозные успехи в экономическом развитии авторитарного китайского государства.

ДОББС: Я думал. . . Я думал, Вы с самого начала имели в виду китайский фактор.

ЛИВЕН: Безусловно.

ДОББС: Если позволите, Анатоль, я задам короткий вопрос Грэму Элисону. Какие последствия все это будет иметь для Соединенных Штатов? Для контактов между нашими странами? Государственный Секретарь Пауэлл за прошедшие три с половиной года шесть раз побывал в России. Если судить по визитам, отношения не слишком активные.

Каковы могут быть последствия для продвижения вперед отношений между Соединенными Штатами и Россией?

ЭЛИСОН: Я думаю, решающий момент здесь состоит в том, что стратегия Путина в отношении Чечни потерпела неудачу, так же, как и его стратегия в борьбе с терроризмом. Это не помогает в решении проблемы, а наоборот - углубляет ее. Поэтому, я считаю, что когда мы смотрим на Россию и на наши ставки в этой стране, главный вопрос для США состоит в следующем: можем ли мы помочь Путину лучше понять, что рычаги, на которые он давит, просто не работают? И далее: надо сделать небольшой шаг назад и подумать, есть ли лучший выбор. Я думаю, есть.

ДОББС: Хотели бы Вы стать тем представителем США, который подойдет к Владимиру Путину и скажет: 'Господин президент, Вы не так хорошо можете влиять на международную политику, как Соединенные Штаты. Мы считаем, что можем найти лучшие ответы на ваши проблемы'.

Анатоль, хотели бы Вы стать таким человеком?

ЛИВЕН: Ну нет. Я знаю, каким будет ответ: США не очень-то успешно действуют в Ираке. Однако лучше быть представителем США в России, чем президентом России. Знаете, при всей той справедливой критике в адрес Путина, следует сказать одно. Он руководит очень трудной страной. Соответственно, ему приходится принимать много очень трудных решений.